// // В проблемный период регионы требуют увеличения политических и экономических свобод российской федерации

В проблемный период регионы требуют увеличения политических и экономических свобод российской федерации

327

Кризис Российской Федерации

2
В разделе

В Госдуму поступили первые поправки регионов к антикризисной программе правительства. Вкратце они сводятся к «трём китам»: помощь госбюджета, изменение налоговых ставок, снижение тарифов. Однако кое-где звучат и политические требования. Есть примеры смекалки в поисках внутренних ресурсов, но они вряд ли могут кардинально изменить ситуацию. Недаром даже правительственные чиновники признают: в ближайшее время большинство недавно ещё благополучных территорий сядут на шею государству. Корреспондент «Нашей Версии» выяснял, чего хотят от центра субъекты Федерации и насколько обоснованны их запросы.

Ещё при принятии антикризисной программы (она, напомним, была одобрена на заседании кабинета министров 19 марта) высшие государственные чиновники подчёркивали: в её обсуждении должны принять участие регионы, поскольку именно от них зависит эффективность применения антикризисных мер на местах. Главы субъектов Федерации РФ в стороне не остались. Более того, некоторые из них выступили с весьма радикальными инициативами.

Так, Калининградская область считает целесообразным передать (во всех субъектах Федерации) право формирования правительства региона победившим на выборах партиям. Кроме того, власти анклава полагают, что губернаторы вновь должны представлять кандидатов для назначения (или увольнения) на такие посты в федеральных органах власти в регионе, как начальники УВД, ФНС, ФТС, ФМС и ФАС.

Остальным территориальным органам федеральной власти предложено перейти в прямое подчинение губернатору с передачей соответствующих полномочий от центра к регионам. Это касается Ростехнадзора, Роспотребнадзора, Роскадастра, Росимущества, Россельхознадзора, Роснедр, Росприроднадзора, Росздрава и Росавтодора. Наконец, глава области Георгий Боос считает целесообразным дать губернаторам право отстранять мэров и других глав органов местного самоуправления при одобрении этого решения местным советом либо жителями.

В отличие от Калининградской области власти юга России, особенно на Северном Кавказе, не мудрствуя лукаво попросту просят денег у центра. Они либо напрямую требуют финансирования из федерального бюджета значительной части своих расходов, либо – в лучшем случае – камуфлируют свои запросы. Так, Кабардино-Балкарская Республика (КБР) прямо пишет: «Немалое значение для экономики нашей республики имеет расширение государственной поддержки субъектов малого предпринимательства, а также создание институтов содействия их кредитования». Кстати, антикризисные предложения властей КБР – самые лаконичные. Помимо просьб о субвенциях они лишь предлагают создать в каждом регионе штаб по мониторингу ситуации.

Республика Северная Осетия – Алания (РСО) свои просьбы конкретизировала, изложив их на девяти страницах текста. Так, власти РСО хотели бы получить кредиты для семи ведущих промышленных предприятий республики в размере 2,03 млрд. рублей. И авансом выплатить деньги по совместно осуществляемым федерально-целевым программам (ФЦП). В Алании также предложили предоставлять регионам «бюджетные кредиты на покрытие кассового разрыва» и «дотации на выравнивание уровня бюджетной обеспеченности».

Механизм их действия в республике видят так: ввести понятие «региональное системообразующее предприятие» (почему центру можно, а им нельзя?) и выдавать кредиты ЦБ региональным банкам, которые обслуживают такие предприятия. При этом, считают власти РСО, прибыль банков нужно ограничить законом в размере суммарной величины ставки рефинансирования и 5% маржи банка.

А вот А чтобы смягчить удар для увольняемых с предприятий граждан, президент республики предлагает кредитовать выплату процентных ставок по ипотеке потерявших работу граждан из госбюджета.

По теме

Краснодарский край просит допустить региональные банки к кредитам Банка России. Кроме того, по мнению краснодарских чиновников, России нужна новая госкорпорация – сельскохозяйственная. Её главной задачей станет скупка у отечественного производителя пшеницы, картошки и других овощей.

Астрахань, в свою очередь, печётся о строителях. Власти региона предлагают субсидировать гражданам первоначальный взнос по ипотеке на первичном рынке. А также «предоставить налоговые каникулы для строителей и девелоперов, снизивших цены на социальное жильё».

Волгоградская область хотела бы упростить в федеральном масштабе процедуру оформления в муниципальную собственность невостребованной земли «для последующей передачи эффективным землепользователям». Помимо того, она выступает за то, чтобы территориальные органы ФНС и Росстата предоставляли губернаторам «расширенный перечень информации в части индивидуальных данных» по крупнейшим налогоплательщикам региона.

Кстати, подобное предложение звучит также и в посланиях других субъектов РФ, например Кемеровской и Нижегородской областей. «Главная проблема регионов сегодня – резкое сужение налогооблагаемой базы, – считает политолог Евгений Минченко. – Упала собираемость тех налогов, которые составляли львиную долю региональных бюджетов: на прибыль и подоходного. При этом падение базы совпало с заявленными правительством повышением пенсий и увеличением Фонда обязательного медицинского страхования (ФОМС). Последнего – на 40%. Но где у регионов источники для этого? Они не хотят быть крайними. Заметьте, пострадал больше всего именно региональный уровень, у местного самоуправления есть свои понятные твёрдые источники. Тот же земельный сбор, например. Так что вопрос денег для регионов – ключевой. И правительству никуда от этого не деться, так как нет ни одного региона, который мог бы справиться со всё более возрастающей нагрузкой».

В результате острой нехватки денег субъекты РФ в ЦФО вынуждены отказываться от социальных обязательств. В подавляющем большинстве случаев они являются дотационными, лишь немногие из них имеют крупных налогоплательщиков. Как и другие регионы, центральные губернии просят льготных кредитов, «выравнивания бюджетов», софинансирования проектов и другой помощи центра.

Однако есть губернаторы, изыскивающие внутренние резервы. Например, в Ивановской области Михаил Мень отправил на пенсию с опережением тех работников, кому оставалось до неё несколько месяцев. На высвободившиеся места приняты молодёжь и специалисты среднего возраста. Для тех, кому такой работы не нашлось, организовано переобучение. Популярностью пользуются профессии «садовник», «фитодизайнер интерьеров», «экскурсовод-краевед».

В Калужской области из 50 региональных целевых программ прекращено финансирование 31. Область предлагает центру «максимально ускорить проведение тендеров по государственному оборонному заказу и выплату авансовых платежей». Кстати, эта просьба звучит из нескольких десятков регионов – там ждут оборонного заказа и рассматривают его как чуть ли не единственную возможность поправить дела предприятий.

А тем временем Калужская область готова отказаться от важного социального обязательства – содержания домов престарелых и хосписов. Регион предлагает центру взять их финансирование на себя.

Предложено организовать «соглашение» между военкоматами и ПТУ, с тем чтобы выпускников сразу призывали, «с целью предупреждения их постановки на учёт в службу занятости в качестве безработных».

Курская область также хочет денег, предлагая «рассчитывать размер субвенций субъектам Федерации исходя из фактически сложившейся на рынке стоимости 1 квадратного метра жилья» в регионе. Кроме того, куряне предлагают законодательно закрепить «безотзывность вкладов» физлиц в региональных банках.

А вот в Cеверо-Западном округе, Карелии например, полагают, что часть проблем (по крайней мере с жильём) можно решить, установив фиксированный процент по ипотечным кредитам (10–13%). Также в республике ратуют за предоставление прямых бюджетных займов «эффективным хозяйствующим субъектам». Кто будет оценивать их эффективность, естественно, умалчивается.

По теме

Большинство идей, изложенных в антикризисном плане Архангельской области, как и следовало ожидать, связано с заготовкой и экспортом леса, а также производимой из него продукции: бумаги, целлюлозы и т.д.

Представители области «на голубом глазу» предлагают временно отменить штраф за сброс загрязняющих веществ в реки. Не менее замечательна и инициатива по созданию межсезонного банка древесного «кругляка» почему-то «преимущественно за счёт госбюджета».

Чиновная соль Вологодской земли более всего нуждается в создании государственного резерва чёрных металлов (по аналогии с соседским «кругляком»). А также в том, чтобы госбюджет оплатил форвардные закупки регионами минеральных удобрений для посева-2009. Надо полагать, что полный рай в Вологодской области настанет, если правительство примет их предложения, полностью отменяющие вывозные пошлины на лесопродукцию и ввозные – на пилы, трелёвщики, деревообрабатывающие станки.

Вдобавок Вологда осторожно прощупывает возможность приватизации лесных участков, конечно, на условиях целевого их использования. Среди разумных же предложений из этого региона стоит отметить идею об увеличении разового денежного пособия гражданам, переселяющимся из города в село, с 500 рублей до пяти прожиточных минимумов.

Свои «изобретатели велосипедов» есть и в других регионах. Так, Удмуртская Республика на волне кризиса предлагает законодательно закрепить прибыль банков до 3% маржи. А также просит передать полномочия по введению защитных мер, акцизных марок, лицензирования и проверки качества спиртосодержащей продукции.

Ход верный: в условиях, когда нефть и золото, газ и металл «падают», «жидкая валюта» вновь в цене. А то, что обложенные непомерными акцизами и замученные «проверками качества» спиртоторговцы свернут бизнес и переведут целые регионы России на денатурат и стеклоочиститель, экономистов Удмуртии, похоже, не волнует.

Они предлагают ещё одну иезуитскую меру наполнения бюджетов: простимулировать граждан и организации избавляться от машин старше восьми лет. Тем, кто этого не сделает, повысят транспортный налог за несоответствие экологическим нормам «Евро-0».

А Саратовская область хочет «закрепостить» мигрантов: они должны работать только у того работодателя, по квоте которого приехали, а не мигрировать уже внутри региона с завода на село и обратно, отбирая у местных жителей возможность подработки.

Республика Марий Эл, в свою очередь, прозрачно намекает: из-за налоговых новаций федерального правительства её бюджет-2009 теряет порядка 800 млн. рублей и хорошо бы возместить «выпадающие доходы». И вообще снизить ставку рефинансирования.

Курганская область (Уральский федеральный округ), живущая сельским хозяйством, требует от госбюджета «закупочных интервенций» на рынке сливочного масла, сыров и мяса, а также залоговых операций по сельхозпродукции и продовольствию.

А в промышленных отраслях – ввести трёхлетний мораторий на выплату дивидендов по любым ценным бумагам – чтобы «оставить в распоряжении предприятий инвестиционные ресурсы». Кроме того, Курган просит «новых видов бюджетных субсидий», угрожая кассовым разрывом регионального бюджета.

«Федеральных денег, на которые рассчитывают регионы, на всех не хватит, да и прозрачности при их распределении нет, – считает политолог Дмитрий Орешкин. –

Я уверен, деньги будут распределяться неэффективно, в зависимости от лоббизма и от того, кто будет громче кричать. А бежать надо не к тем, кто кричит, а к тем, кто молчит».

Особая ситуация у богатых недрами регионов. Так, Тыва не упустила шанса воспользоваться случаем и предложить пересмотреть методику расчёта стартового платежа за пользование недрами. Её предлагают изменить «в сторону заинтересованности инвесторов к освоению месторождений».

Для очистки совести тывинцы вспомнили об «инновационной экономике», которой уделялось немало внимания в предвыборной программе президента и планах правительства. И предложили создать в «особо депрессивных регионах» «инновационные кластеры». По их задумке в медвежьих углах появятся «малые инновационные предприятия», где учёные будут извлекать прибыль из знаний. И тем побеждать кризис.

По теме

Кемеровская область озабочена двойным налогообложением, из-за которого она недополучила от каждого из крупных плательщиков по 500–700 млн. рублей налогов.

Угольщики также вносят конкретные предложения по развитию внутреннего спроса на металлопрокат (для производства которого необходим коксующийся уголь) – заменить все изношенные коммунальные водопроводы, теплосети и котлы в стране.

Иркутская область озабочена проблемами алюминиевых заводов и судьбой продуктов нефтепереработки. По мнению властей региона, надо временно отменить вывозные пошлины на «сырой» алюминий и снизить ставку таможенной пошлины на вывоз нефти. А также предоставить налоговые льготы химической промышленности и принять хоть какое-то решение по Ковыктинскому газоконденсатному месторождению.

Иначе, как мягко намекают иркутяне, экономика области, как «наиболее сильно пострадавшая от последствий кризиса», не выдержит. Что повлечёт за собой дальнейшие увольнения, сокращения и остановку производств.

Магадан просит пересмотреть существующую систему лицензирования так, чтобы центр отдал в регион право выдавать лицензии на разработку месторождений россыпного золота и они стали бы «участком недр местного значения». А также изменить систему налогообложения, так чтобы почти выработанные месторождения ископаемых облагались по заниженной ставке. Поскольку золото моют и добывают в отвалах в основном малые предприятия, магаданские власти считают нужным дать право добычи физлицам-старателям, как ПБОЮЛ.

А вот в регионах, которые ресурсами не столь богаты, возможности для манёвров куда более ограниченны. Так, Хабаровский край в своих предложениях к антикризисной программе ожидаемо настаивает на отмене новых ставок ввозных пошлин на иностранные автомобили, запчасти, оборудование и комплектующие, «не имеющие отечественных аналогов».

Кроме того, приморцы озаботились вопросами трудовой миграции (применительно к их региону – китайцев): они хотят установить ответственность для работодателей, которые выбивают квоту на ввоз мигрантов одной профессии (допустим, сельхозрабочих), а используют их не по профилю.

Камчатский край предлагает ввести полностью протекционистскую политику в отношении своих производителей: создавать экономические зоны с особыми преференциями, установить потолок цены на социально значимые продукты питания, в том числе рыбу. Отдельной строкой прописано требование «компенсировать затраты на топливо при промысле низкорентабельных видов рыб».

Камчатка также хотела бы компенсации транспортных и топливных расходов (что характерно для всего Приморья), дешёвых кредитов для предприятий обрабатывающей промышленности. А также «дифференцированного подхода государственного регулирования и поддержки, с учётом территориального расположения субъектов Федерации» (мол, мы стратегически важные и от Москвы далёкие, значит, нам и давайте больше).

Эксперты считают, что правительство, хотя и увеличило расходы в госбюджете на различную помощь регионам, на разбазаривание Резервного фонда не пойдёт. Скорее он будет использоваться для того, чтобы заливать недовольство там, где оно реально вспыхнет. Вопрос в том, на сколько регионов хватит этих денег? И что делать потом, когда их власти будут вынуждены в массовом порядке отказываться от своих обязательств?

«Мы получим то же самое, что было в декабре в Приморье, если регионы не будут в состоянии выполнить свои социальные обязательства. И от увольнения 5–10 губернаторов ситуация не изменится: денег нет, а полномочия есть. Надо признать, что федеральная бюджетная политика была рассчитана на ситуацию экономического преуспевания», – считает политолог Минченко.

«Уже сейчас мы видим нарушение консенсуса элит, – полагает Орешкин. – И основные проблемы будут не уличные, народ у нас терпеливый, а элитные. Вот и эти предложения регионов показывают – элиты недовольны».

Опубликовано:
Отредактировано: 13.04.2009 11:49
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх