// // В попытке запретить прерывание беременности государство плюёт на здоровье нации

В попытке запретить прерывание беременности государство плюёт на здоровье нации

23

За абортом

В попытке запретить прерывание беременности государство плюёт на здоровье нации
В разделе

Наша страна единственная, разрешив аборты, не вкладывает ни копейки в профилактику нежелательной беременности. В России нет своего производства контрацептивов. Нет социальных программ, делающих импортные противозачаточные средства доступными для всех. Не предусмотрено репродуктивное образование подростков.

В итоге на настоящий момент мы занимаем первое место в мире по числу абортов. Один миллион семьсот тысяч в год — по официальной статистике и три миллиона — по статистике неофициальной. И депутаты Государственной думы, кажется, нашли выход. Они всё чаще говорят о запрещении абортов. Несмотря на то что, по данным ВОЗ, запрет на аборт увеличивает материнскую смертность в пять раз и примерно во столько же становится больше детей улиц. Возможно, депутаты не в курсе тонкостей, но, на наш взгляд, невежество порой становится преступлением.

–Ни один здравомыслящий человек, — говорит «Версии» директор Российской ассоциации «Планирование семьи» Инга Гребешева, — не скажет, что аборт — это хорошо. Это крайняя, но необходимая мера. В конце концов, только женщина может решать, нужен ей ребёнок сейчас и от этого мужчины или не нужен.

— Больше того, — подтверждает высказанное мнение известный столичный врач, директор центра подготовки к родам «Рожана» Жанна Цареградская, — женщина, только узнав о задержке, на подсознательном уровне решает, будет она вместе с ребёнком или нет. Если нет, но социальные причины заставляют её продолжать носить плод, в 70% случаев она родит нежизнеспособное дитя или ребёнка-инвалида. В остальных 30% не сможет стать достаточно хорошей матерью.

Больше полумиллиона женщин погибают от осложнений во время беременности и родов

Искусственное прерывание беременности — проблема многоплановая. Кроме морально-нравственной и медицинской она содержит политическую, демографическую и просветительскую составляющие.

Первый аспект самый непростой. Потому что противники абортов и представители христианской церкви заявляют: «Аборт — это узаконенное убийство». И имеют в виду убийство человека. Каждый, кто пытается с этим спорить, выглядит некрасиво.

Аборт нередко подрывает репродуктивное здоровье. Особенно, если речь идёт о первой беременности. Ежегодно на планете чуть больше полумиллиона женщин погибают от осложнений беременности и родов, и из них порядка 15% по причине абортов. Но нельзя не отметить, что это проблема стран третьего мира, и России в том числе. Потому что 95% абортов у нас делаются методом кюритажа, то есть механического выскабливания плодного яйца металлической ложкой-кюреткой. Оставим подробности, они малоприятны. Просто вспомним, что этот варварский, если не фашистский метод давно не используется в развитых странах. Его заменили технологии ручной и электрической вакуумной аспирации и медикаментозный аборт, которые снижают риск для здоровья женщины во много раз. Всего в мире каждый год делается 46 млн. абортов. Из них 20 млн., по мнению ВОЗ, являются небезопасными в силу недостаточной квалификации специалистов, отсутствия современной техники и невыполнения минимальных медицинских стандартов. Дело в том, что опасен не сам аборт, а осложнения после него. В России подобных осложнений в шесть-восемь раз больше, чем в Европе.

Политическая проблема в том, что многие депутаты провозглашают программы не для счастья каждого отдельного человека, а для привлечения определённой части электората, перенимая американские традиции, соответственно разрешая или запрещая аборты. К тому же с точки зрения государства было бы выгодно запретить прерывания вообще. Дело в том, что государство ни в коем случае не защищает интересы отдельного индивидуума. Его задача запасаться либо молодыми рабочими руками, либо пушечным мясом в зависимости от ситуации. В то время как из запланированных детей не вырастают ни те, ни другие. Запланированные дети становятся архитекторами, писателями, киноактёрами и бизнесменами, которые государству не нужны. По крайней мере нашему государству.

По теме

Проблема численности населения (в России оно активно сокращается) только на первый взгляд решается с помощью запрета абортов. На самом деле, по данным ВОЗ, из-за расцвета криминальных абортов в пять раз возрастает материнская смертность. Примерно в пять раз возрастает детская смертность. В несколько раз увеличивается количество детей улиц, которых у нас и так больше всего в мире. (По данным академика Н.М. Римашевской — 3 миллиона.) А дети улиц — это кроме прочего кузница криминального мира, из них выходит 80% преступного контингента. По данным исследования, проведённого в России Детским фондом ООН, уже среди выпускников детских домов и интернатов 40% зарегистрированных преступников, 30% алкоголиков и наркоманов, 10% совершали попытку самоубийства.

Наконец, при развитом репродуктивном просвещении подростков проблемы исчезают сами собой. Нежелательных беременностей просто не происходит или почти не происходит. Аборты делаются в подавляющем большинстве по медицинским показаниям. Лидер по минимизации абортов — Голландия. Всего 5,3 на 1 тыс. населения в год. У нас в девять раз больше — по официальной и в 15 раз больше — по неофициальной статистике. При том, что в Голландии женщина совершенно свободна сделать выбор: сохранять ей беременность или нет. И решившая сделать аборт там не подвергается ни унижению, ни стигматизации, ни методу кюритажа. Оказывается, проблему можно решить культурными способами, без лозунгов и запретов. Но мы с вами не в Голландии.

Самый дешёвый способ предохранения обходится в 200 рублей

Мы в России, для которой 3 млн. абортов в год далеко не предел. Пика по искусственным прерываниям беременности страна достигла в конце 80-х, когда официально было зарегистрировано 7 млн. абортов по России и 10 млн. по СССР. Аборты давали огромное количество осложнений. Ситуация сложилась вопиющая. Было понятно: ещё чуть-чуть, и россиянки вообще не смогут рожать. До 87-го года у нас практически не было элементарных презервативов. Нигде. Аборт служил единственным методом планирования семьи. Именно тогда правительство начало финансировать специальные программы, то есть масштабно закупать контрацептивы. В стране официально признали вакуумаспиративный и медикаментозный методы. Государство закупало противозачаточные средства, в том числе гормональные, и контролировало розничные цены. Количество абортов сразу стало падать, а к 1993 году сократилось в 2,3 раза и пересекло 3-миллионный рубеж. После чего в 1994 году Дума зарубила финансирование этой области и от проблемы отвернулась. Закупкой противозачаточных средств занялись коммерческие структуры, и цены подскочили. Число женщин, употребляющих ежедневные таблетки, уменьшилось на 10%. Сейчас самый дешёвый месячный курс гормональных контрацептивов стоит 200 рублей, что для большинства школьников, неработающих студентов и женщин с низким уровнем доходов недоступно. Всем этим людям, считает Инга Гребешева, правительство любого нормального государства обязано раздавать контрацептивы бесплатно. Причём анонимно, корректно и вежливо.

Есть и другие стороны проблемы. Гормональные средства сегодня свободно продаются во всех аптеках, и их могут использовать женщины, которым эти препараты противопоказаны. К тому же многие девушки пользуются экстренными дозами гормонов, то есть пьют сразу много таблеток после незащищённого полового акта. Это допустимо, но только в чрезвычайных ситуациях, после консультации у специалиста и далеко не каждый месяц.

Наши женщины ничего не знают о себе

При всей распространённости противозачаточных средств культура их применения в России остаётся низкой из-за полного отсутствия репродуктивного просвещения. Так, в Москве существует только один центр полового воспитания молодёжи, возле станции метро «Щукинская», бесплатный (тел. 190-51-41). Прекрасный центр, где приятные специалисты, горы брошюр, индивидуальная запись на приём и выезд в школы. Я лично посетил его и узнал, что центру осталось жить недолго. С него требуют 300 тыс. рублей за аренду, которых некоммерческой организации взять просто негде. Так что, можно сказать, что в Москве скоро не останется ни одной структуры по профилактике нежелательных беременностей.

По теме

В итоге в России количество женщин, применяющих современные методы контрацепции, в четыре-пять раз меньше, чем в странах Западной и Восточной Европы. Так, менее 25% наших женщин репродуктивного возраста пользуются гормональной контрацепцией, а в Европе более 75%. Результат налицо. Вот официальные показатели числа абортов на 1 тыс. женщин в год. США — 21,3; Великобритания — 14,2; Финляндия — 11,7; Нидерланды — 5,3; Россия — 45,8 (по неофициальной статистике — 80,8).

Проверьте себя. Сколько из методов современной контрацепции из перечисленных ниже известны вам хотя бы на слух: презервативы; таблетки ежедневного применения; внутриматочные спирали; расчёт опасных дней; прерванный половой акт; таблетки разового применения; женская стерилизация; спермициды; подкожные капсулы; мужская стерилизация; уколы; вагинальные гормональные кольца? Видимо, чуть больше половины.

Беда ещё и в том, что многие врачи-гинекологи говорят женщинам после аборта: «Гормональная контрацепция очень вредна. В случае чего, придёшь — сделаем аборт. Ничего страшного». Так происходит, потому что им выгодно получать деньги за прерывание беременности. Согласитесь, бесплатные аборты — миф. Просто в частных клиниках деньги отдаются в кассу, а в государственных — в руки врачам. Что же до женских консультаций при поликлиниках... Один раз попав туда, многие женщины говорят: «Я узнала, что такое ад!»

Не вызывает сомнения, чья это вина. Государство должно обеспечивать активный противовес абортам с помощью просвещения и контрацепции. А наше государство бросило репродуктивное здоровье женщины на произвол судьбы.

Для сравнения: во Франции аборт платный. Зато гормональная контрацепция внесена в систему медицинского страхования. Показанные врачом противозачаточные таблетки женщина получает бесплатно. Кто думает, что в министерстве здравоохранения Франции сидят идиоты, пусть первым бросит в меня камень.

Рожать следующего ребёнка можно лишь через четыре года

Искусственные аборты существовали в древнем Египте, Риме и Карфагене. В целом везде, где присутствовала сексуальная культура. По каким причинам каждая конкретная женщина идёт на аборт, известно только ей, но статистических исследований множество. В нашей стране в большинстве случаев решение принимается в связи с недостаточным материальным обеспечением и отсутствием постоянного отдельного жилья. Очень часто женщины боятся потерять работу. Во многих частных компаниях открыто спрашивают при трудоустройстве: «Рожать не собираешься?» Законодательство крайне нечётко сформулировано в отношении негосударственных предприятий. Беременную женщину не составляет труда уволить по изменению штатного расписания, сокращению штата и по массе других причин. Молодых женщин вообще менее охотно берут на престижную работу. Никому не хочется оплачивать декретный отпуск и больничные по уходу за детьми. Зато все кричат о сокращении рождаемости и вымирании этноса. Чего бы ему в таких условиях не вымирать?

— Депутатам и священнослужителям стыдно не знать, — считает Жанна Цареградская, — что репродуктивный цикл женщины составляет четыре года. Рожать следующего ребёнка, пока предыдущий не оторван от груди, — дикость. Грудной младенец требует всё внимание матери целиком, и за двумя она просто не в состоянии адекватно уследить. Если женщина хочет много детей, интервал между рождением и новым зачатием должен составлять от трёх с половиной до пяти лет. Статистика показывает, что при слишком маленькой разнице в возрасте между детьми в 30% случаев один из детей погибает. Так что хуже, аборт или смерть уже родившегося ребёнка? Аборт — убийство, а смерть живого человека не будет убийством?

Кроме риска для жизни в младенчестве дети с маленьким возрастным разрывом плохо относятся друг к другу. По причине подсознательной конкуренции. Этот дефект можно преодолеть, вкладывая огромные усилия в воспитательную работу. Что редкость. В большинстве случаев такие дети будут постоянно ссориться, а повзрослев, разъедутся и порвут семейные связи. Очевидно, подобная перспектива не входит в планы родителей, рождающих много детей.

По теме

— До революции, до выхода на политическую арену Инессы Арманд и Александры Коллонтай, — рассказала «Версии» этнолог-гендеролог, старший научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАМН Мария Григорьевна Котовская, — понятия осознанного материнства не существовало. Детей посылал Бог. Сколько и когда хотел. В итоге к 40 годам крестьянки рожали по 10—16 раз, имели четыре-пять выживших детей, а сами превращались в старух.

В 1920 году впервые в мире в России был легализирован аборт. Только после этого появилось понятие «осознанное материнство» — возможность желать, планировать и рожать в нужное время долгожданное дитя. Разрешение абортов стало широким шагом в истории прогресса человеческой свободы, особенно женской. К тому же разве найдётся на Земле человек, который не хотел бы родиться запланированным и долгожданным?

Младенцы в мусорных баках

Думаю, что нет. Разве какой-нибудь изощрённый мазохист. Ещё не стёрся из памяти опыт Польши и Чехословакии, где после запрещения абортов каждое утро находили множество новорождённых младенцев, выброшенных в мусорные баки, на свалки или оставленных под дверями приютов. А у нас? Дети, живущие в собачьих будках, канализационных стоках и теплоцентралях? Вынужденные попрошайничать, воровать и заниматься проституцией? 90% из 3 млн. российских беспризорников имеют живых родителей. Во сколько раз увеличится их количество после запрещения абортов? В полтора, три, пять раз? Плевать на это священникам и депутатам, живущим в достатке на деньги паствы или налогоплательщиков. Зачем заниматься неразрешимыми проблемами? На этом не прославишься. Другое дело — запретить аборты. Вкладывать не надо ни копейки ни в медицину, ни в просвещение, ни в контрацепцию. Зато сразу сколько избирателей. Благодаря молчанию правительства с проблемой люди незнакомы. Они слышали только об узаконенном убийстве. Конечно, все мы против узаконенного убийства. Разве с этим поспоришь?

Однако люди, хорошо знакомые с проблемой, думают прямо противоположно. Они полагают, что максимум жестокости и негуманности в рождении никому не нужных малышей, а не в прерывании нежелательной беременности на ранних сроках.

— Если у матери изначально складывается негативная установка на ребёнка, — уверена Жанна Цареградская, — она всё равно её реализует так или иначе.

Богатые и интеллигентные женщины при этом будут испытывать чувство вины, а женщины из социально неблагополучных групп вообще не станут заниматься нежеланными детьми.

В то же время культура планирования семьи у нас такова, что в богатых и интеллигентных семьях рождается около 60% запланированных детей. А среди людей неинтеллигентных и плохо обеспеченных планирование осуществляется только с помощью искусственного прерывания беременности. Недаром каждая российская женщина в среднем делает около трёх абортов за жизнь.

Каждый десятый из них приходится на долю несовершеннолетних. Это ужасно. Но ещё ужаснее, что восемь абортов из 10 делают женщины в оптимальном фертильном возрасте, не умеющие или не имеющие возможности предупредить нежелательную беременность.

— Что удивляет меня лично, — говорит Инга Гребешева, — почему наши уважаемые депутаты молчат о том, что у нас детская смертность на первом году жизни в четыре-пять раз выше, чем в Европе. Что у нас детская смертность на первых пяти годах жизни в пять раз выше, чем в Европе. То есть дети, миновавшие самый трудный период, умирают от пневмонии, инфекций и злокачественных образований. Почему мало говорят о том, что уровень сифилиса в России в 200 раз превышает средний показатель по Западной Европе. Что от половых инфекций и варварских абортов каждая пятая наша пара бесплодна. Может быть, сначала надо стремиться к тому, чтобы был здоров и по человечески жил тот ребёнок, который уже появился на свет?

Ответ очевиден. Гораздо проще навести шорох разговорами о запрещении абортов.

Допустим, депутаты, желающие их запретить, просто незнакомы с проблемой. Но имеют ли право они, живущие на деньги налогоплательщиков и пользующиеся всеми возможными льготами, — имеют ли они право на подобное невежество? И будучи профанами, имеют ли право поднимать проблему с трибуны? Не идёт ли здесь речь о преступлении против собственного народа?

Опубликовано:
Отредактировано: 13.08.2007 16:37
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх