// // В чём смысл «стратегических договоров» России с «непризнанными республиками»

В чём смысл «стратегических договоров» России с «непризнанными республиками»

674

Не халявщик, а партнёр

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
В разделе

Заключив договор о стратегическом партнёрстве, Москва и Сухум довели Запад буквально до истерики. Казалось бы, что такого: маленькая Абхазия и большая Россия в очередной раз протянули друг другу руку дружбы. Отчего же Европа с Америкой буквально забили в набат? Оказывается, нашим заклятым друзьям всё-таки есть от чего вознегодовать. Дело в том, что впервые провозглашённое стратегическое партнёрство нашей страны и «непризнанной республики» не только создаёт прецедент и неизбежно повлечёт за собой заключение аналогичных пактов с другими «непризнанными», но и ставит крест на идее расширения НАТО на восток. Да и в значительной мере ограничивает влияние покорных вассалов Запада из бывших советских республик, напрочь лишая их возможности политического манёвра.

Давайте-ка разберёмся, что же на самом деле произошло в сочинской резиденции президента России «Бочаров Ручей», где Владимир Путин и Рауль Хаджимба подписали двусторонние российско-абхазские соглашения, и почему подписание договора вызвало столь нервозную реакцию в мире. До сих пор Кремль ни разу не заключал подобные пакты с непризнанными республиками, образовавшимися в результате распада СССР. Мало того, до недавних пор Москва следовала негласному дипломатическому протоколу, не допускавшему никаких двусторонних контактов глав Российской Федерации с коллегами из не признанных международным сообществом стран. К примеру, президент Борис Ельцин мог позволить себе встречу с главой Приднестровья Игорем Смирновым лишь в присутствии президента Молдавии. Всё изменила «пятидневная война», развязанная Тбилиси против Цхинвала. Только после неё начались прямые двусторонние контакты первых лиц российского государства с главами Абхазии и Южной Осетии. А вот, скажем, с руководством Приднестровья контакты на высшем уровне до сих пор происходят при посредничестве специального российского представителя, а не напрямую. А уж о том, чтобы заключить стратегическое партнёрство, предусматривающее высшую степень взаимной ответственности за государственный суверенитет сторон, и речи быть не могло.

В «Бочаровом Ручье» закончилось продвижение НАТО к российским границам

Вот, собственно, в чём и кроется смысл стратегического партнёрства. Вступает Россия в военный конфликт – Абхазия тоже объявляет войну агрессору. Нападает враг на Абхазию – на защиту немедленно приходит Россия. И не случайно официальный Тбилиси немедленно отреагировал на подписание российско-абхазского договора, назвал действия Москвы «шагом к фактической аннексии» территорий Грузии и «вызовом, который Россия бросает как «европейским устремлениям» бывшей советской республики, так и «европейской безопасности в целом». Всё, у грузин больше нет ни единого шанса заново «присоединить» к себе сбежавшую прочь Абхазию – любая попытка «воссоединиться» при помощи оружия повлечёт за собой однозначную реакцию Москвы. И Тбилиси, понятное дело, не поздоровится. «У Москвы и до заключения «стратегического партнёрства» действовал «большой договор» с Абхазией, который можно было просто пролонгировать, не заключая новый, – поясняет грузинский военный эксперт Ираклий Аладашвили. – Но прежний договор не ставил ребром вопрос коллективной безопасности. Две тысячи абхазов, служащих в сепаратистских (sic!) военных формированиях, погоды не делали». Были ещё две группировки российских войск, примерно 5 тыс. военнослужащих и тысяча пограничников. Но теперь численность этого контингента не имеет никакого значения: Москва за несколько суток при необходимости может перебросить в республику до 50 тыс. «штыков».

Таким образом, считает военный эксперт, заключая договорённости о стратегическом партнёрстве, Кремль переходит к заключительному этапу установления контроля над бывшими советскими республиками при помощи «непризнанных анклавов». Для того чтобы удерживать Тбилиси в фарватере своих внешнеполитических устремлений, у Москвы имеются Сухум и Цхинвал. Чтобы контролировать Баку – есть Нахичевань. Удержать Кишинёв от резких движений можно при помощи Тирасполя. Киев – задействовав Донецк и Луганск. Невозможно вступить в Евросоюз или НАТО, имея в своём составе неподконтрольные центру анклавы, во всяком случае – формально невозможно. Единственный способ ограничить продвижение НАТО на восток – задействовать непризнанные республики, связанные стратегическим договором о взаимной военной поддержке с Москвой. «Фактически Путин при помощи стратегических договоров накидывает узду на наши европейские устремления, – резюмирует Ираклий Аладашвили. – Убеждён, что за российско-абхазским договором последуют и другие – в самое ближайшее время». Так что внезапную истерику наших евро-атлантических «партнёров», как их называет президент Путин, вполне можно понять – намедни в «Бочаровом Ручье» закончилось продвижение НАТО к российским границам.

По теме

На кону стоит государственная безопасность России

Злые языки уверяют, что заключение актов о стратегическом партнёрстве с Россией выгодно руководству непризнанных республик лишь по одной, сугубо «шкурной» причине. Это как минимум двукратное увеличение помощи из Москвы. Уже известно, что в следующем году в бюджет Абхазии поступит 5 млрд российских рублей – вдвое больше, чем в текущем году. Даже противники президента Хаджимбы, объединившиеся вокруг местной партии «Амцахара», вышедшие на митинг в день подписания договора о стратегическом партнёрстве, митинговали, оказывается, не против партнёрства как такового, а лишь против того, что власти могут израсходовать выделенные им немалые деньги, так сказать, ни с кем не поделившись. «Мы к договору претензий не имеем, – сообщил прессе сопредседатель «Амцахары» Гарри Саманба, – мы лишь хотим поучаствовать в его реализации». Как бы там ни было, Москве есть за что удвоить ставки – на кону стоит государственная безопасность России. И принимать наших стратегических партнёров за халявщиков, придумавших действенный способ поживиться за счёт российских подачек, право, неумно.

И ещё один штрих к российско-абхазскому стратегическому партнёрству. Президенты договорились о восстановлении железнодорожного сообщения из Сухума в Ереван через Тбилиси. «В Армении дислоцирована ещё одна военная база России, – поясняет грузинский военный эксперт Ираклий Аладашвили. – Пробивая сухопутный маршрут в Армению, с которой у России нет общей границы, Кремль, таким образом, укрепляет свой главный блокпост на Южном Кавказе. Армения – ворота на юг для России, в Иран, Сирию и так далее».

Опубликовано:
Отредактировано: 01.12.2014 10:06
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх