// // В Челябинской области в банк заложили посёлок вместе с людьми

В Челябинской области в банк заложили посёлок вместе с людьми

1068

Новые русские крепостные

2
В разделе

Крепостными крестьянами жители села Наровчатка Агаповского района Челябинской области называют себя не без веских на то оснований. Предпринимателю из Магнитогорска Сейрану Варагяну Наровчатку то ли проиграли, то ли отдали за долги. А сам он недавно заложил село в банк – вместе с заселёнными домами. Но удивительнее всего то, что местные чиновники и правоохранители не видят в происходящем ничего сверхъестественного: по их мнению, Варагян не нарушил закон, а значит, он прав.

Анекдот. Правительственный час в Госдуме, российский премьер выступает с трибуны: «Мы много хорошего сделали для нашей страны, пора и о людях подумать». Из зала реплика: «Вот-вот, о людях! Хорошо бы по 200 душ каждому!» Зная историю жителей Наровчатки, и не поймёшь, то ли смеяться тут, то ли плакать. Сов­хоз «Наровчатовский» в 90-е годы приватизировали. Переделали документы, и «Наровчатовский» стал ЗАО «На­ров­чатское». В 2005 году ЗАО обанкротилось, и его имущество выставили на торги. И как-то так вышло, что в имущество ЗАО попала вся местная недвижимость. Причём не только постройки социальной инфраструктуры, но и жилые дома. Выкупил всё это добро пять лет назад Сейран Варагян – нынче он единственный собственник всех окружных земель Наровчатки. Вознамерился он как-то получить кредит в банке под залог недвижимости, так кто же ему помешает? Точно не местные жители – прямые наследники основателей поселения.

Как вышло, что местные жители не приватизировали свои дома? Из-за простой логики – чего их приватизировать, если они и так им принадлежат? Можно сколько угодно смеяться над этим, но подавляющее большинство российских крестьян – порядка 90% – так и живёт в неприватизированных постройках. Так или иначе, но в одночасье Сейран Варагян стал помещиком, прикупив вместе с обанкроченным ЗАО дома, в которых проживали 117 живых душ. Которые нынче решают, бежать им прочь от своих домов, пока не поздно, или остаться. На барщину ведь не гонят. Пока.

Граждане сами виноваты – не знают, где надо искать защиты

Те местные, что поактивнее, несколько раз обращались в прокуратуру района – проведите проверку! Были проверки, не менее трёх. Всякий раз сотрудники надзорного органа разводили руками – всё законно, нарушений не видим. Что же делать? Судиться? По закону предметом залога в банке может быть любое имущество, принадлежащее юридическому или физическому лицу на законных основаниях. Варагян владеет Наровчаткой законно – купил и владеет. Договор социального найма с местными жителями не заключался (кстати, в местной администрации так и не смогли объяснить, по какой причине, хотя догадаться, как вы понимаете, не мудрено). В общем, никто никому ничего не должен.

Можно сколько угодно талдычить о правовой безграмотности подавляющего большинства наших сограждан, но никто пока толком не предпринял усилий для того, чтобы её преодолеть. Или хотя бы предоставить безграмотным некие правовые гарантии. «Безалаберность граждан, с одной стороны, и чьё-то желание нажить на них деньги – с другой, переводит проблему из плоскости экономических отношений в плоскость политическую или административную, – разъяснил председатель коллегии адвокатов «Ваш юридический поверенный» Константин Трапаидзе. – При этом давным-давно существует судебная практика, суды становятся на сторону граждан, которые вместо того чтобы оспаривать в судебном порядке и доказывать факт принадлежности имущества, пошли по простому пути жалоб в инстанции». Видите же, никаких проблем! А люди из проданной Наровчатки между тем разъезжаются. Сегодня в посёлке заселёнными остаются общежитие и пара-тройка домов. Крестьяне говорят: нет у нас денег, чтобы судиться. А суму взять и с ней пойти по миру, как поступило большинство местных, те, кто остался, боятся больше, чем барщины. Шесть лет назад в селе проживали 1843 человека. Работали дом культуры, средняя школа, детский сад, физкультурно-оздоровительный комплекс и комбинат бытового обслуживания. Сегодня остались чуть более сотни человек. Те, кто по их же собственным словам, готовы стать крепостными. Идти им всё равно некуда.

По теме

Граждан обманули их власти

А что же местные власти? Четыре года назад, когда лендлорд Варагян не без доли цинизма предложил местным жителям выкупить у него жильё по рыночной стоимости (я же заплатил 16,8 млн рублей за Наровчатку – затраты нужно отбить), местные чиновники повели себя крайне показательно. Было так: в ходе первой проверки прокуратура установила, что два десятка лет назад местный жилой фонд включили в «конкурсную массу» «Наровчатского» незаконно. То есть людей обманули, не дав им возможности приватизировать свои квадратные метры. Местный житель Рафаэль Жемалетдинов обратился в суд, потребовав передать свою квартиру в муниципальную собственность. Главным свидетелем по делу проходил бывший руководитель совхоза и действующий глава Агаповского района Александр Домбаев. В суд его вызывали трижды, и трижды Домбаев «заболевал». «Я считаю, что моё присутствие на судебном заседании необязательно, – цитировало Домбаева одно из печатных изданий. – Поймите, я ведь не железный, чтобы выслушивать эмоциональные всплески истца, который зациклился на своей обиде. А квартира ему, кстати, покупалась во благо». «Покупалась»! Да как она могла ему покупаться, если Жамалетдинов въехал в неё в 1997 году?! – негодовали жители посёлка. – Тогда и регистрационной палаты не было, все сделки через нотариуса проходили!» Выяснилось, что тогдашний глава района Давлетбаев, якобы действуя в сговоре с директором Домбаевым, передали по документам квартиру Жемалетдинова неким Губайдуллиным, не спросив у жильца согласия. Бесчинство местечковых столоначальников? Оно самое.

Если бы дело происходило в упразднённом колхозе, расклад был бы совершенно иной, отмечают юристы. Но в Наровчатке был не колхоз, а совхоз, и здесь различия принципиальные. В совхозах вся собственность, включая и весь жилой фонд, была государственной. В ходе приватизации тот, кто желал выкупить собственность у колхозников, должен был выкупать их паи. А выкупить собственность совхоза можно было по договору с государством, на льготных, как правило, условиях. Жилой фонд совхозов числился как ведомственное жильё. В общем, лазеек для нарушения закона имелось предостаточно, чем и пользовались оборотистые люди. А местные чиновники им оказывали всяческую поддержку.

Крестьянам предложили выкупить их дома по полтора миллиона

Не так давно Александра Домбаева на посту главы района сменил Байдавлет Тайбергенов. Бывший офицер полиции, человек, судя по всему, честный. Два месяца назад он организовал встречу «крепостных» с уполномоченным по правам человека в Челябинской области Маргаритой Павловой. Чиновница пообещала содействовать проведению оценки занятого людьми жилищного фонда, чтобы местные могли его выкупить не по рыночной, как предлагал Варагян, а по остаточной стоимости. Рыночную стоимость среднего дома, к слову, представители Варагяна определили в 1,6 млн руб­лей – об этом нам поведали члены семьи Кечиных, проживающих в Наровчатке. Что же, проблема исчерпана? Отнюдь. Дело в том, что Варагян больше не желает продавать недвижимость в Наровчатке. Вернее, так: ровно год назад предприниматель передал 100-процентную долю в ООО «Агрофирма «Наровчатка» генеральному директору фирмы Пирузе Григорян, и, таким образом, Варагян больше не является местным помещиком. Хотите выкупить дом? Не ко мне! Между тем Пируза Князовна Григорян – супруга Варагяна. Видать, есть у этой семьи некие планы и на Наровчатку, и на жилые дома. И, не исключено, что и на местных жителей.

«Мы ничего не можем поделать с тем, что у нас происходит, – жалуется глава села Геннадий Разорёнов, руководящий Наровчаткой с прошлой осени. Те чиновники, кто «заваривал кашу» с продажей земель, давно оттуда сбежали. – ЗАО строило эти дома, оно же их продало. Ничего не поделаешь. Да, односельчане вкладывали в эти дома деньги, но мы ничего никому не можем доказать. Нас то ли не слышат, то ли вообще не слушают».

Лев Вершинин, политолог:

– Уж простите, но на вопрос «и что вы об этом скажете?» ответ вполне однозначен: если всё так и никто ни на кого бочку не катит, а мужики в своё время не подсуетились с приватизацией, то в смысле закона всё чисто, а превыше закона ничего нет. У крестьян из Наровчатки нет никаких оснований называть себя крепостными, они лично – свободные люди и вправе, не поладив с новым законным лендлордом, покинуть его. Судя по тому, что большинство жителей села уже разъехались, люди уже воспользовались этим правом, и дай им бог удачи там, куда они направились, хоть на мануфактурах, хоть в работных домах, а то и на флоте. Лишь бы не в лес с кистенём – это противозаконно и добром не кончится.

Опубликовано:
Отредактировано: 27.06.2016 23:04
Копировать текст статьи
Комментарии 3
  • Ирина Григорьева 28.06.2016 10:28

    хорошая статья, если учесть, что половина в ней искажена.

  • Сергей Епишин 30.06.2016 14:55

    У нас в селе Усть-Качка аналогичная ситуация.Многоквартирные дома ,а это 22 многоквартирных дома , 1200 квартир вместе с 3500 проживающими жителями включили в уставной капитал ЗАО "Курорт Усть-Качка".и собственником квартир стал один человек. Власти и правоохранительные органы не желают помочь жителям. У нас люди говорят;"Усть-Качка - деревня крепостных"

  • Виталий Медведев 02.07.2016 14:04

    А что вы хотите если Россией правят жиды, богоотступники.....Голосуйте дальше за Единую Россию.....

Еще на сайте
Наверх