// // В армии не справятся с массовым призывом выходцев с Северного Кавказа

В армии не справятся с массовым призывом выходцев с Северного Кавказа

892

Укрощение строптивых

фото: ИТАР-ТАСС
фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

На фоне участившихся по всей стране происшествий с ярко выраженной этнической окраской в начале июля прозвучало заявление военного комиссариата Ханты-Мансийского автономного округа о росте ваххабитских настроений среди призывников с Северного Кавказа. Признав наличие многочисленных проблем с призывниками из этого региона, военные сообщили, что в войсках получали негласные инструкции ограничить призыв в армию из некоторых национальных республик. «Наша Версия» разбиралась, насколько остро в армии стоит национальный вопрос.

Одно из немногих решений, за которое в армии благодарны предыдущему министру обороны Анатолию Сердюкову, – отказ от призывников с Северного Кавказа. В военном ведомстве стараются избегать комментировать факт запрета на их службу, поскольку официально прекратить призыв в каком-нибудь субъекте Федерации не позволяет Конституция. Однако де-факто призывная кампания на Кавказе несколько последних лет только имитируется: учёт призывников в военкоматах ведётся, действуют комиссии, но лишь немногим удаётся попасть в войска. Так, осенью прошлого года, например, из самой густонасёленной южной республики – Дагестана – было призвано лишь 179 человек.

Горцы открыто отказывались повиноваться офицерам

Между тем в последние годы резко обострилась проблема с нехваткой призывников. Сегодня даже в частях постоянной готовности некомплект солдат составляет до одной трети. Новое руководство Минобороны лихорадочно ищет пути исправления ситуации. Один из вариантов – возобновление массового призыва из республик Северного Кавказа. Там действительно сконцентрирован громадный призывной ресурс. До 2010 года из одного только Дагестана ежегодно в армию призывались 15–20 тыс. человек. Однако в необходимости присутствия этих призывников в войсках тогда сильно засомневались. Такая сильная концентрация кавказцев в войсках привела к невероятному обострению криминогенной обстановки, армию взбудоражил целый ряд инцидентов с дедовщиной. Горцы открыто отказывались повиноваться офицерам и фактически держали в страхе целые гарнизоны.

Как рассказал «Нашей Версии» эксперт Ассоциации военных политологов Александр Перенджиев, ограничивать в праве служить в армии кавказцев в корне неправильно, особенно в ситуации, когда в стране огромная нехватка призывных ресурсов, а к службе хотят привлечь даже женщин и иностранцев. По мнению эксперта, недопустимо создавать прецедент, когда не призывают по национальному признаку.

По всей видимости, с этим отчасти согласен новый министр обороны Сергей Шойгу. В конце прошлого года руководство Дагестана сообщало: удалось договориться с Минобороны о том, что количество призывников из республики будет резко увеличено. По некоторым данным, этой весной планировалось призвать около 5 тыс. человек. Тенденция к увеличению числа дагестанских призывников в Российской армии действительно просматривается, но в значительно меньших масштабах. В этом году республика получила разнарядку на 800 человек.

В других северокавказских республиках ситуация ещё хуже: из Ингушетии призывается около 400 человек, а последний масштабный призыв в Чечне был проведён более 20 лет назад. Скорее всего военные до конца ещё не определились в этом вопросе. Для сравнения: из соседних русских регионов число призывников больше на порядок – из Краснодарского края в этом году к отправке в армию готовятся больше 5 тыс. человек, из Ставрополья – больше 2 тысяч.

Джигиты рвутся в войска

Нужно заметить, что руководство кавказских республик печётся о возможности служить для своих призывников, правда, не только и не столько из патриотических побуждений. К примеру, после фактического прекращения призыва в республике у дагестанской молодёжи начались проблемы с трудоустройством в силовые структуры (куда так стремится попасть практически каждый молодой джигит) и куда не берут без военного стажа.

По теме

В результате сегодня наблюдается уникальное стремление молодёжи с Кавказа попасть в армию. Уже несколько последних лет отмечается тенденция, когда за призыв в Дагестане дают взятку 20–150 тыс. рублей. Некоторые призывники переезжают в другие регионы и прописываются там, чтобы их призвали по месту новой регистрации.

Чтобы пробить дополнительную квоту на призывников, местные военные комиссары обещают, что будут посылать в армию только лучших, большинство из которых будет с высшим образованием, а также намерены внедрить в работу военных комиссий систему поручительства, при которой за каждого солдата руководители диаспор будут нести персональную ответственность.

Между тем руководство северокавказских республик самокритично признаёт, что их молодёжь мало подходит для службы в армии: немалая часть горячих кавказских парней плохо управляема. Причём ситуацию усугубляют современные реалии в обществе: если раньше молодому поколению в семье старейшины внушали, что в армии необходимо беспрекословно подчиняться командирам, то теперь главные акценты в наставлениях – необходимость в первую очередь соблюдать религиозные каноны.

С фактами не поспоришь – далеко не единичны случаи открытого неповиновения приказам командиров, противопоставления национальных обычаев воинскому уставу. Истинные мусульмане отказываются участвовать в хозяйственных работах, сваливая тяжёлый труд на своих сослуживцев. Порой доходит до абсурда: кавказцы отказываются брить бороды, проходить обследование в психоневрологическом диспансере и осмотр у хирурга. Все эти капризы приводят к подрыву дисциплины, к обострению противоречий и становятся причиной конфликтов. Вдобавок к этому у некоторых выявляется тяга к опасным идеям радикального исламизма (ваххабизма).

Что воздействует на горячие головы южан?

Как рассказал «Нашей Версии» командир одной из воинских частей Южного военного округа, командиры всех уровней предпочитают не брать в свои подразделения выходцев с Северного Кавказа и под любым предлогом стараются избавиться от их присутствия в подразделениях. Офицер отмечает, что сегодня, когда срок службы по призыву сократился до года, у командиров буквально нет времени разбираться с мировоззрением каждого солдата.

Нужно сказать, что в Советской армии ситуация с кавказцами не была совершенно безоблачной. Основным способом борьбы с землячеством было равномерное распределение горцев по всем частям большой армии, не допускалась их «критическая концентрация». Но основным инструментом воздействия на горячие южные головы были общественные объединения, например комсомол, и жёсткий контроль за настроениями среди военнослужащих.

К сожалению, оптимальных рычагов идеолого-пропагандистской работы в российских Вооружённых силах до сих пор не придумано. Ситуация ещё более усложнилась с развалом института политработников и усугубилась отменой гауптвахты.

ТОЧКА ЗРЕНИЯ

Александр Перенджиев, эксперт Ассоциации военных политологов:

– Возникшая критическая ситуация с представителями Кавказа показывает слабость системы военного управления, особенно её воспитательной составляющей. По сути, в Вооружённых силах отсутствуют механизмы, которые могут повлиять на данную категорию военнослужащих. Как ни обидно это признавать, но сегодня государственная идеология, система военно-патриотического воспитания не могут противодействовать самим идеям ваххабизма, которые активно распространяются среди мусульманской молодёжи. Возникает такое ощущение, что в армии пасуют перед этой проблемой, а не пытаются её решить. Возможно, руководство Минобороны даже не представляет, как это сделать. Я сам командовал строительной ротой, в которой служили 60 выходцев с Северного Кавказа. Конечно, руководить такими кадрами было сложно, но возможно. По моему мнению, призывники из этих республик не изменились, они не стали ни лучше, ни хуже, но забыты методики работы с ними. К примеру, раньше мусульман призывали в основном в строительные или железнодорожные части, где они проходили службу без оружия. Для работы с проблемными нацменьшинствами целенаправленно готовили офицеров. И сегодня для работы с кавказцами также нужно подбирать наиболее подготовленных, волевых, знающих национальные особенности и лучше обученных офицеров и сержантов. При этом не помешает плотно взаимодействовать с мусульманскими религиозными организациями – например, раньше был налажен контакт с Советом муфтиев России.

Опубликовано:
Отредактировано: 15.07.2013 15:12
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх