// // Тутта Ларсен: я точно не буду гореть в аду

Тутта Ларсен: я точно не буду гореть в аду

319
Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Для Тани Романенко нет сослагательных наклонений, и все гипотетические «если бы да кабы» явно не про неё. Она убеждена в том, что всё, что происходит в жизни, – в Божьей воле, и поэтому это так просто и так потрясающе. После многих лет неудач на личном фронте (первый муж бросил Таню, когда та была беременна, в результате чего ребёнка она потеряла; со вторым рассталась, только успев родить) она нашла счастье там, где и подумать не могла: на плече совсем ещё юного парня. Вышла замуж, затем молодые обвенчались, и в этом браке у Тани и Валерия родилась чудесная Марфа. А через полтора месяца Таня вновь стала Туттой Ларсен и появилась в эфире телеканала «Россия».

–Таня, вы неисправимый трудоголик. Понятно, что после появления вашего первенца Луки вы, как единственный кормилец в семье, вышли на работу. А тут-то что вас подгоняло?

– Контракт на передачу. С Лукой у меня не было ежедневной работы, были съёмки несколько раз в месяц, а с Марфой у меня весь день расписан. Во-первых, ежедневный «Маяк» с вещанием по три часа в прямом эфире, ну и раз в неделю выход в прямой телеэфир в ток-шоу «Девчата».

– Было мнение, что программу «Девчата» начали снимать как ответ на программу Первого канала «ПрожекторПерисХилтон». Квартет девушек, которые каждую неделю выбирают новости, и гости, и шутки, и, видимо, это тоже, как и «Прожектор», сценарная передача?

– Мне кажется, это скорее пиар, чем реальность. Так можно взять любую передачу, «Фактор А» например, и сравнить. Там тоже четыре человека сидят в жюри. Нет, с «ПерисХитлон», может, наши форматы и близки, и мы читаем новости, которые нас чем-то зацепили, но мы – непрофессиональные юмористы. Более того, эта передача и не задумывалась как юмористическая, и по сравнению с ребятами с «Первого» мы сразу поднимаем лапки вверх. Да, сидят четыре барышни и обсуждают волнующие их темы, и, может быть, это происходит достаточно легкомысленно, но на этом сходство и заканчивается. «Девчата» – шоу прямого эфира. И поэтому сценарным его назвать трудно. Конечно, приблизительная канва известна, но предугадать все повороты сюжета и шутки, которые родятся по ходу прямого эфира, просто невозможно. И, кстати, девочки-ведущие наконец-то расслабились и стали сами собой в кадре.

– А как вы выбираете себе гостей?

– У нас есть главный принцип. Наш гость должен быть мужчиной, который интересен и нам, и нашим зрителям. Он – яркий и знаковый персонаж, с которым есть о чём поговорить и которому есть что ответить, он непременно должен быть неплохим спикером.

– Неужели не было ни одного исключения?

– Было лишь одно. Женщина в кадре появилась только один раз, да и то сидела на коленях своего мужа. Это была Валерия, её Иосиф Пригожин вытащил из зала.

– У вас были ситуации, когда эфир выходил из-под контроля?

– Пожалуй, был единственный раз, когда случилась перепалка между Ксенией Собчак и Владимиром Соловьёвым. И хотя этот эфир шёл в записи, практически вся история, нерезанная, пошла в эфир. Это было похоже на столкновение Сциллы с Харибдой и произвело на нас настолько сильное впечатление, что мы – остальные участники передачи – не то чтобы растерялись и не знали, что делать, а просто заслушались. Но, поскольку все профессионалы и у всех есть опыт работы в прямом эфире, ситуаций, в которых мы не знаем что делать и они могут выйти из-под контроля, нет. В любом случае, даже если рухнет декорация, если погаснет свет, мы знаем, как обыграть, и даже из этого можем сделать шоу.

– Этому ведь нельзя научить? Такой дар либо есть, либо нет?

– Безусловно, у тебя должен быть какой-то талант. Но навык работы в прямом эфире приобрести можно. Это нарабатывается с опытом. Мы ведь тоже все с чего-то начинали. И учились «плавать» в прямом эфире. И у нас тоже были и ляпы, и оговорки, и нелепые ситуации. Но просто мы уже столько лет в профессии, что некая мышца уже накачана.

По теме

– Вы начали накачивать свою мышцу очень рано, на втором курсе журфака МГУ.

– Да, и я очень благодарна Ясену Николаевичу Засурскому, он был моим деканом и кумиром. Он всегда очень лояльно относился к тому, что студенты начинают работать с первых курсов, а может, даже уже поступают в университет, будучи сотрудниками каких-нибудь СМИ. Это всегда приветствовалось! И тогда закрывали глаза на наши пропуски лекций и даже семинаров, хотя, конечно, сессии нужно было сдавать вовремя и без «хвостов». Но главным в этой специальности было трудоустройство. Конечно же, журналистику нельзя изучать в теории, поэтому приветствовалось, когда студент находил себе работу. И это было замечательно.

– На телеканале «Звезда» вы сделали потрясающий проект «Обыкновенное чудо». Он был о людях, которые живут рядом с нами. И именно благодаря вам мы узнали, какими мужественными приходится быть некоторым людям.

– Да, это была та передача, за которую я точно не буду гореть в аду. И, когда я предстану пред Спасителем, эта передача мне зачтётся. Это был для нас очень дорогой проект, нам было очень важно его сделать, и мы вложили в него очень много своей любви. Но спасибо каналу, что он позволил циклу этих передач выйти в эфир. На большее, конечно, мы рассчитывать не могли, потому что это совсем не тот формат, который нужен «Звезде», да и современному телевидению в принципе. А такие передачи, как «Обыкновенное чудо», сегодня не могут появиться. Они некоммерческие и нерейтинговые. Да, может быть, кого-то такие передачи потрясли, но среднестатистический зритель не хочет смотреть про детишек с синдромом Дауна или с ДЦП. Ему хочется посмотреть какой-нибудь сериальчик, который его развлечёт и отвлечёт, игру интеллектуальную или какие-нибудь новости, но, во всяком случае, не то, что взывает к его совести и его социальной ответственности. Поэтому я очень благодарна «Звезде» за то, что телеканал дал нам возможность сделать передачу, и нашим героям, которые согласились принять участие в съёмках. Для них каждый день – подвиг. И немаленький. У меня постоянно появлялось чувство восхищения после общения с многими нашими героями. По окончании интервью мне хотелось целовать их руки. И благодарить за всё, что эти люди делают: за счастье, которое они дарят другим, и за ту ответственность, которую они берут за других людей. Для меня эта передача была очень эгоистичным проектом. Потому что эти люди – настолько мощные батарейки, и они так подпитывали своей энергетикой и своим добром.

– А вы в то время уже познакомились с Валерием?

– Да, конечно. Мы уже жили вместе и даже были женаты. И в этот момент начались съёмки «Обыкновенного чуда».

– Когда вы увидели вашего будущего мужа, произошёл ли тот самый щелчок, который, говорят, всегда звучит при встрече со «своим» человеком?

– Нет, такого щелчка не было. Более того, я тогда подумала: «Господи, какой красивый мальчик! Вот кому-то счастье достанется»!

– И счастье досталось вам...

– Но я не примерила его на себя и, как всегда, просчиталась. Всё то, что я планировала, и то, как я себе представляла свою будущую личную жизнь, всё оказывалось ровным счётом наоборот. И, как это часто бывает, если хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах.

– Почему вы решили венчаться? Это же очень серьёзный и ответственный шаг, это же навсегда?

– Так поэтому-то страшно как раз без венчания. А вдруг не получится навсегда? А когда ты венчанный, у тебя такая мощная защита появляется и такая Божья помощь, что, наоборот, чувствуешь себя в безопасности. Я очень удивляюсь, когда мне люди говорят: «И вам не страшно было венчаться?». А зачем вообще тогда вместе жить, если не хочешь быть вместе навсегда.

– Вы ведь к вере пришли не сразу?

– На самом деле вера во мне была всегда. Меня покрестили в девять лет, и с тех пор, когда я оказывалась в каком-нибудь большом городе (а я в детстве очень много путешествовала, была и в Киеве, и в Одессе, и в Волгограде), моим первым желанием было увидеть храм Божий. Я в то время ещё ничего не умела, даже молиться, но меня настолько тянуло в храм, и я себя настолько комфортно чувствовала там, мне хотелось вдыхать этот воздух, ставить свечки, а потом Господь привёл к вере. Конечно, путь этот лёгким не был, мне выпали разные переживания и страдания, но а как иначе? Считается, что Господь не даёт испытаний не по силам.

– Но всё-таки вам потребовалось очень много сил, чтобы пережить все испытания.

– Да, но, слава Богу, мне после этого было дано столько радости, возможностей и столько любви, что всё, что со мной приключилось, я считаю, произошло не случайно и не напрасно.

– Вы на экране всегда производите самое доброжелательное впечатление. Даже когда были шоу со сбитыми лётчиками на НТВ, вы были сама благожелательность. Как вам это удаётся?

– Не знаю. Наверное, мне были симпатичны люди, которые участвовали в этих передачах. И я вообще неконфликтный человек и очень не люблю это состояние межличностного стресса. Если я с кем-то и ссорюсь, то, как правило, это происходит по не зависящим от меня причинам. Я предпочитаю вообще жить в мире. Бывает, что люди ссорятся со мной, и для меня это всегда ужасно, и я всегда стараюсь эту ситуацию разрулить, разрешить и считаю, лучше лишний раз попросить прощения, даже если я себя не считаю виноватой. Но мне так комфортнее. Проще жить с лёгкой совестью, чем знать, что где-то есть человек, который на меня дуется и считает меня причиной своих бед.

Лариса Алексеенко
Опубликовано:
Отредактировано: 29.06.2011 11:18
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх