// // Карел Готт: Думал, что после певческой карьеры буду работать диджеем

Карел Готт: Думал, что после певческой карьеры буду работать диджеем

517
Карел Готт: Думал, что после певческой карьеры буду работать диджеем
В разделе

История повторяется – почти через полвека к нам вновь едет Карел Готт. И его концерт состоится на той же сцене, что и в том далёком 1962 году – в Концертном зале имени П.И. Чайковского. Удивительно, но жизнь могла сложиться так, что Карел Готт не начал бы петь, а стал бы известным живописцем: он в 10 лет копировал работы Боттичелли. Или стать электромонтёром трамвайных систем. Или даже врачом-гинекологом – была у парня и такая мыслишка..

–К вашему имени всегда прилагается народный титул «Золотой соловей». Как он появился?

– В Чехословакии с 1962 года появился песенный конкурс с таким названием. А двумя годами позже, в 1964 году, я выиграл Гран-при. Кстати, в прошлом году я получил 36-го «Золотого соловья». И теперь скажите мне, разве можно желать чего-то ещё?

– Это был ваш первый песенный конкурс?

– Нет, что вы. Самый первый конкурс, в котором я принимал участие, состоялся в 1958 году. Но тогда это соревнование я воспринял как шутку, а ещё как возможность поиграть в певца-профессионала. И хотя в этом состязании я не победил, и для меня, и для моей карьеры конкурс «Ищем новые таланты» сыграл особую роль. Он проходил в Славянском доме в Праге, и одним из главных информационных обозревателей этих «Новых талантов» стало Чехословацкое радио. Перед этим конкурсом я пел только своим друзьям, и однажды они меня спросили: «Карел, ты же звезда! Почему бы тебе не поучаствовать в каком-нибудь конкурсе?» Так я и стал участником этого состязания. Публика меня приняла восторженно, а вот члены жюри меня не поняли. В общем, я не победил. Но тогда для меня это не означало ровным счётом ничего! Ведь главное – не призовые места, а любовь зрителя. Когда ты нравишься публике, это гарантия, что в твоей жизни всё будет хорошо. Поэтому я потом долго не участвовал в конкурсах – мне они были ни к чему. На меня как из рога изобилия посыпались предложения концертов. Так и начиналась моя золотая карьера и дома, и за рубежом.

– Ваши первые гастроли состоялись в Москве в 1962 году. Помните ли вы их?

– Конечно, свои первые гастроли я помню очень хорошо. В то время я учился на вокальном факультете Пражской консерватории и был студентом второго курса. И вот однажды повстречал известного дирижёра Карела Краутгартнера, который сделал мне такое предложение, от которого я не смог отказаться. Он сообщил мне, что со своим эстрадно-симфоническим оркестром едет в СССР, и поинтересовался, не хочу ли я присоединиться? Шесть недель в Советском Союзе! Я об этом и мечтать не смел! Новость была для меня настолько радостной, что я не раздумывая согласился. Перспектива была радужной, в том числе и потому, что в те годы я ещё не выезжал за границу. А тут такие города, один другого лучше: Москва, Ленинград, Тбилиси, Ереван и Баку! Они все были для меня, ещё мальчика, исполнением моих желаний! Кстати, я до сих пор храню часы, которые в аэропорт к самолёту мне принесла моя поклонница. И иногда в моменты ностальгии по своей юности я смотрю на надпись на этих часах: «Карелу от Татьяны», и тёплые чувства рождаются в моей душе. До сих пор я помню всех тех замечательных людей, которых встретил в своём первом туре.

– Вас можно назвать внуком Шаляпина по вокальной линии. Ваш педагог по вокалу Константин Каренин учился у Фёдора Ивановича. Как проходили ваши занятия?

По теме

– О, я, конечно, знал, что мой професор Каренин учился у самого Шаляпина! Он мне часто об этом говорил. Но с тех пор прошло уже лет 60, и на воспоминания от моих студенческих лет наслоились более поздние и яркие впечатления. К слову, профессор Каренин очень скоро увидел, что меня намного больше, чем классическая музыка, интересуют джаз и современная песня. А что произошло со мной, когда благодаря профессору я услышал настоящий блюз! Он сам был очень хорошим тенором, и именно благодаря Константину Каренину я освоил технику бельканто, но помимо этого мы много учебного времени посвящали современным песням. Замечу, что в те годы было не принято петь в музыкальных заведениях ничего, кроме классики. А если кто-то и пытался, так сказать, расширить репертуар, его сразу исключали из учебного заведения без особых объяснений. Была и другая опасность: И однажды во время моего выступления в ресторан вошёл мой педагог! Можете себе представить, с какими мыслями я заканчивал своё выступление! Последствия не замедлили сказаться. На следующий день я был приглашён, как сейчас говорится, на ковёр к своему профессору. Я пришёл ни жив ни мёртв и так трясся от страха, что боялся даже посмотреть моему учителю в глаза. Профессор же вместо выволочки налил себе и мне белого вина. Я чувствовал себя как щеночек, который сделал лужицу в неположенном месте. Но, протянув мне бокал с вином, профессор сказал, что очень доволен моим пением, а затем, выпив со мной по стаканчику, он отпустил меня домой. На прощание пожелал мне прийти на следующий урок отдохнувшим и в голосе. Это был первый совет, который я получил от своего педагога. Потом он мне ещё часто помогал, и я постоянно у Каренина учился.

– Начиная свою карьеру, вы задумывались над тем, как она будет складываться?

– Я начал о ней думать, когда ко мне пришёл первый успех. Тогда мне казалось, что я буду петь лет до 35. Сейчас я уже пою 50 лет, а об этом я вообще никогда не мечтал. Признаюсь, в те годы я думал, что после моей певческой карьеры я буду работать диджеем. Я ведь был страстным коллекционером и всегда с радостью и гордостью показывал своим друзьям раритеты своей коллекции. Но судьба распорядилась иначе. И вот мне сейчас 72, а я до сих пор езжу в концертные туры. Один из них закончился в начале мая, и я во время этого тура 60 раз выходил на сцену! Мне это нравится и, наверное, нравится и моей многочисленной аудитории поклонников.

– А как же ваша музыкальная коллекция? Так и осталась без применения?

– У меня сейчас на Чешском радио есть еженедельная часовая программа, в которой я рассказываю о своей любимой музыке. Если хотите, это новый вызов, который я бросил своей судьбе. Ведь отклики на эту мою программу разные. Но я этому только рад. Потому что моя программа не оставляет слушателей равнодушными.

– Когда-то вы выступали с коллективом «КГБ». Вообще-то название вашей группы было простым и расшифровывалось как «Карел Готт бэнд». Но эта аббревиатура могла быть расшифрована и по-другому, и этот вариант был известен каждому жителю всего советского пространства.

– Конечно, я знал и второе значение этих букв, когда так называл свой оркестр. И эта игра со смыслами мне очень нравилась. Этой группы уже давно нет.

– Вы долгое время не были женаты. Почему? Долго выбирали свою половину или сколачивали солидный капитал?

– Ни то и ни другое. Сейчас я живу с женой и двумя маленькими дочками и уже очень серьёзно отношусь к своей семье. Прежде всего хочу передать детям свой жизненный опыт. Я понимаю, что настанет день, когда перестану петь, когда телефон мой замолчит и меня никто не будет приглашать на концерты, но я уверен, что мои девочки будут всегда интересоваться моей жизнью и спрашивать моего совета. Я всегда с радостью возвращаюсь домой, ведь мой дом дарит мне потрясающий заряд энергии!

– Вы родились в городке Пльзень. Там, где делают, как говорят, лучшее чешское пиво. А вы сами выпиваете?

– Выпиваю, но очень редко. Все случаи можно пересчитать по пальцам одной руки.

– Про вашу недвижимость рассказывают легенды. Где же вы живёте и с кем?

– С середины 70-х я живу в Праге, недалеко от знаменитой виллы Бертрамка, в которой когда-то жил Моцарт и написал свою оперу «Дон Жуан». Вид на Прагу из этого дома настолько красив, что я никогда его ни на что не променяю. В этом доме я жил сначала со своими родителями, а сегодня со своей семьёй – супругой Иваной, которая всегда с радостью ждёт моего возвращения, и двумя крошками дочками – пятилетней Шарлоттой-Эллой и трёхлетней Нелли-Софией. Моя жена Ивана работает редактором телеканала «Прима», дочки посещают английский детский сад. Они меня очень радуют! Обе дочери очень талантливы: хорошо рисуют, танцуют и поют. Моя старшая – Люция – живёт в Финляндии, и благодаря ей в прошлом году я стал дедушкой!

– Вы счастливы?

– Конечно. Я очень счастлив как человек, муж и певец. Жизнь меня одарила всем, о чём я мечтал. Убеждён, что далеко не каждый сможет так сказать. Поэтому и хочу судьбе своей сказатъ спасибо!

Лариса Алексеенко
Опубликовано:
Отредактировано: 06.06.2011 12:27
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх