// // Тамара Сёмина: крышу у людей от глупости сносит

Тамара Сёмина: крышу у людей от глупости сносит

555
Фото: Russian Look
Фото: Russian Look
В разделе

Народная артистка России Тамара Сёмина отметила юбилей. Её лицо невозможно забыть: есть в нём что-то природное, родовое, женское, что от веку пленяет, будоражит и делает счастливым. Эта женщина не просто красивая, милая, обаятельная. Она – родная! Ей веришь сразу и бесповоротно. И всё, что она делает и говорит на экране, неизменно становится твоим и про тебя, а значит, единственным дорогим и неповторимым. Её роли – Катюша Маслова в «Воскресении», Александра в «Дне счастья», Наташа в «Двух Фёдорах», Даша в «Коллегах», Анфиса в «Вечном зове» – притягивают к себе и своей духовной мощью, и редкостным чувственным началом. В ней всё – правда и естество! А потому невозможно оторваться от экрана, когда там царит поразительно прекрасная женщина и потрясающая актриса Тамара Сёмина!

– Тамара Петровна! Во время юбилея вы оглядываетесь назад с благодарностью или сожалеете об упущенных возможностях?

- Ни то, ни другое. Я смотрю вперёд.

По-вашему, актёрство – дар Божий или Божье наказание?

– Я считаю, дар Божий. А кто думает, что Божье наказание, наверное, и мыкается и тыкается: «И зачем я тут остался? Надо было уйти по молодости лет на другую «путю!»

– Какую свою роль вы считаете самой значительной?

– Мне каждая дорога. Если я соглашалась на роль, то посвящала ей всё время. Никогда не совмещала, в отличие от тех актёров, которые бахвалятся, что за год снялись в 300 картинах! Я всю жизнь если работала, то только над одной ролью. Вероятно, потому по сей день вспоминают и «День счастья», где Баталов, Зубков и я, и «Порожний рейс»… Я старалась выполнять девиз мастера нашего курса во ВГИКе Ольги Ивановны Пыжовой, которая предлагала каждый день искать себя новую. После выхода «Воскресения» она сказала: «Ну, Тамара! Я даже не ожидала, что она такая актриса! Как она меня удивила!» И я решила, что надо удивлять её и дальше, и стала выбирать сценарии, непохожие друг на друга. После «Воскресения» у меня была мучительная полоса, когда мне предлагали только роли падших женщин. А мой любимый режиссёр Михаил Швейцер сказал: «Детка, тебе надо сыграть свою современницу. Поедешь в Ленинград, будешь играть у Володи Венгерова в «Порожнем рейсе» комсомолку в леспромхозе». Я в ужасе! Прелестная совершенно повесть Антонова! Но как мне после Катюши Масловой себя переломить?! Всё мне не нравится. Вот было испытание. Но получилось, и, говорят, здорово! Потом «Коллеги». И пошло-поехало.

– А как вы попали на съёмки в «Воскресение»?

– Случайно. Я была на 4-м курсе, когда искали Катюшу Маслову. А жена Швейцера, Софья Абрамовна Милькина, обожала наш курс и любила смотреть наши самостоятельные отрывки. Я играла сваху в «Женитьбе» Гоголя и вообще была комедийная, характерная, эксцент-рическая актриса. То есть никакого отношения к этому материалу, казалось, не имела. Она Швейцеру говорит: «Миш, тут девочка есть потрясающая! Какие у неё глаза!» И приволокла мою фотографию. Он: «Нет, нет, Соня, ты что, обалдела?» А она потихонечку от него стала меня вызывать на фотопробы и подставлять ему на рабочий стол мои фотографии. Он их выбрасывал. А потом случайно увидел меня в гриме Катюши Масловой и говорит: «Соня, а это кто?» Он меня не узнал. Она: «Понятия не имею. Пришла тут какая-то девица, такой скандал устроила: «Здесь пробуются, и я хочу пробоваться!» Загримировали вот, сидит. Чёрт её знает». Он говорит: «Слушай, что-то в ней такое есть. Надо её на кинопробы пригласить». Она: «Как хочешь». Он уходит, она мне: «Детка! Мы с тобой победили!» Пробы проходили все звёзды Советского Союза и я – студентка 4-го курса. Но я одна на этих пробах была совершенно спокойна, уверенная, что меня не утвердят, а потому вытворяла что хотела. Ничто мне не мешало, а наоборот, помогало. Например, то, что я не умела курить. И когда мне дали папиросу «Дукат», да ещё прикуривать её от семилинейной керосиновой лампы, это был цирк для всей съёмочной группы! Я смотрела только на свои два несгибающихся пальца и боялась, как бы у меня эта папироска не упала. Какая там Катюша, какой Толстой?! Всё внимание у меня было на эту папироску. И от этого вдруг появилась чёрточка во внешности Катюши Масловой. Оператор проверил фокусное расстояние от моего лица до камеры и говорит: «Надо же, какую актрису отыскали, с косинкой!» И я пыталась потом это сохранить.

По теме

– Почему вы предпочли театру кино?

– Так складывались предложения. Хотя после Катюши Масловой меня приглашали и в Малый театр, и во МХАТ. Я театр безумно любила, но так как всё время снималась, то говорила, что не хочу быть перелётной птичкой и могу пока быть только в Театре киноактёра. Там я играла Катерину в «Грозе», Валечку Анощенко в «Русских людях». Аншлаговые были спектакли.

– Как вы справились с обрушившимся на вас тогда успехом?

– У меня не случилось звёздной болезни. Я просто была счастлива, что так оценили мою работу. Не только в СССР, но и за рубежом – в Японии, Аргентине, Франции, Италии, Греции… Мои подружки говорили: «Томка, ты в Греции национальная героиня! К нам там как к богиням относились, когда узнали, что мы твои друзья». Я же считала, что это моя профессия, что тут зазнаваться?! По-моему, крышу у людей от глупости сносит.

– «Вечный зов» вы считаете для себя вехой в жизни?

– Так считают мои зрители. А у меня это была очередная работа. Я Анфису не любила, для меня было сложно к ней подойти, как-то её оправдать, чтобы зрители её полюбили. Но в итоге все на моей стороне.

– Есть у вас сегодня роли, равнозначные тем, что были?

– Нет. На какие-то материалы я соглашаюсь, если в них открываются новые для меня нюансы. Работы много. Не так давно закончились съёмки сериала «Линия Марты», где были просто актёрские сливки: Алиса Фрейндлих, Беата Тышкевич, Василий Лановой… Я была польщена приглашением.

– Вам везло на партнёров?

– Очень! И в эти дни мне радостно, что обо мне говорят такие замечательные актёры, как Василий Ливанов: «Это самая лучшая моя партнёрша!». Алексей Баталов: «Это самая любимая моя партнёрша!» Армен Джигарханян: «Золотце моё, самая любимая партнёрша!» Я была счастлива с партнёрами!

– Что для вас является главным в дружбе?

– В дружбе, как и в любви, надо уметь понимать друг друга. Можно дружить с людьми, с которыми у тебя совершенно разные взгляды на многие вопросы. Мы спорим до хрипоты, до одури, но тем не менее не можем друг без друга: значит, нас что-то объединяет?! И надо уметь прощать, идти на компромисс. Тогда будешь дружить и любить. Ну, как можно прожить совсем безоблачную жизнь?! Это же полным идиотом надо быть!

– Какой у вас образ жизни – размеренный, упорядоченный или приближённый к хаосу?

– Не то чтобы приближённый. Просто хаос!

– А какая из сыгранных женщин вам ближе всего по жизни?

– Никакая. Вот бы мне сыграть саму себя! Была бы самая лучшая роль.

– И какая вы, в кого уродились?

– Прадедов я не знаю. Мы, дети войны, никогда этим не интересовались, только бы все были сыты и здоровы. Знаю, что дед бабушку мою украл, и они поженились, когда ей было лет 15. Он обладатель трёх Георгиев, очень красивый, мы с ним всю жизнь дружили. И характером я в деда Кольца, так его все звали: фамилия его Колечкин, моего любимого деда Василия Филипповича. Отец был командиром танкового взвода, а родилась я в тургеневском городе Льгове Курской области. Такая вот тургеневская девушка – нежная, романтичная, озорная. От деда взяла оптимизм, юмор и скромность – ближайший путь к забвению.

– Забвения не получилось.

– Нет, но я всегда стояла где-то в стороночке.

– Что сегодня заставляет вас оставаться в тонусе?

– Я считаю, надо прислушиваться к себе: когда с собой поговоришь нормально – на все вопросы получишь ответ. Будешь делать то, что надо только тебе. Только тебе, и больше никому. И совершать ошибки, только тебе присущие. Говорят: «Не повторяйте чужих ошибок!» Да у меня своих полно, зачем мне чужие повторять?!

Беседовала Наталья
Опубликовано:
Отредактировано: 18.11.2013 17:15
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх