// // Судебно-инвестиционный фонд погорел на бракоразводных процессах и махинациях четы топ-менеджеров

Судебно-инвестиционный фонд погорел на бракоразводных процессах и махинациях четы топ-менеджеров

59569

Burford Capital пал жертвой семейных интересов

В разделе

В Великобритании набирает обороты коррупционный скандал, связанный с компанией Burford Capital – крупнейшим игроком на мировом рыке судебных инвестиций. Воскресная Daily Mail опубликовала расследование, из которого следует, что на протяжении нескольких лет совладелец фонда Кристофер Богарт и его жена Элизабет О’Коннелл, исполняющая функции финансового директора, обвели акционеров вокруг пальца, тайком выведя в наличность не менее 200 млн фунтов.

Сюжет: Компромат

Обрушение акций Burford Capital состоялось в начале августа, после того, как на сайте биржевого трейдера Muddy Waters был опубликован доклад о многочисленных финансовых манипуляциях со стороны руководителей фонда, искажении показателей эффективности и непрозрачной системе формирования отчетности. Особое место в докладе уделялось конфликту интересов, обусловленному сложившимся в компании «семейным подрядом»: CEO и совладелец Burford Кристофер Богарт назначил свою жену Элизабет О’Коннелл финансовым директором, и практически закрыл доступ к фонду независимым аудиторам. После этого разоблачения акции Burford Capital на Лондонской бирже рухнули более чем на 70 процентов: если 6 августа цена бумаги составляла 13,82 фунта, то в ходе торгов 7 августа она снижалась до 3,94 фунтов, с трудом скорректировавшись до отметки 5,93 на закрытии.

Детальное расследование Daily Mail показывает, что подозрения Muddy Waters были не беспочвенными. Богарт и О’Коннелл всегда жили на широкую ногу, да и в целом зарплаты сотрудников Burford соответствовали больше публичным обещаниям компании, чем её реальным финансовым показателям. За прошлый год 120 сотрудников фонда получили вознаграждения в общей сумме 50 млн долларов, из них, по утверждению Daily Mail, 15 млн фунтов (18,2 млн долл.) пришлись на долю супружеской четы. При этом фонд, несмотря на возникшую в прессе шумиху, не стал называть официальную сумму зарплат Богарта и О’Коннелл. Отсутствие какой-либо конкретики в ответах руководителей фонда на критику Muddy Waters еще больше насторожило инвесторов, и акции Burford на бирже продолжает лихорадить.

Кроме того, журналисты выяснили, что в прошлому году Богарт и О’Коннелл продали часть принадлежавших им акций Burford Capital, выручив за них почти 150 млн долларов. Такой поступок со стороны двух ключевых топ-менеджеров компании трудно расценить иначе, чем подготовку к бегству с тонущего корабля.

Бизнес Burford Capital заключается в финансировании расходов одной из сторон судебного спора и получении, в случае победы, части выигранной материальной претензии. Поскольку этот бизнес строится по принципу “no win, no fee” (нет победы – нет комиссии), успеха судинвестор добивается любой ценой. По данным Muddy Waters, которые подтверждает Daily Mail, в фонде была широко распространена практика «обнала»: миллионы фунтов выводились в кэш, и с их помощью могли оплачиваться такие деликатные услуги, как «стимулирование» свидетелей, или подкуп судей. Если слушания проходили на территории высококоррумпированных стран, вопросы решались, что называется, напрямую. А в Великобритании приходилось действовать изящнее и примерно так: на расположение судьи, к примеру, мог повлиять солидный взнос в кассу закрытого клуба, членом которого является этот судья. И, разумеется, весь этот поток наличности супруги Богарт и О’Коннелл проводили мимо финансовой отчетности, открытой для миноритарных акционеров и биржевых игроков.

По теме

Выходец из Канады Кристофер Богарт и его жена живут в США, в роскошном особняке, в элитном районе на севере от Нью-Йорка. В особняке шесть спален и бассейн, из его окон открывается вид на реку Гудзон. Briarcliff Manor исторически считается местом проживания богатейших семей Америки: по соседству с Богарт – О’Коннелл обитают представители рода Рокфеллеров, или, например, актер Дензел Вашингтон, сыгравший наркодилера в известном блокбастере «Ганстер». Более того, Богарт является главой местного Совета жителей – что-то вроде председателя садового кооператива.

Дом был куплен Богартом за 2,25 млн долларов в 2005 году, до того, как был основан фонд Burford Capital. Но, как отмечает Daily Mail, с помощью этого дома супружеская чета еще тогда начала осваивать практику вывода наличности из собственных компаний. Так, по адресу особняка на протяжении двух лет ими была зарегистрирована фирма-прокладка Churchill Ventures, с помощью которой планировалась приобрести некий актив в «коммуникационной, медиа или технологической промышленности». Сделка, как следует из документов американской фондовой биржи, так и не состоялась, но Churchill Ventures все время, пока существовала, переводила на личные счета Богарта и О’Коннелл по 7500 долларов в месяц за «офисные помещения и административные услуги».

Факты о Богарте и О’Коннелл – не единственная «семейная» неприятность Burford Capital. Судебно-инвестиционный фонд известен как третья сторона самых «звёздных» бракоразводных процессов, таких как разводы Пола Маккартни и Хизер Миллз, принцессы Хайи аль-Хусейн и дубайского шейха Мохаммада аль-Мактума, а также российского миллиардера Фархада Ахмедова с его бывшей женой Татьяной. Последний процесс занял особое место в докладе Muddy Waters как самый яркий пример недооценки рисков, допущенной менеджерами Burford. Арест яхты, принадлежащей семейному фонду Ахмедова, в обеспечение иска его бывшей супруги, оказался незаконным. В марте этого года суд Дубая освободил яхту из-под ареста, после чего Burford получил от миллиардера встречный иск – о компенсации убытков, вызванных вынужденным простоем судна, ни много ни мало, на 200 млн долларов!

В британской прессе уже звучали мнения, что именно эта неудача стала для Burford Capital началом конца. Руководители фонда долгое время пытались скрыть провал от своих акционеров, но в итоге о нём узнали все. Не случайно первый тревожный звонок для фонда прозвенел в марте: на новостях из Дубая его акции одномоментно подешевели на 22 процента.

Очевидно, что никогда еще, ни один суд в мире, кроме английского суда, который это сделал в деле Фархада Ахмедова, не переводил право собственности на имя жены либо другого бенефициара кроме случаев, когда это было связано с террором или отмыванием денег, или торговлей наркотиками. То, что сделал Высокий суд Лондона - это чистая экспроприация.

Доклад же Muddy Waters добавил к этому разводу еще одну показательную «семейную историю» – про Богарта и О’Коннелл. Которые, владея инсайдерской информацией, как выяснилось, очень вовремя «слили» большую часть своих акций Burford Capital.

Burford Capital, похоже, повторяет судьбу крупнейшего инвестиционного банка Lehman Brothers. Как только у банка появилась, что называется, первая кровь, продемонстрировавшая их финансовые проблемы, и в СМИ вскрылись махинации топ-менеджеров, которые нагло обманывали своих инвесторов, все биржевые акулы на них кинулись и очень быстро уничтожили.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 20.08.2019 11:32
Комментарии 0
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх