// // Сироты пополняют карманы чиновников на 70 000 000 000 рублей в год

Сироты пополняют карманы чиновников на 70 000 000 000 рублей в год

370

В детский ящик

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Достижение цивилизации: беби-боксы! Ребёнка можно подкинуть в комфортабельную помойку при роддоме. Решать проблему сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, похоже, по давней российской традиции начали с другого конца. На прошлой неделе в сочинской «детской коробке» появился первый подкидыш. Власти тут же отрапортовали: оборудование специальных контейнеров, где женщины анонимно могут оставить своего новорождённого ребёнка, приносит свои плоды. Дескать, вот ведь могла бы и просто на улице оставить, а так ребёнок в безопасности, под присмотром врачей. Но эксперты утверждают: система беби-боксов в современных российских условиях не более чем очередная перекачка бюджетов.

Каждые три дня в нашей стране хотя бы одна женщина решается на убийство собственного новорождённого ребёнка. Подробности подобных преступлений не для слабонервных. Одна закопала малыша живьём в лесу, другая – утопила в ведре, третья – залила в рот своей новорождённой дочери уксусную кислоту. По данным Следственного комитета РФ, за первые шесть месяцев текущего года в стране было выявлено 60 случаев убийств новорождённых. Однако очевидно, что подобные преступления правоохранительным органам удаётся выявить далеко не всегда. Так что в реальности официальная статистика скорее всего сильно занижена.

На первый взгляд появление беби-боксов, куда женщины анонимно могут сдать своих новорождённых детей, выглядит вполне логично. Подобная система уже более 10 лет вполне успешно работает во многих странах мира. Но дьявол, как говорится, кроется в деталях. За рубежом беби-боксы – это как бы конечное звено стройной социальной системы. Этакая подстраховка на тот случай, если огромный арсенал других методов социальной поддержки не сработал. В России же создание беби-боксов – выстрел в воздух.

, – констатирует и.о. председателя Комиссии Общественной палаты РФ по социальным вопросам и демографической политике Борис Альтшулер.

Ситуация с отказными детьми в нашей стране и правда катастрофична. На сегодняшний день Россия занимает первое место в мире по числу сирот. Всего у нас более 760 тыс. детей-сирот и около миллиона беспризорных. Причём каждый день их количество увеличивается. По данным РОО «Право ребёнка», каждый день эта страшная цифра увеличивается ещё на 300 детей. Более 100 тыс. детей каждый год…

«У нас вся социальная система не настроена на работу с семьёй, в том числе на сопровождение забеременевших женщин. Почти наверняка беби-боксы не помогут решить проблему убийств новорождённых. Потому что женщина, которая закапывает ребёнка в лесу, – она уже сдвинутая, без тормозов», – констатирует Борис Альтшулер. По его словам, корень проблемы – в социальном неблагополучии, отсутствии элементарных материальных благ, жилья, средств к существованию.

Впрочем, отношение к детям в обществе и материальная обеспеченность не находятся в прямой взаимосвязи. Во многих странах мира, которые находятся отнюдь не на первых позициях по экономическим показателям, детских домов либо вообще никогда не было, либо они постепенно начинают уходить в прошлое.

«Есть две причины, по которым исчезают детские дома. Первая – не системная – это архаичные общества, где очень силён культ семьи. Там дети просто уходят к родственникам, соседям и т.п. Но в России этого нет, и вообще сейчас от этого отходят. Вторая – разукрупнение детдомов. По этому пути пошли, например, в Словакии ещё два года назад, и сегодня там детдомов в их прежнем понимании практически не осталось», – рассказывает Борис Альтшулер. Суть разукрупнения заключается в том, что в каждом интернате или детдоме может проживать не более семи детей, то есть фактически это уже получается не интернат в чистом виде, а что-то вроде семейных детских домов. Только для них не строят специальных коттеджей, а это могут быть, например, две спаренные квартиры.

По теме

Подобная система, как оказалось, имеет ещё и дополнительные плюсы. Нередки случаи, когда дети разыскивают своих родителей и с помощью социальных работников налаживают жизнь в своей некогда развалившейся семье.

«Родители перестают пить, дети к ним возвращаются. Государству при этом огромная экономия на реабилитации родителей, да ещё и количество сирот постепенно сокращается», – констатирует Альтшулер. Беда только в том, что российская социальная система, в идеале призванная защищать и отстаивать права сирот, на самом деле не нацелена ни на экономию средств, ни на решение своих непосредственных задач. Чем больше в стране будет сирот и детских домов, тем больше денег из госбюджета будет выделяться на их содержание. А потому, отказ от действующей ныне системы не выгоден никому.

Показательный пример того, сколь ценна для чиновников ныне существующая система, – скандал 2008 года вокруг закона «Об опеке и попечительстве». Дело в том, что ещё в 2006 году в президентском послании Федеральному собранию было оговорено три формы развития семейного воспитания детей-сирот: усыновление, опека и приёмная семья. Однако наряду с этим в ряде регионов, приняв соответствующее региональное законодательство, местные власти начали развивать систему патроната. В очень упрощённом виде суть её такова: люди, занимающиеся воспитанием детей-сирот в своей семье, получают от государства «зарплату». То есть фактически те же самые деньги, которые всё равно выделяются из бюджета на содержание детей в детдомах или интернатах, перечисляются тем, кто в действительности занят их воспитанием. Подобная система весьма успешно начала работать, в частности, в Москве, Пермском крае, Московской, Архангельской, Владимирской, Волгоградской областях, в Республике Карелия, Чувашии, Башкортостане, Краснодарском и Ставропольском краях.

Однако принятая в Госдуме редакция закона об опеке и попечительстве фактически сделала невозможной существование подобной системы как таковой. «Законопроект активно лоббировал думский Комитет по делам женщин, семьи и детей, в частности его председатель Екатерина Лахова», – констатирует Борис Альтшулер.

Впрочем, сама депутат не скрывала своего «особого» отношения к патронату. «Нас беспокоит, что в регионах активно лоббируется, в том числе иностранными организациями, патронатная семья. По мнению комитета, эта форма воспитания детей-сирот противоречит федеральному законодательству, создаёт реальную угрозу правам и интересам детей и не сокращает их числа в сиротских учреждениях», – писала Екатерина Лахова в своём официальном обращении к Дмитрию Медведеву, тогда ещё первому зампреду правительства.

Результаты лоббистских усилий парламентариев красноречиво иллюстрирует статистика. Количество семей, которые берут детей на воспитание, за последние четыре года сократилось почти на 40 тысяч. «В 2010 году в семьи российских граждан было передано 72,5 тыс. детей. Для сравнения: в 2007 году (до принятия нового законодательства. – Ред.) в семьи российских граждан было передано 111,7 тыс. детей» – такие данные несколько недель назад привела директор департамента воспитания и социализации детей Минобрнауки Алина Левитская на открытии Всероссийского форума приёмных семей.

«Всё дело в том, что у нас сиротская система, система усыновления, устроена как магазин. Где товар – дети. Федеральное законодательство предусматривает чрезвычайно закрытый режим общения потенциального усыновителя и чиновника. Фактически они общаются один на один. Колоссальная коррупционная составляющая», – констатирует Борис Альтшулер. Но даже при этом ни усыновление, ни патронат чиновникам невыгодны. Ведь это лишит их стабильных доходов.

Подсчитаем: в среднем государство на каждого ребёнка, содержащегося в интернате или детдоме, тратит около 20 тыс. рублей в месяц. Если исходить из оценочных данных международных организаций, согласно которым у нас в стране числится 760 тыс. детей-сирот, то общий бюджет составит чуть более 15 млрд рублей. Российские эксперты называют цифру много больше – 70 миллиардов.

Причём 20 тыс. рублей в месяц на одного ребёнка, естественно, не означает, что все деньги до копейки будут израсходованы именно на него. В эту сумму входят также расходы на аренду помещения, заработная плата персонала, проведение ремонта и т.п. «Я даже не говорю о воровстве. Сама по себе система финансирования очень прибыльная», – отмечает Альтшулер.

И это не считая средств, которые выделяются из бюджета на капитальный ремонт зданий, в которых располагаются детдома и интернаты. По словам экспертов, сегодня нет даже оценочных данных о том, сколько бюджетных средств было на это потрачено. «Известно, что многие интернаты и детдома ставятся на капитальный ремонт и два, и три раза. Но данных о том, сколько на это было потрачено, нигде не приводится», – констатирует Альтшулер.

Опубликовано:
Отредактировано: 05.12.2011 15:47
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх