// // Россия начинает передел Ближнего Востока

Россия начинает передел Ближнего Востока

1716

По самые помидоры

2
В разделе

«Одними помидорами не отделаетесь!» – пригрозил в своё время туркам Владимир Путин. Теперь ближневосточные страны ждёт масштабная федерализация, в ходе которой народы, вожделевшие обрести государственность, наконец-то её получат в той или иной форме.

Сирия, Турция, Ирак – именно в такой последовательности будет проходить федерализация. Но если Башар Асад к ней в общем готов, то Реджеп Эрдоган – категорически против. Потому будет занятно понаблюдать, как Москва и Вашингтон совместными усилиями станут нарезать унитарную Турцию на куски.

Вчём кроется главная цель сирийского переговорного процесса? Нет, не в прекращении кровопролития: гражданская война, идущая к завершению, это следствие. А причиной конфликта, разросшегося в войну всех со всеми, стало желание части этнических групп обрести государственность. Алавитам нравилось управлять Сирией единолично – до тех пор, пока им не стали оказывать сопротивление сунниты и курды. И сейчас алавитов вполне устроило бы побережье, наделённое автономным статусом, эдакий «второй Ливан». Курдов до определённого момента тоже всё устраивало – пока не обрёл автономный статус иракский Курдистан. Вот тогда-то перед курдами замаячила перспектива обрести государственность. Именно тогда и полыхнуло по-настоящему в Турции, да так, что сегодня в стране идёт полноценная гражданская вой­на, в которой против курдов применяются боевая авиация и бронетехника. Не секрет и то, что в Сирии курды взялись за оружие, рассчитывая на то, что Башар Асад по примеру Ирака дарует им автономию. А на юго-западе Сирии автономия друзов разрубила бы Гордиев узел проблемы Голанских высот, которые вот уже полвека как бы и не сирийские, но и не израильские. В общем, в той или иной мере федерализация выгодна практически всем – включая Россию и США. Против, пожалуй, одна только Турция.

Дамаск и Тегеран готовы сыграть по правилам Москвы

Показательным выводом российских войск из Сирии, в котором было больше показухи, нежели вывода как такового, Владимир Путин начал спецоперацию под названием «Большой Ближний Восток», полагает бывший советник главы нашего государства экономист Андрей Илларионов. «Одновременно с началом операции Путин отправил сразу несколько посланий различным ближневосточным игрокам, вовлечённым в сирийский конфликт». Теперь 50 дней хамсина, в течение которого осуществлять боевые вылеты – только калечить штурмовики, дадут возможность нашим партнёрам определиться по многим вопросам внешней политики.

Взять, к примеру, Иран. Для Тегерана сирийский Дамаск – часть, условно говоря, «шиитской империи». Если говорить грубо, это почти как Украина и Белоруссия для России. Именно Иран проводил в Сирии сухопутную военную операцию. И ещё неизвестно, кто настойчивее увещевал Москву вмешаться и оказать военную помощь – Дамаск или Тегеран. А тут вдруг такой поворот: Иран отказался сотрудничать с Россией и странами ОПЕК в вопросе ограничения нефтедобычи. Ладно, сигнализировал Кремль, мы уйдём и воюйте там сами. И в Тегеране мгновенно всё поняли, немедленно пообещав Москве впредь участвовать во всех рабочих встречах, повестка которых будет касаться ограничения добычи нефти. Перспектива вновь остаться одним на сирийском театре военных действий иранской стороне отнюдь не кажется заманчивой – даже в сегодняшних, сравнительно благоприятных условиях.

Особый сигнал адресован и Башару Асаду, переживающему нынче такое головокружение от успехов, о которых каких-то полгода назад он не мог и мечтать. «Идеальным вариантом для Путина представляется вовсе не восстановление контроля одного тирана над всей страной, как ошибочно полагают на Западе, – поясняет Андрей Илларионов, – а федерализация Сирии, в ходе которой появятся сначала самостоятельные анклавы, а впоследствии, возможно, и полноценные автономии или даже суверенные государства – алавитское, суннитское, друзское и курдское». Разумеется, Башар Асад не пришёл в восторг от того, как в Москве видят будущее сирийского государства, но и он, как и руководство Ирана, вынужден был согласиться с российским видением. Что красноречиво подтверждают идущие полным ходом переговоры с оппозицией. Таким образом, процесс федерализации Сирии де-факто уже запущен.

Евгений Сатановский, востоковед:

– Промежуточный итог сирийской кампании, ознаменованный отводом части российских войск, – наша геополитическая победа. Кремль сумел расширить российское влияние на Ближнем Востоке и, что немаловажно, увязал свои действия на этом направлении с другими принципиальными вопросами своего внешнеполитического досье. Это весомая заявка на демонтаж однополярного мира. И вместе с тем демонстрация роста российского авторитета в международном сообществе. Попутно Москва решила и другие задачи: продемонстрировала и опробовала в Сирии свои модернизированные Вооружённые силы. Теперь следует ожидать рост заказов на новое оружие, испытанное в реальном деле.

Турки сопротивляются российскому и американскому давлению

Но пристальнее всех за сигналами из Кремля следят курды. Американцы давно поддерживали идею их автономии – но только на словах. До дела не доходило, ибо всякий раз в Анкаре ставили Вашингтону ультиматум: или курды, или мы. И американцы отвечали в духе отца Дяди Фёдора из мультика про Простоквашино: мол, курдов мы, конечно, поддерживаем, но вы, турки, для нас – давние стратегические партнёры… Так бы и продолжалось десятилетиями, если бы своё веское слово неожиданно для всех не сказала Москва. В феврале в столице России открылось первое в мире представительство сирийского Курдистана – не будь на то неофициального благословения Башара Асада, ничего подобного скорее всего не случилось бы. Как Путину удалось уговорить своего сирийского коллегу, дело десятое, важно то, что курды сразу же уловили сигнал: 17 марта они провозгласили автономный статус Курдского федеративного региона. И за это их не стали бомбить или разравнивать танками, как это сделали турки у себя в Джизре или Силопи. Сегодня турецкая бронетехника согнана в 10 городов турецкого Курдистана – Сильван, Батман, Мардин, Муш и т.д.

В отличие от Дамаска Анкара явно не готова пожертвовать унитарным статусом и начать федерализацию, к которой её склоняют и Вашингтон и Москва. Тем не менее «вослед процессу федерализации Сирии начата подготовка федерализации Турции с неизбежным появлением рано или поздно турецкого Курдистана, – убеждён Андрей Илларионов. – Путин держит данное им слово – дело явно не ограничится «одними лишь помидорами». Какие там помидоры – курдов в Турции, по данным ЦРУ двухлетней давности, от 30 до 35% населения. И именно курды компактно проживают на территории, некогда дарованной Лениным Кемалю Ататюрку – части старой Армении со священной горой Арарат. Появление турецкого Курдистана – страшный сон президента Реджепа Эрдогана. Для него и всех турецких националистов это не что иное, как раскол страны, подобный крушению Советского Союза. А если курдам удастся добиться автономного статуса, то за ними последуют и крымские татары – их в Турции тоже немало, порядка 5 миллионов. Премьер-министр страны Ахмет Давутоглу – этнический крымский татарин. В общем, перспектива для Анкары вырисовывается явно безрадостная.

Россия останется на Ближнем Востоке и проследит за порядком

Разумеется, при подобном раскладе ни о каком выводе войск из Сирии не может быть и речи. И не случайно на днях командующий российской группировкой в Сирии генерал-полковник Александр Дворников признал, что на территории этой страны действует российский спецназ, хотя раньше Москва всячески отрицала своё участие в сухопутных операциях. Причём спецназовцы не отсиживаются на базах в Латакии и Тартусе, а, по словам генерала, «решают разведывательные задачи, связанные с определением объектов, по которым наносит удары российская авиация» (читай: действуют на всей территории страны, включая и те районы, которые контролирует халифат). Сколько там наших спецназовцев? А кто ж его знает-то? Вот только ни сирийские, ни иранские военные не смогли отбить Пальмиру. А тут вдруг удалось. Совпадение?

Особый сигнал адресовал Кремль американцам. «Обаме отправлено на первый взгляд примирительное послание, – поясняет Андрей Илларионов. – Умеренную оппозицию мы больше не бомбим, концентрируясь на террористах халифата. На самом же деле и нынешнему заокеанскому лидеру, твердящему о России как о «региональной державе», и любому другому будущему президенту США сигнализируют: что бы ни происходило в вашей прежней вотчине, на Ближнем Востоке, теперь вам придётся садиться со мной за стол переговоров на равных». И Барак Обама, по-видимому, сигнал понял правильно, отправив госсекретаря Джона Керри в Москву.

Опубликовано:
Отредактировано: 28.03.2016 10:51
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх