// // Депутат Государственной думы Андрей Колесник может не только лишиться мандата, но и стать фигурантом уголовного дела

Депутат Государственной думы Андрей Колесник может не только лишиться мандата, но и стать фигурантом уголовного дела

855

Как депутат Колесник морской порт заполучил

3
В разделе

После публикации в прошлых сериях журналистского расследования, посвящённого коррупции в Калининграде, материалов в отношении депутата Государственной думы Андрея Колесника, свидетельствующих, что он может нарушать федеральный закон о статусе депутата, в местных и федеральных СМИ началась настоящая буря. Сначала депутат заявил, что факты, приведённые в моём материале – ложь. Но когда сразу несколько коллег-депутатов отправили запросы в Генпрокуратуру, приложив сканы опубликованных документов, депутат Колесник вдруг вспомнил о народе: «Меня выбрал народ». Так и сказал: «И мандат положу, только если народ потребует» (а не какие-то там эксперты-журналисты). Но потом, видимо, парламентарию жёстко напомнили о партийной дисциплине в том плане, что всё-таки партия его включила в свой предвыборный список, причём третьим номером. И в следующем интервью местным СМИ этот депутат Балтики уже заявил, что партия для него «мать родная».

Мне почему-то кажется, что при этом голос этого сильного человека (чемпион по рукопашным боям, как-никак) предательски дрожал… Знаете, у меня вот лично здесь такое наблюдение – за всеми этими проблемами Колесник не забывает о своём друге Ярошуке, буквально грудью встал на его защиту. То есть эти товарищи действительно сидят в одной лодке? Если потонет один, то потянет за собой и всех остальных.

Причём теперь и опровергать информацию Андрей Колесник стал как-то аккуратнее – мол, может, что и подписывал, но вот подпись какая-то подозрительно длинная, обычно его подпись в длину 4 сантиметра, а тут все 7. Знаете, я на его месте просто сказал бы: был пьян, ничего не помню. Пьющие люди как-то у нашего народа больше сочувствия вызывают. А то «народ», «партия», «длинная», «короткая» – совсем человек запутался. Сказал бы просто: мандат мне дорог, не отдам, пока не отберёте.

Но если серьёзно, мне как-то всё равно, останется Колесник депутатом или нет. Но вот в процессе разбирательства отношений в этом «любовном треугольнике» – имеются в виду тяжёлые метания депутата Колесника между своим бизнесом и мандатом – я наткнулся на очень любопытные факты. В частности, я задался вопросом: а как вообще депутат Колесник стал совладельцем, а затем и руководителем Калининградского морского торгового порта? И знаете, в процессе ответа на этот вопрос обнаружились совершенно немыслимые факты – факты, которые, с моей точки зрения, просто категорически не совместимы не только со званием депутата, а и вообще свободного человека – в смысле не осуждённого в порядке уголовного законодательства. Но чтобы понять это, необходимо вернуться на 10 лет назад – к самому громкому коррупционному скандалу Калининграда, который здесь называют «аферой века». Дело о кредитах Дрезднер Банка.

Балт-Порт-птицепром

Начнём издалека. В 1996 году совместное российско-швейцарское предприятие «Трансрейл» (созданное в равных долях швейцарцами совместно с тогдашним Министерством путей сообщения, ныне РЖД) наняло некую фирму «Дорк» для скупки акций Калининградского морского торгового порта. По условиям договора, после того как у «Трансрейла» окажется более 50% акций порта, учредители «Дорка» получат вознаграждение в 600 тыс. долларов. И, внимание, это были тогда мало кому известный предприниматель Андрей Колесник и приближённый к тогдашнему губернатору области Горбенко предприниматель Дорофеев.

Я хочу подчеркнуть, что фирма «Трансрейл» была наполовину государственной и деньги, выделенные, так или иначе, имели государственное происхождение. Одним словом, новоявленные брокеры начали скупку акций порта. Но через два года аудиторы «Трансрейла» провели ревизию и предъявили брокерам недостачу порядка 700 тыс. долларов. Не знаю, были эти деньги украдены или нет, но по документам это выглядело, что Дорофеев и Колесник просто не смогли отчитаться за эти суммы.

А дальше начались очередные загадки: проблемы возникли не у фирмы «Дорк», а у «Трансрейла» – начались всевозможные проверки, компанию попросту начали «кошмарить». Фирма втянулась в настоящую информационную войну с участием полиции, ФСБ, налоговых органов – причём, как считали в «Трансрейле», заказчиком всей кампании мог быть вице-губернатор по фамилии Каретный. Но на самом деле, судя по всему, Каретного тоже использовали втёмную. Поскольку в результате этой войны он тоже потерял очень много денег. Тем не менее в итоге этих бурных событий «Трансрейл» начал стремительно терять свои позиции в области, и за всей этой историей как-то забыли задаться вопросом: а куда, собственно, делись акции Калининградского порта, скупленные в интересах «Трансрейла»? Ещё раз напомню – скупленные на деньги налогоплательщиков.

По теме

И знаете, что меня больше всего настораживает здесь – в итоге все проиграли: МПС, «Трансрейл», господин Каретный. А выиграли только Колесник и Дорофеев, поскольку они остались в порту. Так как в реестре ОАО «Калининградский морской торговый порт» каким-то загадочным образом появились эти господа в качестве основных владельцев. Многие люди ещё тогда удивлялись: откуда вдруг у бывшего спецназовца Колесника появились такие капиталы? Занятная история, правда? Но и это ещё не всё, дальше совсем интересно. Но начать придётся снова издалека.

И я заранее прошу у читателя прощения за длинное предисловие, переполненное названиями фирм, но это необходимо для понимания всей истории. В 1998 году по распоряжению Леонида Горбенко (тогдашнего губернатора области) был учреждён Региональный фонд развития Калининградской области. Фонд взял кредит в Дрезднер Банке – 10 млн долларов. Причём под огромный процент – 13,75% годовых в валюте, что уже нарушало закон. Гарантом возврата денег выступила администрация области. На заёмные деньги фонд купил импортное оборудование (ЗАО «Балтптицепром») и разместил его на загибающейся птицефабрике в пос. А. Космодемьянского (ОАО «Калининградптицепром»). В одночасье птицефабрика набрала обороты и начала приносить баснословную прибыль – около 2 млн долларов ежегодно.

Весной-летом 2000 года планировалось начать погашение кредита Дрезднер Банка за счёт производственной деятельности «Балтптицепрома». Но... проценты не платятся. А губернатор Горбенко публично заявляет: «Рассчитываться с Дрезднер Банком будем курями!»

Чуть позже новое руководство Регионального фонда затевает преднамеренное банкротство – и фонда, и ЗАО «Балтптицепром». Все активы «уплывают» на подконтрольные коммерческие структуры.

Так, в июле 2001 года (по цене в два раза меньше оценочной стоимости) производственные здания «Калининградптицепрома» продаются московской фирме ООО «КарСар плюс».

7 августа 2001 года ЗАО «Балтптицепром» передаёт некоему ООО «ТПК «Балтптицепром» (это маскировка такая: названия одинаковые, а фирмы – разные!) свой комбикормовый завод, колбасный и свиноубойный цеха, оборудование, товары и т.д. и т.п. по явно демпинговым ценам – не получив ни рубля: оплата производилась якобы необеспеченными векселями.

24 сентября 2001 года Региональный фонд уступает никому не известному ООО «Джет Компани» (тоже из Москвы) право требования к ОАО «Калининградптицепром» на сумму 215 759 849 рублей. А на следующий день уже ЗАО «Балтптицепром» уступает той же фирме «Джет Компани» право требования к своей «дочке» на сумму 51 381 709 рублей. При совершении этих сделок вполне реальные активы Регионального фонда и ЗАО «Балтптицепром» были обменены на абсолютно пустые и неликвидные векселя ЗАО «Вексельный центр «Энергогаз» (чьи бухгалтерские и иные документы были изъяты следственными органами ОВД Льговского района Курской области тремя годами (!) ранее) и явной «пустышки» ООО «Ингазресурс».

Прокуратура спохватилась только в конце декабря.

В отношении руководства ЗАО «Балтптицепром» было возбуждено уголовное дело № 04799 по ч. 1 ст. 195 УК РФ (неправомерные действия при банкротстве). Но... отчуждение активов продолжалось.

31 декабря 2001 года (через 10 дней после возбуждения уголовного дела!) ЗАО «Балтптицепром» беспрепятственно уступает ООО «ТПК «Балтптицепром» право требования от МУП «ЖЭУ пос. им. А. Космодемьянского» долга в 6 821 522 рублей. А 10 января 2002 года уступает некоему г-ну Горгану С.И. долю в уставном капитале «ТПК «Балтптицепром» в размере 19%. За миллион долларов США с отсрочкой оплаты на год. Но деньги за оплату долей в уставном капитале до сих пор не уплачены.

Естественно, в ходе создания искусственных долгов и деятельного отчуждения активов и «Балтптицепром», и Региональный фонд – ранее имевшие реальную возможность расплатиться абсолютно со всеми кредиторами – превратились в полных и безоговорочных банкротов. В итоге государственная птицефабрика стала частной. Как уже говорилось, называется она нынче очень похоже – ООО ТПК «Балтптицепром». А контролируют сверхдоходный бизнес бывшие руководители Фонда регионального развития! Только уже не как чиновники, а как успешные предприниматели.

По теме

Но при чём тут депутат Колесник и его Морской порт, из-за которого он может пострадать? Об этом следующая глава.

За что прокуратура отрывает яйца

Нужно сказать, что при таком раскладе, кажется, все были удовлетворены – и волки сыты, и яйца целы. Настолько целы, что прокуратура спокойно закрывает уголовное дело, так как на бюджет в общем-то всем плевать. Но тут на сцене появляется некая фирма «Дорк» и предъявляет к оплате векселя почти на два с лишним миллиона долларов США. Вдруг выяснилось, что при покупке оборудования для птицефабрики у немецких фирм «ЕМФ Лебенсмиттельтехник-Анлагенбау ГмбХ» и «Биг Дачмен Интернационал ГмбХ» им забыли доплатить эти самые 2,5 млн долларов. А фирма «Дорк», внимание, получила от них право безвозмездно взыскать долги с Регионального фонда в свою пользу. Знаете, я бы уже тогда насторожился: немцы безвозмездно разве что плюху отвесить могут, ну или пива в баре на донышке бокала нальют попробовать. А тут 2 млн долларов уступили да ещё соглашение подписали в каком-то офшоре. А когда выяснилось, что учредителем «Дорка» являлся господин Дорофеев – предприниматель, близкий тогдашнему губернатору Горбенко (сейчас он вместе с товарищем Колесником руководит и владеет Калининградским морским торговым портом), знаете, я сказал бы, что как минимум что-то не так здесь. И, внимание, по совместительству Дорофеев являлся, сейчас упадёте, членом совета Регионального фонда! То есть товарищ знал, к кому прийти с бумагой. По моим данным, вторым учредителем фирмы «Дорк» является не кто иной, как нынешний депутат Государственной думы Андрей Колесник. А дальше вообще полный, прошу прощения, пердюмонокль. «Дорк» пишет письмо в администрацию президента, генеральную прокуратуру… Местную прессу заполнили многочисленные статьи о том, как распилили кредиты Дрезднер Банка и замяли уголовное дело. Причём я не могу не остановиться на одном эпизоде. Журналист спрашивает у некоего озабоченного кредитора (имеется в виду неназванный представитель фирмы «Дорк» – она долго не светилась в этом втором по счёту скандале): а почему, собственно, сам Дрезднер Банк не ведёт судебную войну за свои кредиты, а это делает какая-то фирма «Дорк». Ответ – для Дрезднер Банка это несолидно (читай «западло»). Узнаю стиль Андрея Колесника. Знаете, и опять у меня перед глазами всплывает картина, как этот сильный человек с предательской дрожью в голосе диктует своему юристу: «Доведённые до отчаянья представители фирмы «ЕМФ Лебенсмиттельтехник-Анлагенбау ГмбХ» обращаются к канцлеру ФРГ Шрёдеру с жалобой на действия администрации области по ущемлению прав кредиторов. По данным журнала «Эксперт», рейтинг инвестиционной привлекательности Калининградской области упал за прошлый год на 17 пунктов» (цитата из письма фирмы «Дорк» в Генпрокуратуру). Одним словом, высокая, очень высокая политика и, самое главное, благородная – совсем не о себе радеют, а о рейтинге области в отдельно взятом журнале. И знаете, у этих ребят практически всё начинает получаться. Самое главное – областная прокуратура вынуждена возобновить рассмотрение уголовного дела.

А дальше уже полный анекдот. В одной из прошлых публикаций я писал о судье, уволенной за дискредитацию своего звания. А также о нынешнем директоре «Калининградтеплосети» Эдуарде Куровском. Спустя несколько лет, когда эта история, казалось бы, уже полностью улеглась, одно из калининградских изданий, «Новые колёса», в рамках журналистского расследования публикует записи телефонных разговоров, из которых якобы следует, что оппонентами «Дорка» в деле вокруг кредитов Дрезднер Банка просматриваются бывшая судья Шелег (именно она вела одно из первых заседаний по иску «Дорка» и отказала им), Эдуард Куровский, который на тот момент руководил фирмой – эксклюзивным дистрибьютором действующей, несмотря ни на что, птицефабрики. Очень любопытное чтиво, посмотрите сами. Из этих материалов формируется мнение, что Эдуард Куровский и судья могли сотрудничать с целью противодействия следствию по делу о пропавших кредитах и птицефабрике.

По теме

Уголовное дело всё-таки прикрыли, несмотря на протесты фирмы «Дорк». Кредиты, понятное дело, не вернули, но зато арбитраж присудил в 2006 году Региональному фонду выплатить «Дорку» два с лишним миллиона, да ещё с процентами. Однако самое интересное всплыло чуть позже.

Концы в порт

Здесь ключевой вопрос: каким образом Региональный фонд выплатил деньги фирме «Дорк»? Ведь он полный банкрот. Оказалось, что всё далеко не так просто. В своё время, чтобы гарантировать возврат кредитов Дрезднер Банку, администрация области передаёт в качестве уставного капитала в Региональный фонд развития государственную собственность: 20% акций Калининградского морского торгового порта, собственность Светловского и Балтийского судоремонтных заводов. Причём, на наш взгляд, делает это незаконно. Почему? Потому что его стоимость значительно превосходит сам кредит. И в 2006 году суд присуждает отдать «Дорку» в счёт возмещения 2-миллионной недоимки акции морского порта! Представляете, мало того, что эти 20% акций как минимум в 10 раз больше стоят, так ещё их и передали ведь не немцам. А господам Колеснику и Дорофееву. Ничего себе бизнес! Хорошо устроились ребята!

Но и это ещё не всё. Я задался следующим вопросом: а была ли вообще эта 2-миллионная недоимка перед указанными немецкими фирмами. И вот что выяснилось. В своё время контрольно-ревизионное управление администрации области назначило проверку в «Балтптицепроме» на предмет как раз расходования этих средств. Но когда ревизор пришёл, ему, говоря образно, показали фигу – выяснилось, что на предприятии, как раз перед вторым витком скандала, побывали некие сотрудники милиции и устроили выемку документов. Забрали все платёжки – и ушли. С концами, в никуда! А когда я стал выяснять, кто всё-таки устраивал в тот период выемки документов, то выяснилось, что делали их по запросам… того самого «Дорка»!

Более того, ко мне попало определение следователя по особо важным делам прокуратуры области, на основании которого он закрывает уголовное дело по хищениям кредитов. Там тоже указывается этот факт, а дальше следователь делает вывод: раз сотрудники милиции забрали документы, то выяснить правду не представляется возможным! И значит, уголовное дело надо… закрыть. Не фига себе – милиция у нас, наверное, на Марсе живёт, истребовать документы оттуда не представляется возможным, особенно, когда это не нужно фирме «Дорк»? И как здесь не вспомнить статьи в калининградских газетах, где открыто пишут об Андрее Колеснике, что в этой бригаде (Дорофеев и Шитиков) он отвечает за связь с правоохранителями?

Ничего, мягко говоря, здесь не настораживает? Оплата за оборудование осуществлялась ведь за границу – прокуратура почему-то не проверила ни соответствующий банк, ни контрагентов и, самое главное, не запросила немецкую фирму – вообще были у них претензии к русским? Может, вся эта история с задолженностью, особенно учитывая действующих лиц, полная липа? И если это так, то представляете, какого уровня это мошенничество? Сейчас я готовлю собственные запросы в правоохранительные органы Германии и думаю, что в самое ближайшее время свяжусь с представителями Инвестиционного бюро Германии, через которое проходят все подобные сделки, – если наша сторона что-то не доплатила немцам, то этот факт должен быть зарегистрирован в этом бюро. В этой стране такой закон. Мне почему-то кажется, что нас ждут новые сенсации.

Но даже если эта недоимка и была, то история всё равно, с моей точки зрения, совершенно мерзкая. Особенно учитывая все последующие события, о которых я уже писал. Андрей Колесник появляется в акционерах Калининградского морского торгового порта примерно на рубеже 2008 года и уже в следующем году становится председателем совета директоров. И сегодня, по моим подсчётам, это градообразующее предприятие практически банкрот, у него долгов больше, чем собственный оборот. Ничего себе инвестор, напомните мне, пожалуйста, это какая фирма писала в Генпрокуратуру про плохой инвестиционный климат в этой области? И самое обидное, даже не знаешь, кому пожаловаться – пишешь одну статью за другой, а прокуратура вообще как будто в другой галактике живёт. Может, тоже товарищу Шрёдеру написать?

Как банкротят птицепром

Чтобы уж окончательно поставить точку в этой истории, я расскажу, как на самом деле был обанкрочен «Балтптицепром», потому что вокруг этой аферы уже второе десятилетие ломают копья калининградские журналисты. Следователь по особо важным делам областной прокуратуры это выяснил. Напомню, изначально предприятие было очень прибыльным – приносило более 2 млн долларов в год. Но тогдашний генеральный директор «Балтптицепрома» вдруг понял, что предприятие не заплатило ему зарплату – 20 тыс. долларов. То есть забыл, наверное, сам себе заплатить. Селезнёв приплюсовал к этой сумме моральный ущерб 100 тыс. долларов, а также 75 тыс. долларов компенсации на покупку квартиры (ему это обещали) и подал иск в суд на банкротство предприятия – мол, оно не в состоянии выплатить ему эти бешеные бабки. И суд это всё хавает (куда только прибыль подевалась), признаёт предприятие банкротом, и в результате запускается вся эта чехарда с акциями, векселями, залогами и т.д. Заваривается такая каша, что урвать свой кусок слетелись, кажется, все стервятники области – запах от этой истории до сих пор стоит. Вот так делаются дела в нашей стране. Остаётся только добавить, что теперь вся эта компания – Колесник – Куровский – Ярошук дружно реконструируют несчастное озеро...

И самое последнее: буквально на днях местная пресса сообщила, что задолженность муниципальной организации «Калининградтеплосеть», которую в начале осени возглавил господин Куровский, достигла критической отметки в 919 млн рублей. Напомню, что общий долг города Калининграда составляет почти 6 млрд рублей, а долг только одной городской организации – почти 1 миллиард. То есть «Калининградтеплосеть» уже можно считать фактическим банкротом, поскольку сумма задолженности превышает её общий оборот. И мне кажется, это тоже не так просто – кому выгодно банкротить эту муниципальную организацию, в то время как в городе ходят упорные слухи, что она готовится к приватизации. То есть её кто-то хочет забрать за копейки?

Продолжение следует

Источник информации:

электронное издание «ВЕК»

Опубликовано:
Отредактировано: 04.03.2013 16:04
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх