// // Разницу за цену нефти оплатят рядовые граждане

Разницу за цену нефти оплатят рядовые граждане

534

Посредственная экономика

Прекращение нефтяной подкачки приведёт к непопулярным мерам. Фото: lori
Прекращение нефтяной подкачки приведёт к непопулярным мерам. Фото: lori
В разделе

Российскую экономику ждёт интересное время. Никогда ещё в новой истории, пожалуй, цена нефти, не зависящая от России, не имела столь большого значения для страны. Между тем эксперты «Нашей Версии» утверждают, что стране угрожают совсем другие сценарии развития событий.

Судите сами. Президент Дмитрий Медведев и премьер-министр Владимир Путин фактически обозначили два сценария «желаемого завтра». Версия Медведева: создание smart-экономики путём модернизации, внедрения инноваций – в общем, перезагрузка 2.0. Версия Путина: стране нужно десятилетие устойчивого, спокойного развития. Эксперты сразу заспорили: это дискуссия о выборе либерального или консервативного пути развития? Или тандем говорит о двух сторонах одной медали?

Однако, каким бы ни был ответ, на самом деле важнее то, что объединяет оба плана. А объединяет их нефть. Вернее, её цена. По расчётам министра финансов Алексея Кудрина, в этом году бюджет может быть сведён без дефицита при среднегодовой цене барреля в 105–107 долларов. В следующем – при 120 долларах. При этом Минэкономразвития даёт базовый прогноз на уровне 93 долларов за баррель, а оптимистичный – 106 долларов. Всемирный банк делает ещё более скромный прогноз – 60 долларов за баррель.

Итак, у России на самом деле не два варианта пути, а три. Не либерализация vs консервация, а жизнь по средствам, жизнь взаймы и жизнь за счёт заплативших по счёту. Первый вариант отпадает сразу: на носу выборы и надо быть сумасшедшим, чтобы в этот момент предлагать гражданам, стремительно превращающимся в избирателей, затянуть пояса. Второй вариант мог бы иметь место, да простит меня господин Кудрин, но не в тот момент, когда мир в очередной раз с содроганием подсчитывает, кто кому должен и какое по счёту поколение может (теоретически) расплатиться по долгам.

Значит, остаётся третий путь. Который, если вдуматься, есть лишь видоизменённый первый – платить приходится опять же гражданам. Но есть различие. Он, третий путь, может сделать плату дифференцированной, зависящей от… Вот тут-то и зарыта собака. Потому что зависимость может быть выведена такая, что результатом станет более справедливое распределение общественного блага или доходов. А может оказаться такой, что выведет граждан на улицы.

Тем не менее гражданам придётся раскошелиться в любом случае. Во-первых, свои издержки бизнес перекладывает на них через цену товаров и услуг – и в условиях монополизма (а он, кстати, всегда нарастает при ухудшении условий для бизнеса) это сделать даже проще. Во-вторых, судя по всему, нас всё же ждёт повышение акцизов и налога на недвижимость.

Надо сказать, что часть общественности поддерживает и тезис Кудрина о том, что подорожание сигарет и спиртного будет населению во здравие, а бюджету на пользу. «Это и сокращение курения, и дополнительные деньги в бюджет, которые можно потратить на семейную политику, на поддержку бизнеса, на пенсии, на всё, что угодно», – убеждает cопредседатель российской Антитабачной коалиции Дарья Халтурина. По её мнению, эта мера отвратит от курения прежде всего подростков: им придётся выбирать, что купить – завтрак или сигареты. Возражений здесь два.

По теме

Первое – о пользе бюджету. Надо не забывать, что под боком России – Китай, который не зря считают мировой фабрикой контрафактных сигарет. Учитывая открытость границ с Казахстаном, нашим партнёром по Таможенному союзу, и прозрачные границы этой страны с Китаем, можно не сомневаться в скорости распространения контрабандного табака. В Европе, кстати, вопрос контрабандных сигарет стоит тоже остро, хотя возможности контрабанды в ЕС гораздо более скромные. Стоит сюда прибавить и опасность криминализации этой области – никто не забыл, как помог становлению мафии в США сухой закон?

Второе – о здоровье населения. В отличие от Европы Австралия не поднимает акцизы на табак. Местные власти говорят, что аморально наживаться государству на табаке. Хотя не исключено, что это лишь политическая риторика – а на самом деле австралийское правительство вполне прагматично решило, что при близости к тому же Китаю и Индии, да ещё имея с ними морские границы, априори менее контролируемые, нежели сухопутные, неблагоразумно делать ставку на недоступность табака. Зато Австралия входит в четвёрку стран с самым суровым антитабачным законодательством. Курение в общественных местах запрещено. На крылечках пафосных ресторанов можно вечерами видеть дивную картину, как цвет нации (без всякой иронии) ёжится на холодном ветру (в Австралии не везде жара), нервно докуривая сигарету. Что изображено на пачках – неописуемо. Гангрена, рак в последней стадии. Детям до 18 точно смотреть не рекомендуется. Никакой рекламы. Точки продажи табака сурово регламентируются – где стоять, сколько работать, как продавать, как выставлять товар. Так вот динамика курения там ничем не отличается от европейской. Число курильщиков также падает в среднем на 3% в год. Прибавка, как и в Европе, идёт за счёт подростков. Видно, не слишком они держатся за завтраки, но и после завтрака норовят покурить.

Ещё более неочевидно предложение об исчислении налога на недвижимость с рыночной стоимости квартиры. Автору этих строк недавно удалось воочию наблюдать, как сегодня происходит установление этой самой рыночной цены одной из самых солидных оценочных контор в Москве. При этом смущает и пафос властей, уверяющих, что нужно сделать невыгодным спекуляции с недвижимостью, заставив граждан расстаться со вторым жильём. Потому что второе жильё в России всё чаще играет роль сберкнижки. Покупают его для детей или чтобы иметь достойную старость. Назвать это спекуляцией язык не повернётся – скорее уж стоит упрекнуть государство, которое так и не смогло выполнить обещания насчёт доступного жилья и достойных пенсий.

Да и вообще нигде в мире не борются с «лишним» жильём у граждан. Наоборот, почти нигде нет такого странного явления, как квартировладелец. Владеют, как правило, домами – собственными или многоквартирными. Некоторое распространение собственность на квартиры получила как раз там, где надулся пузырь в недвижимости – в Ирландии, Лондоне, Пекине, мегаполисах США. Там как раз квартиры покупались простыми гражданами за счёт ипотеки, платежи по которой оплачивались из арендной платы жильцов, которым эти квартиры сдавались в аренду.

Самое же главное: такой налог, как и предлагаемые акцизы на табак и алкоголь, ударит по простым гражданам. Богатые давно уже покупают недвижимость не в России, более того, от российской недвижимости они избавляются. Да и стоимость элитного алкоголя и сигар гораздо меньше зависит от акцизов, нежели стоимость рядовых сигарет.

А есть ли такой налог, который и бюджет гарантированно поддержит, если (когда) цены на нефть упадут, и распределяться будет в обществе более-менее равномерно? Есть. Это налог с продаж.

Спор о том, что лучше – НДС или налог с продаж – продолжается уже много лет. Доводы сторонников сохранения НДС – опыт работы с ними налоговиков и бухгалтеров предприятий, высокая (до 90%) собираемость налога, концентрация его в секторе крупной и средней промышленности, тогда как налог с продаж уплачивается в торговле, где высока доля малого бизнеса. , высокая собираемость налога – это средняя температура по больнице, где, с одной стороны, неуплата НДС фирмами-однодневками, а с другой – невозврат НДС экспортёрам. Зато налог с продаж – очень простой, концентрируется в одном месте, требует минимум контроля и, главное, освобождает промышленность, сдерживая инфляцию, перекладывая налоговое бремя на потребителя.

Можно найти разумные аргументы у обеих сторон дискуссии. Но стоит остановиться на главном – налог с продаж есть переход от налогообложения бизнеса к налогообложению граждан. Но ведь именно об этом говорил Кудрин. Об этом же говорил и Путин – но уже неодобрительно.

Тем не менее промышленность России уже столь давно стагнирует, что уменьшение налоговой нагрузки на неё – вопрос времени. «Властям стоит задуматься об оптимизации и увеличении эффективности государственных расходов, нежели о дальнейшем увеличении налогового бремени», – считает аналитик УК «Альфа-Капитал» Дмитрий Чернядьев. Можно, конечно, поступиться государственными расходами. Но для этого надо либо в одночасье победить коррупцию, что невозможно, либо поступиться какими-то расходами. Какими? На оборону? На здравоохранение и образование? Науку? Культуру? Даже сокращение расходов на чиновников чревато – нищий чиновник будет брать ещё усерднее.

Поэтому, похоже, переход к налогообложению граждан – лишь вопрос времени. Какого? Это уже зависит только от цены нефти.

Опубликовано:
Отредактировано: 03.05.2011 15:50
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх