// // Процветания «Вертолётов России» Сергей Чемезов не добился – теперь им ищут нового собственника

Процветания «Вертолётов России» Сергей Чемезов не добился – теперь им ищут нового собственника

7921

Измена или идиотизм?

3
В разделе

В последнем интервью гендиректор «Ростеха» Сергей Чемезов порадовал читателей The Wall Street Journal новостью о том, что инвестиционная компания из ОАЭ Mubadala Development Co «серьёзно рассматривает возможность покупки акций, не 49%, но, может, 20 или 25% «Вертолётов России». Почему ключевую компанию ВПК, производящую гордость российского авиапрома, хотят продать иностранцам и как изменилась её стоимость при нынешнем руководстве, разбиралась «Наша Версия».

Анализируя последние заявления государственных деятелей России, возникает ощущение, что уверенность нынешней власти перед надвигающимися очередными выборами в Госдуму тает на глазах. Именно этим можно обосновать возросшую активность наших чиновников, анонсирующих реализацию оставшихся промышленных активов в иностранные руки. Следуя их логике, неуверенность в собственном народе должны компенсировать иностранцы, получающие активы по бросовым ценам в период нынешнего затяжного кризиса.

«Творчество» министра Мантурова

По-другому сложно объяснить заявление, которое сделал вице-премьер РФ Аркадий Дворкович японской газете Nikkei, сообщив, что Россия готова продать японским компаниям контрольные пакеты акций в крупных нефтяных и газовых проектах. Чиновник такого уровня, как Дворкович, не может выражать по подобным вопросам частное мнение, а это значит, что в российском правительстве всерьёз надеются, что иностранцы, получив таким образом оставшиеся государственные активы, будут заинтересованы в сохранении у власти в России тех, кто это организовал. В этом случае грядущих выборов нынешним чиновникам высшего звена можно не опасаться.

Этой же логике следует ещё один член правительства РФ – министр промышленности и торговли Денис Мантуров. По сообщению ТАСС, продажа доли «Вертолётов России» инвестору может состояться уже в этом году. Об этом поведал журналистам как раз Мантуров. По его словам, рассматриваются два варианта. «Это всегда такой творческий поиск возможных вариантов. Либо это будет стратегический инвестор из России с возможностью продажи до 49%, либо это будет иностранный, но тогда это будет 25%», – сказал министр. «До конца года я рассчитываю, что уже будет не только принято решение, но и совершена сама инвестиция», – добавил он.

То, что продажу стратегического для обороноспособности России предприятия министр Мантуров называет творчеством, неудивительно – подобным «творчеством» он занимается давно. Но вот откуда взять так желаемую им «инвестицию»? Ведь финансовые показатели в отрасли значительно упали.

Подтверждением тому служит недавнее заявление гендиректора ведущего предприятия холдинга – ПАО «Казанский вертолётный завод» (КВЗ) – на заседании Казанской городской думы. Вадим Лигай заявил собравшимся, что в 2015 году руководимое им предприятие получило чистую прибыль по РСБУ более 12 млрд рублей, а выручка, по его словам, составила около 50 млрд рублей. Ранее сообщалось, что по итогам 2014 года КВЗ получил чистую прибыль в размере 12,74 млрд рублей, выручка составила 53,8 млрд рублей. На основе этих данных делается вывод, что «компания практически сохранила показатели на уровне предыдущего года». Примечательно, что ни у кого из «казанских думцев» не возникло вопроса по части реальности утверждения. Скорее всего местные народные избранники очень плохо изучали в начальной школе математику, ну а от специфики крупнейшего в республике завода они вообще далеки.

По теме

В реальности же падение производства на этом заводе в 2015 году против 2014 года могло составить около 60%. Доказать это очень просто. В случае с Казанским вертолётным заводом рублёвые итоги не являются показателем стабильности.

В развёрнутом интервью изданию «АвиаПорт» генеральный директор завода Вадим Лигай заявил: «Если взять 2015 год, то, как и во все предыдущие годы, основная доля выручки приходилась на экспортную составляющую. До 70–80% традиционно у нас экспорт, и только 20–30% – внутренний рынок».

Если взять средний курс рубля за 2014 год и средний курс рубля в 2015 году, то нетрудно заметить, что падение курса по отношению к доллару США составило порядка 60%. Учитывая то, что, как сказал Вадим Лигай, основной доход завода – это экспортная выручка, равенство рублёвых показателей за 2014 и 2015 годы означает в реальности снижение экспортной выручки. И это ведущий завод вертолётной отрасли России, выпускающий востребованный на мировом рынке вертолёт. По другим предприятиям холдинга показатели ещё хуже.

Так какой же нормальный инвестор понесёт свои деньги в холдинг с таким падением производства?!

Почему «Ночной охотник» уступил «Апачу»?

Может, у отрасли есть какие-то перспективы в будущем?

Внутренний российский оборонный заказ для иностранных инвесторов – потёмки, это общеизвестно. Если уж и оценивать иностранцам так называемый холдинг, то, конечно, по экспортным показателям. Тут, кстати, недавно случился эпохальный провал. Известно, что Индия – давний традиционный и стабильный потребитель нашей техники. Этот рынок был освоен ещё во времена СССР. В стране эксплуатируется огромное количество вертолётов советского и российского производства. Но буквально недавно в результате тендера минобороны Индии приняло решение закупить американские вертолёты АН-64D «Апач Лонгбоу», а не российские Ми-28НЭ «Ночной охотник». Россия надолго уступила своё место в Индии по ударным вертолётам. И иностранные инвесторы не могут это не учитывать. Поэтому при возможной продаже так называемая справедливая цена актива будет низкой…

Однако желание министра Мантурова продать 49% так называемого холдинга в частные руки, в том числе иностранцам до 25%, – стойкое. Да и как он может ослушаться главу корпорации «Ростех» Сергея Чемезова, который необходимость реализации этого актива обозначил ранее? Принимая во внимание реальное плачевное состояние отрасли, возможно, что глава «Ростеха» пытается сбросить нерентабельный актив, чтобы не закрывать будущие убытки. Но тогда возникает ряд вопросов к профессионализму команды Чемезова, ведь до его прихода в отрасль она имела положительную динамику развития.

Судя по тому, что заявление о продаже актива фактически совпало с назначением на должность индустриального директора авиационного комплекса корпорации «Ростех» большого специалиста по реализации имущества Минобороны амнистированного Анатолия Сердюкова, сделка по реализации вертолётных активов задумывалась заранее. Появление Сердюкова в совете директоров АО «Вертолёты России» многими было воспринято как «предпродажная подготовка» актива.

Сможет ли Сердюков «толкнуть» сомнительный актив? Ранее холдинг «Вертолёты России» уже не единожды пытался выйти на IPO, однако все попытки провалились. Игрокам, ориентирующимся в проблематике, известно, что так называемый холдинг долгое время мог использоваться исключительно для прокачки российского бюджета по научно-исследовательским и опытно-конструкторским работам под нереальные программы типа «скоростного вертолёта». Следовательно, задолженность перед бюджетом и иными кредиторами – в основном перед банками, контролируемыми государством, – у него должна быть нешуточная. Кто же в это «вляпается»?

По теме

Пасьянс с потенциальными инвесторами

Путём нехитрых рассуждений нетрудно просчитать ситуацию и попытаться вычислить предполагаемого «инвестора». Как известно, в вертолётной области в мире существуют три основных игрока – это американцы и два европейских: франко-германский Airbus Helicopters и итальянский Agusta-Westland. Возможно, они и могли бы выступить потенциальными покупателями. Методом исключения нетрудно догадаться, что если и существует иностранный «инвестор», то скорее всего это могут быть итальянцы. А точнее – давний партнёр Сергея Чемезова и гендиректора «Вертолётов России» Александра Михеева израильский бизнесмен Аарон Френкель, который неформально представляет интересы итальянцев в России. Переговоры по этой теме при посредничестве Френкеля могли вестись с итальянцами с 2013 года.

Американцы в условиях санкций не станут выступать в качестве стратегического инвестора, так как АО «Вертолёты России» 22.12.2015 года внесено министерством финансов США в санкционный список, который недавно был продлён на год.

То, что продажу стратегического для обороноспособности России предприятия министр Мантуров называет творчеством, неудивительно – подобным «творчеством» он занимается давно.

Что касается франко-германского вертолётного производителя Airbus Helicopters, то ему совершенно не логично вкладываться в российского конкурента, потому что им уже принята генеральная линия на замену вертолётов российского производства и сделаны определённые вложения в эту программу – 50 млн евро – в создание линии финальной сборки на аэродроме Гимбав, возле Брашова (Румыния), где будет производиться Н215 – новая производная модель из семейства AS332 Super Puma. Выпуская свою машину в Трансильвании, Airbus Helicopters считает, что это уменьшит стоимость их вертолётов на 10–15%, а это, в свою очередь, закроет ценовой разрыв между Super Puma и российскими вертолётами, такими как Ми-17 и Ка-32, которые всё так же востребованы на развивающихся рынках. Смысла распылять финансовые ресурсы, инвестируя в российский холдинг, нет никакого.

Можно, конечно, было бы предположить, что «стратегом» выступят китайцы, но они слишком хорошо знают проблемы России, чтобы вкладывать в «мёртвый холдинг» свои деньги. Зачем? Ведь руководство России и так делает всё, чтобы создать конкурентное вертолётное производство в Китае.

В принципе может быть и какой-нибудь «загадочный», но богатый офшор, за которым будут неявно торчать уши российских либо чиновников, либо «эффективных менеджеров».

А могут вспомнить схему с титановым монополистом «ВСМПО-Ависма». Компанию сначала выкупили с помощью госбанков на государственный «Ростех» под предлогом не дать «увести актив за границу», а позже долю в компании переоформили на менеджмент «за долги». Основной фигурой стал Михаил Шелков, давний парт-

нёр Сергея Чемезова. Вывести из госкорпорации российского титанового монополиста тогда тоже казалось нереальным. Но не факт, что доморощенные богатеи, имеющие ресурсы за рубежом, захотят вкладывать свои «кровные» в убыточный холдинг.

Операция сомнительная, явно нужен «буфер»

Остаются итальянцы. Возможный инвестор, если рассматривать серьёзные профильные вертолётные структуры, это итальянская компания Agusta-Westland. Однако известно, что итальянцы на нынешнем этапе не могут похвастаться хорошим финансовым состоянием. Если бы не проблема беженцев из Сирии, которая с головой захватила Европу, то, возможно, вслед за Грецией сейчас именно Италия была бы большой европейской финансовой проблемой. А вот тут начинается самое интересное. В прошлом году Сергей Чемезов и Игорь Сечин объявили о планах государственной «Роснефти» по покупке итальянских вертолётов AW189 на сумму 3 млрд евро. Сумма эта, при условии, что сборка вертолётов планируется в России, и учитывая размер заказа, явно завышена. Возможно, именно часть этой суммы и будет использована итальянцами в случае принятия решения о стратегическом партнёрстве. Операция сомнительная, но «квалификация» и связи в финансовом мире Аарона Френкеля позволят реализовать описанную схему. Включение в конце 2015 года минфином США вертолётного холдинга в список санкций, повторим, спутало планы. Именно поэтому начался лихорадочный поиск инвестора, через которого можно было бы реализовать схему. Явно нужен «буфер».

По теме

«Мы проводим переговоры с Mubadala Development Co. из ОАЭ. Недавно министр Денис Мантуров ездил в командировку в ОАЭ, встречался с ними, и на эту тему был разговор», – сказал Чемезов. Известно, что «найденный инвестор» никакого отношения к вертолётам не имел и не имеет. Все его инвестиции направлены в основном в проекты по недвижимости. Означает ли привлечение указанного Сергеем Чемезовым инвестора, что теперь территории вертолётных заводов превратятся в строительные площадки? Вряд ли. Даже в условиях тотальной российской безнаказанности не факт, что ростехнологи решатся на такое…

В то же время накануне привлечения в качестве инвестора арабского инвестфонда Денис Мантуров заявил: «Нет такого точного приоритета. Для нас главное – не только продать по цене дороже, но нужно продать эффективно, чтобы новый собственник участвовал в жизни предприятия, а не был пассивным портфельным инвестором».

Как будет арабский фонд, специализирующийся на инвестициях в недвижимость, «активно» участвовать в «жизни предприятия»? Ответить просто – никак. Это говорит о том, что данная схема построена с одной целью: обойти санкции. ОАЭ – это не Европа и США, поэтому можно не опасаться реакции на вложения. За указанным инвестором могут стоять интересы всё тех же, представленных Аароном Френкелем, итальянцев, как наиболее реальных претендентов на освоение российского вертолётного рынка.

Если же рассматривать возможности внутренних стратегических инвесторов, то тут вариантов мало. Дело в том, что в России никто не будет, имея «линейно независимые» от государства средства (не опираясь на бюджет), инвестировать в отрасль, находящуюся под контролем государства. В нынешних условиях реальный (а не зависящий от государства, что тождественно бюджету) частный капитал давно не играет с «государством» в «азартные игры». Это общеизвестно… Единственный возможный вариант – это продажа актива менеджменту компании. Вопрос этот неоднозначный, так как группа «эффективных менеджеров», которая может претендовать на акции холдинга, не способна легализовать достаточный капитал. Очень вероятно, что все они не занимались активно легальным бизнесом, а «откаты» пока в нашей стране декларировать не принято. Операция эта далеко не однозначная…

Путь – в придатки западных фирм

Распродавая активы в иностранные руки, наше правительство опять наступает на уже известные грабли. Участие иностранцев в качестве акционеров российских промышленных предприятий хорошо известно на примере того же АО «МВЗ им. М.Л. Миля». Именно их участие в ноябре 1999 года привело известное на весь мир вертолётное конструкторское бюро к начальной стадии процедуры банкротства. Проведённая в конце 1998-го – начале 1999 года по инициативе Госдумы проверка Счётной палаты выявила, что в результате манипуляций с акциями КБ в итоге в руках иностранцев находилось 41,28% акций ОАО «МВЗ им.М.Л. Миля». Вывод комиссии Счётной палаты в отношении проверяемого объекта был неутешительный:

«При таком развитии событий МВЗ им. М.Л. Миля теряет самостоятельное значение и способность создавать вертолёты собственной разработки для России и может стать придатком одной из западных вертолётостроительных фирм. В настоящее время уже прорабатывается вопрос о проведении работ по адаптации вертолёта S-76 фирмы «Сикорский» США (Sykorsky International Operations владеет 7,84% акций) к условиям эксплуатации в России и странах СНГ. Предприятие может оказаться в зависимости от своих конкурентов, и будет использоваться система толлинга, при которой инвестиции отсутствуют, а поставляется сырьё, комплектующие изделия и оплачиваются по умеренным расценкам только определённые операции. Конечная продукция, её реализация за рубежом и прибыль остаются за заказчиком (инофирмой)».

Когда Сергей Чемезов решил подмять под себя вертолётную отрасль (и не только её), то он скорее всего использовал именно эту логику, доказывая, что в стратегической отрасли не должно быть частных инвесторов, а уж тем более иностранных. Сейчас же, в случае продажи части компании иностранному стратегическому инвестору в лице итальянцев (как наиболее реальный вариант), получается, что Сергей Чемезов реализует ту же программу, что ранее планировали американцы. Таким образом, те, кто ранее ратовал за исключительное «государственное участие» в стратегической отрасли, сейчас резко поменяли свою позицию. А что? Проверок Счётной палаты РФ можно не опасаться, ведь её возглавляет госпожа Голикова – жена Виктора Христенко, бывшего начальника Дениса Мантурова.

Бюджет не получит ни цента

Если продажа актива, находящегося под санкциями, всё-таки состоится, то российский бюджет не получит от этого ни цента.

Дело в том, что 98,5% АО «Вертолёты России» принадлежит АО «ОПК Оборонпром». А это значит, что по закону все средства от реализации акций попадут именно в эту структуру. Как известно, недавно Чемезов объявил о планах ликвидации АО «ОПК Оборонпром». Но для того чтобы ликвидировать эту структуру, необходимо закрыть огромную финансовую дыру, которая образовалась за годы паразитирования этой организации на российском бюджете. Вот на это и предполагается потратить вырученные от продажи акций средства.

Тут было бы полезно вспомнить, что при образовании АО «ОПК Оборонпром» на основании соответствующего указа президента России этой структуре была передана в «безвозмездное пользование» большая часть федерального имущества – в частности, 49,18% акций ОАО «Улан-Удэнский авиационный завод», 31% акций ОАО «МВЗ им. М.Л. Миля», 38% акций ОАО ММЗ «Вперёд», 60% акций Ступинского машиностроительного предприятия и многих других. Однако в нынешних условиях после реализации имущества АО «Вертолёты России» и ликвидации АО «ОПК Оборонпром» государство так и не получит компенсации за эти активы. То есть де-факто можно утверждать, что благодаря манипуляциям с государственным имуществом, осуществлённым «эффективными менеджерами» во главе с Сергеем Чемезовым и Денисом Мантуровым, государству был нанесён значительный имущественный и финансовый ущерб. Неплохо было бы с этим разобраться соответствующим органам и всё-таки Счётной палате.

Постскриптум

Обвальная приватизация, предлагаемая сегодня правительством, не ложится ни в какую логику, если оценивать этот шаг как вариант выхода из сложной финансовой ситуации. Понятно, что после проведения такой приватизации США и их партнёры, наложившие на нашу страну санкции, получат дополнительный рычаг влияния на внутреннюю ситуацию в виде участия в российских стратегических объектах. Нетрудно догадаться, что во время кризиса проще всего скупить акции стратегических предприятий тому, кто печатает зелёные денежные знаки. А механизм может быть любой – подставные фирмы никто не отменял… При таком раскладе эффективность внешних санкций несомненно повысится. Именно этого и добивается российское правительство? А возможно, санкции имеют своей целью не только ослабить страну, но и позволить внешнему капиталу выкупить по низкой стоимости оставшиеся активы? Как известно, американское правительство недавно продлило действие санкций на год. По случайному совпадению обстоятельств именно в этот срок министр Мантуров хочет провести реализацию стратегической отрасли?

Опубликовано:
Отредактировано: 15.03.2016 13:01
Копировать текст статьи
Комментарии 3
  • Фидрат Ишкаев 25.03.2016 11:59

    предлагаю выставить на торги в сша и европе господ медведева, чемезова, мантурова и ряд других " высокопрофессиональных специалистов" правительства стоимостью в 1 доллар и посмотреть, купят ли кого-нибудь. а если предложить сердюкова, то нам еще денег дадут, чтобы его не выставляли

  • Andrew Pestel 15.05.2016 17:09

    Чекисты ненавидят Запад, во-первых, всё то, что было сформулирована французским Просвещением, а так же появилось в результате победы Французской революции 1789 года, во-вторых, ненавидят англосаксонский вектор в политике и обществе. ФСБ ненавидит права и свободы человека, всё те постулаты, что были разработаны гражданским обществом в ходе социального прогресса - чекисты ненавидят прогресс. Запредельный цинизм, жестокость, неразборчивость в средствах, направленных на удержание власти (огромной, бесконтрольной).

  • Людмила Кузьмичева 12.07.2016 19:21

    "Andrew Pestel Чекисты ненавидят Запад, во-первых" - ну вот я не чекист,но тоже ненавижу.

Еще на сайте
Наверх