// // Право российских граждан на самооборону используется против них самих

Право российских граждан на самооборону используется против них самих

592

Беззащитный рефлекс

2
В разделе

В апреле широкая общественность вновь заговорила о вечно актуальной российской проблеме – самообороне граждан. Поводом для дискуссии послужило скандальное дело известного российского боксёра Романа Романчука, который, отбиваясь от напавшего на него преступника, прострелил ему голову из его же пистолета. В результате несколько дней назад суд признал спортсмена виновным в убийстве при превышении пределов необходимой обороны (ч.1 ст.108 УК РФ) и приговорил его к полутора годам колонии-поселения. Прокуратура Владивостока посчитала приговор слишком мягким, а многие рядовые россияне и эксперты в очередной раз задались вопросами: «Почему граждане должны сидеть за то, что защищают свою жизнь и здоровье и где тот самый предел «необходимой самообороны?» Найти ответы на них попробовал и корреспондент «Нашей Версии».

Прокуратура обвиняла Романчука в совершении умышленного убийства и настаивала на наказании сроком восемь с половиной лет колонии строгого режима. Суд с такой позицией не согласился, и было отчего. Во-первых, во время нападения Романчук сам получил ранение в голову из пистолета. Во-вторых, произошедшее было зафиксировано камерой видеонаблюдения, и суд без особого труда восстановил картину произошедшего. Романчук защищал свою жизнь. Правда, по словам экспертов, подобные дела с такими мягкими наказаниями являются скорее исключением из правил. Некоторые приговоры «оборонщикам» порой вообще понять невозможно.

17 декабря 2008 года Балашихинский городской суд Московской области вынес удивительный приговор, который вызвал шок не только у родственников и адвокатов обвиняемого, но и у стороны обвинения. Как напишут позже прокуроры в кассационном представлении, приговор является «незаконным и необоснованным», а наказание «чрезмерно жёстким». Между тем случаи, когда обвинение признаёт наказание чрезмерно жёстким, в отечественной судебной практике можно пересчитать по пальцам.

На скамье подсудимых оказался инженер спецполка ДПС «Южный» ГУВД Московской области старший лейтенант милиции Радислав Демченко. По словам родственников и многочисленных свидетелей произошедшего, Демченко защищал от пьяных хулиганов себя и своих друзей, но в итоге был признан виновным в «умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть по неосторожности». В приговоре суда не было ни слова о том, что самому Радиславу в той драке, а точнее его зверском избиении группой пьяных молодых людей, удалось выжить лишь чудом. От смерти его спас травматический пистолет «оса», который приобщён к делу как орудие преступления…

Несмотря на гневные представления прокуроров, 12 марта 2009 года Судебная коллегия по уголовным делам Мособлсуда оставила приговор без изменения – в общей сложности старшего лейтенанта милиции приговорили… к семи годам колонии строгого режима.

Драка произошла 18 марта 2006 года возле одного из балашихинских кафе, куда Демченко заехал поужинать со своей гражданской женой и другом. Как говорится, в тот вечер ничего не предвещало беды, разве что за соседним столом не в меру разгулялась весёлая компания, и от молодых людей можно было ожидать чего угодно. Как позже они расскажут на допросах, выпили грамм по 400 водки на каждого.

Причина конфликта была далеко не рядовой. Выезжая с парковки, один из только что употреблявших спиртное молодых людей протаранил машину Радислава. На улице Демченко показал водителю удостоверение сотрудника милиции и начал вызывать по мобильнику наряд ДПС. Но офицера повалили на землю и стали избивать ногами. Кто-то из нападавших достал из машины блокиратор руля – увесистый металлический замок «Гарант» и ударил Радислава в область виска. За несколько минут драки милиционер получил перелом челюсти, сотрясение мозга, закрытую черепно-мозговую травму, перелом височной кости, ушибы брюшной и грудной полостей.

Как расскажут потом Радиславу в госпитале МВД, где он несколько месяцев лечился после нападения, если бы удар замком пришёлся на два сантиметра выше – исход этой драки для него стал бы летальным. Перепало и приятелю Радислава – его тоже избивали ногами. Спустя некоторое время над парковкой раздались выстрелы…

По теме

«Травматику» Радислав приобрёл буквально за несколько дней до случившегося. Пистолет он применял с соблюдением всех требований безопасности. Впрочем, согласно закону «О милиции» в той ситуации он имел право использовать даже огнестрельное оружие. Расстояние до нападавших, по их же словам, было не менее 2 метров. Калечить, и уж тем более кого-то убивать, Демченко даже в том шоковом состоянии не хотел. Как сотрудник милиции, он прекрасно отдавал отчёт своим действиям.

Однако свою роль сыграла роковая случайность. Одна из выпущенных после предупредительного выстрела резиновых пуль угодила в голову гражданину Ласкину (фамилия изменена). Может, дело ограничилось бы синяком, но Ласкин, как выяснится позже, страдал редким заболеванием: нефрогенная остеодистрофия с поражением костной ткани свода черепа. Говоря проще, у него были мягкие кости черепа, и резиновая пуля легко их продавила. От полученной гематомы Ласкин скончался через несколько часов. Впрочем, как выяснят следствие и судмедэксперты, Ласкина можно было бы спасти, если бы не неадекватное поведение его друзей.

После выстрелов из «осы» напавшие на сотрудника милиции граждане оперативно загрузились в свои машины и зачем-то повезли раненого Ласкина не в больницу, а на автостоянку на другом конце города. Ласкин два часа умирал в автомобиле, и лишь после того, как он перестал подавать признаки жизни, его труп отвезли в Центральную районную больницу Балашихи.

Спрашивается, за что же старшего лейтенанта милиции Радислава Демченко приговорили к семи годам строгого режима?

Объективность судебного процесса над Радиславом Демченко, как мы говорили, уже сполна оценила прокуратура. В частности, прокуроры обратили внимание на то, что приговор фактически вынесен лишь на основании показаний друзей Ласкина, многие из которых носят противоречивый характер.

«Приговор суда нахожу незаконным и необоснованным в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, нарушением уголовно-процессуального закона и несправедливостью назначенного Демченко Р.Д. наказания» – такое резюме вынесла этому судилищу заместитель прокурора Балашихи Л. Сёмина. Аналогичные кассационные представления были направлены в Мособлсуд государственным обвинителем по делу и прокурором Московской области. Но на судей кассационной инстанции они не возымели ровно никакого действия.

Зато сейчас в деле всплывают другие, и очень любопытные, факты, которые могут пролить свет на природу странного приговора. После драки уголовное дело было заведено не только против офицера, но и против лиц его избивавших. Только вот с делом в отношении зачинщиков драки произошёл грандиозный казус… его потеряли.

В мае 2008 года прокуратура передала уголовное дело в Следственное управление (СУ) при УВД Балашихинского района, и с тех пор его никто не может найти. Вот что пишет по этому поводу в официальном документе заместитель прокурора Балашихи С. Хмелевский: «Согласно ответу начальника СУ при УВД по г. о. Балашиха, в настоящее время местонахождение данного уголовного дела не установлено. Городской прокуратурой вынесено представление о проведении служебной проверки и привлечении виновных должностных лиц к ответственности».

Милиционер получил неоправданно жёсткий приговор, дело в отношении избивших его лиц утеряно. Угадайте с трёх раз, кому это выгодно?

По нашим сведениям, удивительными перипетиями этого дела уже заинтересовалась Генеральная прокуратура.

Как таковой статистики по количеству людей, отбывающих срок за превышение пределов необходимой обороны, в России сегодня не существует. По различным оценкам, эта цифра сегодня колеблется от 1 тыс. до 2 тыс. человек. Да и, как видно из истории старшего лейтенанта Демченко, далеко не всегда суды признают, что граждане действительно оборонялись. Поэтому истинного числа тех, кто понёс наказание за то, что защищал свою жизнь, мы, наверное, никогда не узнаем.

В дискуссиях сломано немало копий по поводу того, насколько нынешние права граждан на самооборону отвечают требованиям и вызовам нашего неспокойного времени. Одна из главных проблем в том, что как таковых чётких критериев «пределов необходимой обороны» не существует. А приговоры, как правило, основываются на субъективных оценках самих судей.

По теме

«В большинстве случаев такая субъективная оценка в делах по превышению пределов необходимой обороны существует, – рассказывает «Нашей Версии» председатель московской коллегии адвокатов «Князев и партнёры» Андрей Князев, – и, как правило, суды склоняются на сторону потерпевшего лица. Кто больше пострадал, тот больше и прав».

Впрочем, за последние годы права российских граждан на оборону заметно расширились. Одним из самых серьёзных шагов в этом направлении стали изменения, внесённые в статью 37 Уголовного кодекса РФ «Необходимая оборона» в 2002 году.

«Можно сказать, что сегодня законодательство в этом плане у нас нормальное, – рассказывает Андрей Князев, – теперь, проще говоря, человек не обязан покидать место нападения бегством и может оборонять свою жизнь или собственность, практически невзирая на средства. С появлением изменений в Уголовном кодексе много дел было пересмотрено».

Правда, не все эксперты единодушны в том, что законы в достаточной мере обеспечивают наше конституционное право на самооборону. Как рассказали нам в центре подготовки и выживания «Сталкер», в своём узком кругу специалисты по самообороне выделяют не менее 30 проблемных моментов действующего законодательства.

«Например, гражданам разрешено использование оружия самообороны, однако нет никакого закона, где говорится о том, что перед получением лицензии они должны пройти обучение для владения оружием, – говорит ведущий инструктор центра подготовки и выживания «Сталкер» Алексей Седой. – На наш взгляд, это нонсенс. Здесь можно провести параллель с получением водительских прав – сначала вы учитесь, а лишь потом получаете права. В случае с оружием всё почему-то происходит наоборот».

Или другая проблема. Не использовать оружие вовсе? И таких досадных правовых нестыковок масса. По мнению специалистов, всё это является следствием того, что в законе нет логически чёткого определения превышения пределов необходимой обороны.

«Кроме того, закон разделяет единую ситуацию с тем же нападением на составные части, пересматривая по ходу «правила игры», – говорит Алексей Седой. – Например, на вас совершили нападение и завладели вашим мобильным телефоном, вы не смогли оказать сопротивление, и нападавшие попытались скрыться. Потом вы пришли в себя и начали преследование, чтобы вернуть своё имущество и самостоятельно задержать нападавших. Но на это вы не имеете никакого законного права, так как по закону задержать лицо, подозреваемое в совершении преступления, могут лишь сотрудники органов внутренних дел. Вы же в такой ситуации можете уже сами оказаться нападающим со всеми вытекающими последствиями».

Впрочем, проблема определения критериев пределов необходимой обороны актуальна не только для России. Например, в США, где граждане имеют, пожалуй, самые большие права в мире на свою защиту, самооборона – предмет постоянных и достаточно острых дискуссий. «В США, например, достаточно часто полицейские во время задержаний убивают детей и подростков, – говорит Андрей Князев. – Были даже случаи, когда дети погибали из-за того, что держали в руках игрушечное оружие. И полицейских в таких случаях обычно оправдывают, так как в американских законах есть очень чёткий намёк на то, что даже при малейшей угрозе жизни полицейского он может применить оружие. Что же касается обычных граждан, то процессы о превышении необходимой обороны там происходят достаточно часто. У американцев на этот счёт даже есть пословица: лучше пусть осудят двенадцать, чем несут четверо».

У «оборонных» уголовных дел, по словам специалистов, есть и другая неоднозначная сторона. Достаточно часто необходимую оборону даже явные уголовники пытаются использовать как версию для своей защиты. И очевидно, чем больше будут расширены права граждан на самооборону, тем чаще преступники будут ею прикрываться.

«Бывают и такие дела, когда человек с обывательской позиции с точки зрения справедливости, казалось бы, совершенно ни в чём не виноват и правильно применил оружие, но с юридической точки зрения он виновен в совершении преступления, – говорит Андрей Князев. – Такие дела обычно вызывают общественный резонанс. Например, недавно муссировалось громкое дело, как житель Москвы выстрелил из ружья в молодых людей, избивавших на улице мужчину. Казалось бы, человек сделал всё правильно, поспешил на помощь. Но, с другой стороны, выстрел он произвёл, когда драка уже прекратилась и хулиганы сидели на скамейке. Никакой необходимости останавливать стрельбой их действия, которые к этому моменту были закончены, не было».

Так существуют ли конкретные рекомендации по поводу того, как можно защитить свою жизнь и жизнь близких и при этом избежать неприятностей с законом?

К сожалению, их нет. Каждая такая ситуация по-своему уникальна, а решения судов обычно опираются на массу сопутствующих конфликту обстоятельств. И всё-таки специалисты выделяют ряд основных моментов, которые, думаем, будет полезно знать читателям «Нашей Версии».

«Во-первых, мы не рекомендуем в ходе конфликтной ситуации использовать оружие нападающих, даже если вам удалось им завладеть, – рассказывает ведущий инструктор центра «Сталкер» Алексей Седой. – В суде это осложнит процесс выявления того, кому данное оружие принадлежало. Во-вторых, мы не рекомендуем хранить при себе или носить с целью самообороны ножи хозяйственно-бытового назначения, холодное или метательное оружие, так как закон рассматривает этот факт как наличие у вас заведомого умысла при использовании этих предметов для осуществления физического воздействия против третьих лиц. В-третьих, мы не советуем использовать электрошокеры. С одной стороны, в обычной ситуации они крайне неэффективны, с другой – было немало случаев, когда у нападавших оказывалось слабое сердце и они погибали после воздействия электрошокером. В итоге людей признавали виновными в превышении пределов необходимой обороны, и в судебной практике таких дел достаточно много. И главное, прежде чем вступать в конфликт, вы должны думать не о его решении, а о ваших действиях после его завершения. Бежать ли с места конфликта, оказывать помощь пострадавшим или сообщить о конфликте в милицию – решать только вам. И нести ответственность тоже вам».

Опубликовано:
Отредактировано: 27.04.2009 12:41
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх