// // Поднявшись на вершину актёрской славы, нужно иметь крепкую голову

Поднявшись на вершину актёрской славы, нужно иметь крепкую голову

18

Болезнь звезд

Поднявшись на вершину актёрской славы, нужно иметь крепкую голову
В разделе

Иначе не стоит идти в эту жестокую профессию, в которой полагаться можно только на себя. Особенно в суровых российских условиях, когда на милость государства и профессиональную поддержку коллег рассчитывать не приходится. Так считаютмногие мастера и знатоки российского кино.

Карен ШАХНАЗАРОВ, кинорежиссёр, директор киноконцерна «Мосфильм»:

— Возраст всегда был для актёра самым страшным испытанием. Так уж устроена эта жестокая профессия. Преодолевать возрастной барьер удавалось единицам. В первую очередь за счёт уровня актёрского мастерства — и у нас, и на Западе, где, вопреки бытующим легендам, актёры живут очень трудно, зарабатывая на жизнь совсем не экранными деньгами. Нашим актёрам привыкнуть к новой ситуации сложно. Ведь раньше их боготворили. В своё время у меня был совместный проект с итальянцами под названием «Палата № 6», где я снимал Марчелло Мастроянни. Никогда не забуду, как мы летели с ним на фестиваль из Рима в Париж. Я думал, увидев кумира, весь аэропорт встанет на уши. Подошёл лишь один мужчина — обсудить с Марчелло... итоги какого-то футбольного матча. У нас на пике популярности, к примеру, Лёни Филатова, в аэропорту были бы уже накрыты столы. Нигде в мире я такого, как у нас, отношения к актёрам не видел.

Сейчас любимых артистов стало меньше, потому что меньше стало и любимых ролей, и любимых картин. Вообще нет героя, который бы олицетворял современное время, как когда-то Крючков, Рыбников, Баталов, Стриженов. Отсутствует у нас и «система звёзд», такая, как в Америке. Да это и понятно: там крутятся огромные деньги. У нас кино по-прежнему нерентабельно. И другим будет ещё долго. Впрочем, сложные времена были в каждом кинематографе. Но только русским свойственно драматизировать свои проблемы. Однажды на одном из творческих вечеров я выступал с известным, ныне покойным артистом, который жаловался со сцены на свою трудную жизнь. За кулисами я к нему подошёл и спросил: представь в такой ситуации Сильвестра Сталлоне. Как думаешь, пошли бы люди на него в кино? В Америке это немыслимо. Никто не спорит: пожилым артистам нужна поддержка. И мы на «Мосфильме» по мере сил стараемся это делать. Вполне возможно, что лет через 10—15 наш кинематограф снова придёт к своему расцвету, и тогда нашим старикам будет лучше житься. Но и в самые благополучные времена останутся человеческие драмы, трагедии, невостребованные таланты, несбывшиеся мечты. В кино, как в капле воды, человеческие судьбы проявляются с особой силой. И с этим ничего не поделаешь.

Виталий ВУЛЬФ, искусствовед, доктор исторических наук, ведущий передачи «Мой серебряный шар»:

— Драма артистов кино началась тогда, когда стали делать много картин. Была эпоха, когда фильмов было очень мало и в них снимались жёны главных режиссёров. Но это были личности. У них была школа. Любовь Орлова прошла школу Немировича-Данченко, Марина Ладынина — Московского художественного театра.

После смерти Сталина появилось новое поколение актёров — Алла Ларионова, Лариса Лужина, Олег Стриженов, Вячеслав Тихонов, имевшее не меньший успех. Все они снимались, пока были молодыми, полагаясь в первую очередь на внешние данные. И подчас забывая о совершенствовании актёрского мастерства.

Но наступило время, когда происходит смена героя. И очень мало кто из актёров смог встретить эту смену в хорошей профессиональной форме. Замечательный был актёр Олег Стриженов, он создал потрясающие роли в кино. Я его видел во МХАТе. Он играл прекрасно. Уйдя из театра, он так никуда и не пришёл, в кино снимался от случая к случаю. Великих созданий у него уже не было. Та же история приключилась и с Вячеславом Тихоновым.

По теме

Новое поколение актёров более активно, динамично. Советской привычки полагаться на государство у них уже нет. Идя в эту профессию, они уже знают: рассчитывать можно только на себя. Кино — это всегда случай. Сегодня жизнь вообще стала жёстче, исчезли понятия доброты, интереса друг к другу, интереса к людям. Главным идолом стали деньги. И многие очень талантливые артисты оказались предоставленными сами себе. Римма Маркова — артистка большого дарования и много лет очень хорошо выглядит. То, что её не снимают, — это преступление. Не востребована гениально одарённая Нонна Мордюкова. Татьяна Самойлова, на мой взгляд, должна была бы иметь государственное пособие. Меня поражают все судьбы ныне живущих актёров, которые в силу разных причин не могут заниматься своей профессией. Все они существуют на нищенскую пенсию. Они забыты зрителями. Но они забыты и государством. Положение этих актёров — моя самая большая боль.

Евгений СТЕБЛОВ, народный артист России, секретарь Союза театральных деятелей России, вице-президент Гильдии актёров кино России:

— В нищенских условиях сегодня оказались не только кино-, но и многие театральные актёры. Правда, у последних есть одно существенное преимущество: они постоянно выходят на сцену. И в определённой мере это держит их в профессиональной и психологической форме. Киноартисты, если не снимаются, оказываются в вакууме. Можно, конечно, сняться в рекламе. Но психологически люди, связанные с нашей культурой, не очень готовы к тому, чтобы рекламировать что ни попадя. В театр же актёров кино всегда брали неохотно: они не привыкли к длительному репетиционному процессу. Да и ВГИК считался недостаточным для этого образованием.

И здесь очень многое зависит от самого человека. От его внутреннего взгляда. Можно, конечно, впасть в отчаяние, ожидая звонков от продюсера и режиссёра, разрушая себя допингами. А можно сказать себе: да, у меня была удача. И слава богу. Ведь не только одной профессией жив человек. Актёрская профессия всегда была сферой риска. Если ты не можешь изменить обстоятельства, измени своё к ним отношение.

Мне кажется, общественные организации (в том виде, в каком они сейчас существуют) здесь мало что могут сделать. Раньше творческие союзы были одной из форм управления искусством и финансировались государством. Сегодня все эти организации находятся на самофинансировании, их возможности очень ограниченны. Конечно, можно трансформировать в профсоюз Гильдию актёров кино (такая задумка, кстати, есть), но юридически он может быть только при кинопроизводстве, которое у нас фактически сошло на нет. Хотя в последнее время ситуация постепенно начала выравниваться.

Раиса РЯЗАНОВА, народная артистка России, член правления Гильдии актёров кино России:

— Поднявшись на вершину актёрской славы, нужно иметь очень крепкую голову, трезво себя оценивать. Иначе не удержишься. У меня был период, когда не было работы в кино, когда мне предлагали идти работать в ларёк. Я не согласилась. Потому что у каждого человека в нашей профессии есть надежда: а вдруг кто-то о тебе вспомнит, и ты опять появишься на экране? Сейчас мне грех жаловаться. Я снимаюсь в сериалах, а с недавних пор ещё и выхожу на сцену в спектакле Московского театра-студии п/р Олега Табакова. Даже появилась возможность отказываться от киноролей, которые мне не нравятся. Но очень многие мои коллеги продолжают жить трудно. Они бедствуют. И это очень горько и страшно. Мне кажется, в нашей стране давно пора принять закон, защищающий ветеранов кино и театра. Унизительно ходить артисту с протянутой рукой.

МНЕНИЕ ПСИХОЛОГА

— Актёрская профессия очень часто притягивает эмоционально неустойчивых людей с ранимой психикой, — считает известный нейропсихиатр, доктор медицинских наук, профессор Евгений Шапошников. — Как мотыльки на огонь, слетаются они на свет софитов. Игра на публику, стремление выделиться из толпы, жажда признания — их отличительные черты.

С другой стороны, сама профессия требует от актёра колоссальных энергозатрат, постоянного эмоционального и психофизиологического напряжения. И с этой точки зрения актёрство — своего рода социальный ринг с довольно жестокими правилами игры, игры на грани выживания. При таком неровном, скачкообразном ритме жизни проблем со здоровьем не миновать. В первую очередь болезней сердечно-сосудистой системы и сосудов головного мозга. Эти органы и системы у людей, посвятивших себя актёрской профессии, страдают чаще всего.

И, конечно, многие артисты — потенциальные (и не только) пациенты психотерапевта. Их внутренний мир постоянно балансирует между двумя полюсами: востребованность — невостребованность, успех — неуспех, хорошая — плохая физическая форма. Неизбежные в актёрской профессии эмоциональные кризисы вызывают истощение гормональной, эндокринной, нервной систем.

И здесь многое зависит от того потенциала, который заложен в человеке от природы. Ведь у каждого свой запас сил. Одни по своему психобиологическому типу относятся к спринтерам и быстро сгорают, даже добиваясь значительных успехов. Другие — стайеры — набирают очки постепенно, незаметно для себя начиная обходить своих ровесников, а то и более молодых коллег. К такому типу актёров можно смело отнести наших экранных и сценических зубров — Георгия Жжёнова, Владимира Зельдина, Людмилу Гурченко. Их удивительной энергии и феноменальной творческой неистощимости можно только позавидовать.

Но и при скромных психофизических данных продлить свой продуктивный актёрский век можно, считает Шапошников. Достаточно рационально расходовать свой природный потенциал, поддерживая себя в хорошей физической и эмоциональной форме, а если потребуется — обратиться за помощью к грамотному, добросовестному врачу (нейротерапевту, психотерапевту, психиатру), который способен гарантировать соблюдение врачебной тайны.

Опубликовано:
Отредактировано: 29.11.2016 15:20
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх