// // Почему закон в России применяется избирательно?

Почему закон в России применяется избирательно?

454

Причуды Фемиды

5
В разделе

Неоднозначность российских приговоров давно уже вызывает недоумение не только в обществе, но и в профессиональной среде. А в последнее время отечественная Фемида и вовсе словно сошла с ума. Сельский учитель Илья Фарбер получил 7 лет строгого режима по обвинению в вымогательстве взятки, и те же 7 лет светят водителю КамАЗа, погубившему 18 жизней. Оппозиционера Алексея Навального осудили на 5 лет по обвинению в краже леса. Ущерб бюджету Кировской области оценивается в сумму более 16 млн рублей. А крупнейший в российской истории неплательщик налогов Андрей Шмаков, облегчивший государственный карман на 32,4 млрд рублей, получил 2,5 года колонии общего режима. Вероятно, не будет слишком строгим и приговор по делу «Оборонсервиса», по которому бывший министр обороны Анатолий Сердюков проходит как свидетель, а его фаворитка Евгения Васильева – главная фигурантка. По крайней мере всё к тому идёт. Что же на самом деле происходит в «самом гуманном в мире суде»?

Неоднозначность российских приговоров давно уже вызывает недоумение не только в обществе, но и в профессиональной среде.

А в последнее время отечественная Фемида и вовсе словно сошла с ума. Сельский учитель Илья Фарбер получил 7 лет строгого режима по обвинению в вымогательстве взятки, и те же 7 лет светят водителю КамАЗа, погубившему 18 жизней. Оппозиционера Алексея Навального осудили на 5 лет по обвинению в краже леса. Ущерб бюджету Кировской области оценивается в сумму более 16 млн рублей. А крупнейший в российской истории неплательщик налогов Андрей Шмаков, облегчивший государственный карман на 32,4 млрд рублей, получил 2,5 года колонии общего режима. Вероятно, не будет слишком строгим и приговор по делу «Оборонсервиса», по которому бывший министр обороны Анатолий Сердюков проходит как свидетель, а его фаворитка Евгения Васильева – главная фигурантка. По крайней мере всё к тому идёт. Что же на самом деле происходит в «самом гуманном в мире суде»?

Вадим СОЛОВЬЁВ, руководитель юридической службы ЦК КПРФ:

В деятельности правоохранительных органов сегодня стало чересчур много политики. Но в то же время существует определённая система показателей, по которым они должны работать и отчитываться. А по результатам этих отчётов – продвижение по службе, звёзды, ордена и так далее.

В отношении серьёзных преступников, в том числе совершивших экономические преступления, у правоохранителей связаны руки. Высокопоставленные чиновники и крупные бизнесмены пилят бюджет или распределяют дотации в регионах, идут «откаты». Оперативная информация поступает, но прижать преступников не дают. Создан «спрут», который блокирует работу честных профессионалов. Потому и отыгрываются на беззащитных. Попался под руку учитель – давайте на нём сделаем большое дело и улучшим показатели раскрываемости. Система не способна бороться с настоящими преступниками, поэтому начинает бороться с теми, кто не может сопротивляться. И в эту молотилку может попасть абсолютно любой человек. Руководители силовых ведомств приходят отчитываться в Думу, озвучивают показатели, но за всем этим стоит сплошная имитация.

Не хочу сказать ничего про Навального, наверняка в его деле криминальный элемент присутствует – у нас же практически невозможно вести бизнес, не нарушая закон. Но политическая составляющая там, безусловно, велика.

Изменить ситуацию можно, только изменив государственную политику в этой области.

Сергей ПАШИН, федеральный судья в отставке, заслуженный юрист Российской Федерации:

Об избирательности российского правосудия можно говорить часами. Господин Похмелкин, друг всех автомобилистов, защитил на эту тему диссертацию. А господин Осипов написал целую книгу. Если же кратко, то ответ такой: судьи принимают решения о наказании, исходя из, во-первых, личности подсудимого, во-вторых, из набора смягчающих и отягчающих обстоятельств. Причём смягчающим может быть признано любое обстоятельство – здесь нет никаких критериев. Санкции достаточно пространные, между верхней и нижней планкой иногда 12 лет. У судей есть свобода действий и нет никаких инструкций, сколько и за что давать.

По теме

Плюс ко всему в каждом регионе утверждается некая практика. Часто судьи ориентируются на вышестоящую инстанцию. Иногда просто звонят и спрашивают: «Хочу пять лет дать, нормально?» – «Нормально, давай». Часто советуются с прокурорами. Например, прокурор просит для подсудимого определённый срок, а судья даёт на полгода меньше.

Тина КАНДЕЛАКИ, телеведущая:

Правоохранительные и судебные органы одержали новую блестящую победу над коррупцией. Ещё в прошлом году в ходе спецоперации с участием ФСБ был задержан особо опасный сельский учитель Илья Фарбер за то, что, как утверждается, при ремонте дома культуры просил взятку в размере то ли 150, то ли 300 тыс. рублей. Наконец-то, крупная рыба попалась в сети правоохранителей.

Как это часто случается в делах, где фигурирует ФСБ, областной суд стремительно согласился со всеми выводами следствия. Однако Верховный суд почему-то не поверил в историю об особо опасном сельском учителе и вернул дело на повторное рассмотрение. Но Тверской областной суд повторно вынес обвинительный приговор, издевательски снизив срок на несколько месяцев, а штраф – с 3,2 млн до 3,1 млн рублей.

То, насколько непредвзято велось следствие, видно по фразе, брошенной гособвинителем в ходе судебного заседания: «А может ли человек по фамилии Фарбер бесплатно помогать деревне?» Не очень понятно только, зачем было тратить столько времени на следствие и суд, если фамилия всё говорит за человека.

Павел КРАШЕНИННИКОВ, председатель Комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству:

Я разделяю эту озабоченность и, честно говоря, не понимаю, почему так происходит. Вроде бы Уголовный кодекс у нас один, судьи должны судить объективно и беспристрастно. Я не видел материалов дел, но такие истории вызывают у меня много вопросов и как у юриста, и как у человека.

Опубликовано:
Отредактировано: 10.08.2013 00:14
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх