// // Почему России не удалось избежать потерь во время сирийской кампании

Почему России не удалось избежать потерь во время сирийской кампании

2166

Хроника спикировавшего бомбардировщика

6
В разделе

24 ноября турецкие ВВС атаковали российский фронтовой бомбардировщик Су-24М. Российский самолёт был сбит ракетой «воздух – воздух» турецким истребителем F-16, когда возвращался на аэродром с боевого задания. В момент обстрела самолёт находился на высоте около 6 тыс. метров на расстоянии 1 километра от турецкой границы. Падение бомбардировщика стало первой боевой потерей Российской армии с начала сирийской операции.

Сюжет: Армия

Кроме того, это самый серьёзный военный инцидент между Москвой и одной из стран НАТО в постсоветской истории России. «Наша Версия» восстановила картину произошедшего.

Крушение произошло над расположением так называемой 10-й бригады Побережья Свободной Сирийской Армии – крупнейшей повстанческой группировки в Сирии. Боевики заметили лётчиков и с земли открыли огонь по спускающимся на парашютах российским пилотам. Командир экипажа бомбардировщика подполковник Олег Пешков был убит ещё до приземления. Штурману Константину Мурахтину удалось уцелеть. После приземления он на 6 километров ушёл от места приземления и постоянно перемещался, скрываясь в чаще лесного массива приграничного района Альком.

Спасательная операция, по официальным сообщениям, началась через 15 минут после того, как была получена информация о крушении российского бомбардировщика. Для эвакуации экипажа вылетели три вертолёта Ми-8. На борту каждого находилось по нескольку сирийцев – в качестве проводников и переводчиков, а также бойцы морской пехоты и спецподразделений ГРУ. При подлёте к месту крушения один вертолёт, Ми-8АМТШ, получил повреждение в результате обстрела из стрелкового оружия и совершил вынужденную посадку. Впоследствии вертолёт был уничтожен боевиками из противотанкового комплекса BGM-71 TOW. В ходе обстрела погиб морской пехотинец-контрактник Александр Позынич. Других военнослужащих, которые находились на борту, удалось эвакуировать с помощью другого вертолёта. В результате на место ЧП приблизительно через час после падения самолёта долетел лишь один вертолёт.

Сообщается, что вертолёты летели в район, откуда исходили сигналы радиомаяка, который установлен на каждой катапульте. Действительно, катапультные кресла боевых самолётов снабжены автоматическим радиомаяком «Комар-2М». Передатчик должен самостоятельно включаться от сильного удара при приземлении. Однако по опыту войны в Чечне и Грузии известно, что у этой системы довольно низкий процент срабатывания. Не случайно позже появились сообщения, что штурмана удалось обнаружить лишь после того, как он самостоятельно вышел на связь и его нашли с помощью беспилотника. Так или иначе, вся операция по спасению штурмана заняла порядка 12 часов.

P.S.Владимир Путин подписал указ о присвоении погибшему пилоту Су-24 подполковнику Олегу Пешкову звания Героя Российской Федерации (посмертно). Также за мужество, отвагу и самоотверженность, проявленные при исполнении воинского долга, капитан Константин Мурахтин и матрос Александр Позынич (посмертно) награждены орденом Мужества. Также в честь Позынича будет названа школа в Новочеркасске.

Магомед Толбоев, лётчик-испытатель, Герой Российской Федерации:

– На современных российских самолётах стоят системы предупреждения задней полусферы атаки. Когда противник атакует самолёт, он сначала включает радиолокатор, который облучает самолёт. В результате на самолёте-«жертве» тут же срабатывает система, которая выдаёт лётчику данные о типе самолёта, который, возможно, готовится нанести удар, и сообщает, какие средства поражения могут быть применены. Пользуясь этой информацией, пилот совершает противоракетный манёвр. Одновременно срабатывает активная защита, происходит автоматический отстрел тепловых ловушек, которые уводят ракету. Также срабатывает система пассивной защиты. Возможно, у российских лётчиков все эти системы были отключены, поскольку они были уверены, что никакая опасность им не угрожает, турки их не тронут. Возможно, турки даже не использовали радар при наведении ракеты, в условиях хорошей видимости приблизились к российскому бомбардировщику и вслед пустили ракету, которая среагировала на тепловое излучение двигателя. В любом случае это удар ниже пояса, однозначно для российского самолёта была устроена ловушка. Скорее всего турки стреляли со своей территории в тот момент, когда российский бомбардировщик летел над территорией Сирии. Конечно, это нарушение международных законов, за такие действия турки должны нести ответственность.

Валерий Горбенко, генерал-лейтенант, Герой России, бывший командующий 4-й воздушной армией ВВС и ПВО:

– Турки могли оповестить наших пилотов. Существует международная частота, которую используют, чтобы отдавать команды на английском языке. Все военные лётчики, которые летают возле границы, знают эти фразы. Существуют определённые правила перехвата, если два государства не находятся в состоянии войны: когда самолёт не отвечает на предупреждения, истребитель подходит к нему ближе и показывает знаками или манёвром, что от него хотят. Огонь на поражение в современной практике мера исключительная. В этом случае идёт подтасовка фактов со стороны Турции. Очевидно, что российский самолёт не выходил из воздушного пространства Сирии. Это видно и по тому, что турки окончательно запутались. Например, говорят, что российский самолёт углубился на 2 километра и за это время его 10 раз предупредили. Но это невозможно, Су-24 шёл на высоте 6 километров со скоростью не менее 700 километров в час, и, значит, 2 километра для него – это считанные секунды. Чтобы 10 раз его запросить, нужно было по крайней мере 2–3 минуты, за это время самолёт пролетает порядка 30 километров.

Очевидно, в этом происшествии есть вина и российского командования. Стоило обратить внимание на то, что турки неоднократно пытались подходить к нашим самолётам, поэтому нужно было организовывать прикрытие возле границы с помощью истребителей. Если бы сверху барражировала пара Су-34, думаю, что турки засомневались бы, стоит ли нажимать кнопку и пускать ракету. Очевидны недочёты при проведении спасательной операции. Сообщается, что сразу было выслано два вертолёта и они сразу вышли в этот район. В моей практике случалось, когда сбивали самолёт и приходилось организовывать спасение, но всё было более организованно и лётчика спасли. В данной ситуации Ми-8 почему-то пустили без прикрытия боевых вертолётов. Это однозначно было сделано неправильно, поэтому один вертолёт был подбит. По всей видимости, забыли опыт боевых действий в Чечне.

Опубликовано:
Отредактировано: 02.12.2015 13:02
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх