// // Персона-10

Персона-10

102

Иван Демидов: мы поставляем кадры во власть

В разделе

Бывший телеведущий и телепродюсер Иван Демидов в конце минувшего года подался в политику. Теперь он один из лидеров «Молодой гвардии» — обновлённого молодёжного крыла партии «Единая Россия». «Боевое крещение» Демидов получил 16 ноября прошлого года на учредительном «молодогвардейском» съезде в Воронеже. Ещё там он признался корреспонденту «Версии», что скорее всего никогда не вернётся в «телеящик». А затем, уже в Москве, Иван подробно разъяснил, чем он будет конкретно заниматься.

— Почему решили заняться политикой? Из-за денег?

— Нет, почему же! Просто на телевидении я уже 30 лет. И всё, что мог там сделать, я уже сделал. Так что, когда руководство «Единой России» предложило мне работу, я не отказался. Первые переговоры о том, чтобы я начал работать в молодёжном движении, прошли ещё в январе 2005 года. А в сентябре, осознав, что для меня наступает следующий, более интересный отрезок жизни, я стал советником политического департамента ЦИК «Единой России».

— Считается, что с телевидения добровольно не уходят. Может быть, всё-таки вас заставили расстаться с «ящиком»?

— Я и сам понимаю, что нужно всецело отдаваться работе и нельзя сидеть на двух стульях. В политике нельзя работать по совместительству или вечерами, в свободное время.

— Депутат Государственной думы Валерий Комиссаров (телеведущий ток-шоу «Моя семья») совмещал...

— Прошли те времена, когда публицисты и журналисты были ещё и политическими деятелями. Время универсалов проходит. Наверное, каждый решает для себя эти вопросы: сидеть на двух стульях или нет. Валерий Комиссаров выбрал Госдуму вместо ТВ. Я тоже не собираюсь по вечерам вести передачи.

— Партийная работа более напряжённая, нежели телевизионная деятельность?

— Думаю, что в плане насыщенности дня в моей жизни мало что изменилось: у телевизионщиков тоже много телесъёмок, встреч. Сейчас я, правда, постоянно учусь чему-то новому, стараюсь разобраться в том, что представляет собой российская политика.

— Погодите, вы хотите сказать, что вас взяли на должность вождя российской молодёжи без должного опыта работы?

— Нет, это не так. На телевидении я как раз и работал с молодёжью, делал для неё передачи. «Единороссы» об этом знали и, очевидно, приглашая меня в партию, опирались на этот мой опыт работы. Теперь в будущем российской молодёжи я не сомневаюсь: оно будет либо светлым, либо никаким!

— Ваш коллега по цеху проправительственных молодёжных политиков Василий Якеменко тоже сулит светлое будущее молодым, но, как оказалось, вести туда он собирается скинхедов. Вы тоже считаете, что их можно перевоспитать?

— Страшно, когда повышенная активность молодёжи направлена на разрушение. Думаю, мне есть о чём говорить с ребятами, скажем, из НБП, но не с прожжённым и хитрым Лимоновым. Вот кого по-настоящему нужно было бы судить за подстрекательство. Когда молодые демократы (молодёжные «Яблоко» и СПС) кидаются майонезом в чиновников или повторяют заученные фразы о том, что «они против призыва в армию», взрослые политические дяди потирают руки за их спинами. Когда взрослый человек пользуется некими внутренними посылами души молодого человека, в том числе направляет их на разрушение, с ним уже точно разговаривать не о чем. А с молодёжью это возможно, потому что мне кажется, что какие-то грехи молодости можно простить.

По теме

А вообще нужно встречаться и беседовать со всеми. И не бояться привлекать их в движение, если оно им интересно. Сейчас есть шанс для создания нового поколения. По крайней мере для молодых людей, желающих активно участвовать в политической жизни страны. Чтобы они могли понять друг друга и общаться, даже если их взгляды разнятся. Я не считаю, что из молодёжи нужно делать исключительно и поголовно «политбойцов», но будет лучше, если она осознает, что свою активность можно направить не на уличный бандитизм, а в другое, позитивное русло.

— Идеологической молодёжи в России очень мало. За просто так молодых людей очень трудно заманить в политику. Большинство из них ею занимаются из-за денег...

— Вы не правы! Деньги — это не главное, хотя, конечно, они играют важную роль. Мне кажется, что сейчас подрастает нормальное продвинутое поколение, которое устраивает нынешнее развитие России, существующая сейчас предсказуемость. И они всерьёз задумываются о том, как могут влиять на российскую политику. С ними мы будем работать.

— Вы говорите, что деньги не главное. Но серьёзная структура не может жить без бюрократического аппарата, который должен финансироваться. Сколько «Молодая гвардия» платит своим аппаратным сотрудникам?

— Аппарат «Молодой гвардии» ограничивается максимум двумя десятками сотрудников. И получают они, поверьте мне, среднюю зарплату российского госслужащего.

— Ваше движение будет конкурировать с прокремлёвскими «Нашими»?

— По результатам встреч с Василием Якеменко я понял, что цели наших движений и методы работы с молодёжью отчасти совпадают. Но наши организации разные: мы официально при партии власти, участвуем в выборах, а «Наши» официально не приписаны ни к какой властной структуре. И мы готовы поставлять кадры во взрослую политику. На воронежском съезде мы поздравили 15 человек из «Молодёжного единства», которые стали депутатами разных созывов. А один из руководителей «Молодой гвардии», Кирилл Поляков, возглавил Ленинградскую областную думу.

— Кстати, о воронежском съезде. Зачем нужно было устраивать показуху с песнями и плясками, имитировать повышенный общественный интерес к этому мероприятию, сгоняя на него студентов из воронежских вузов и объявлять выговор тем, кто не пришёл?

— Я был удивлён инициативой декана Воронежского государственного архитектурного университета, заставившего писать студентов объяснительные. «Единая Россия» и «Молодая гвардия» никаких указаний вузам о принудительном приходе на съезд не давали. Надоело постоянное враньё о том, что каких-то студентов заманили на съезд майками и похлёбками. Посудите сами, зачем нам самим себя подставлять, тем более что мы могли привезти в центр Черноземья 250 тыс. человек?

Съезд не был показухой! Организация поменяла название и должна была заявить о себе. Исторический пятилетний съезд и фактически первый съезд-«призыв» нужно было провести «наряднее», чем обычно, и мы пригласили «Любэ». Думаю, съезд «молодогвардейцев», как молодёжного крыла самой крупной партии в России, — информационно-важное событие. Поэтому нас снимал Первый канал.

— Прямо как в доброе советское время, когда вся молодёжь ходила по струнке, а комсомольские съезды показывало Государственное телевидение...

— К сожалению, «Молодая гвардия» не похожа на «передовой комсомол», например, строивший Байкало-Амурскую магистраль. Хотя мне хотелось бы, чтобы «молодогвардейцы» были в чём-то похожи на комсомольцев тех лет, и очень надеюсь, что они станут авангардом. Наше сходство с комсомолом только в том, что мы тоже поставляем кадры во власть. В остальном это две разные страны и разные эпохи.

Для меня сейчас очень важно, чтобы российская молодёжь по-настоящему задала себе вопрос: в какой стране и каком обществе она хочет жить, как должна выглядеть её эпоха? Это будет одной из идеологических задач «Молодой гвардии».

— Наверное, «мологвардейцы» задавали вам вопрос о своих задачах в момент, если, не дай бог, в России случится «оранжевая революция»?

— Безусловно, мы обсуждали эту модную тему. Мы, естественно, будем против «оранжевой революции» и выйдем на улицы, если это будет нужно. Очень многие «стояния на улицах» сейчас связаны с недовольством оппозиции результатами выборов в России: не получив политических бонусов, она митингует якобы против недействительных выборов. Мы не отдадим улицы на откуп тем, кто придерживается противоположных нам взглядов и, если оппозиция выйдет на улицы, окажемся по одну сторону баррикад вместе с «Нашими».

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 28.11.2016 01:20
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Наверх