// // В Нальчике активно формируется антиправительственная оппозиция

В Нальчике активно формируется антиправительственная оппозиция

105

Подарок для Басаева

В Нальчике активно формируется антиправительственная оппозиция
В разделе

Отбив нападение боевиков, правоохранительные органы Кабардино-Балкарии занялись «оперативно-разыскными действиями по выявлению скрывшихся участников нападения и их пособников». Так на милицейском канцеляризме называются зачистки. По официальным данным, выявлен всего 21 человек, то ли участвовавший в атаках на офисы силовых структур КБР, то ли оказывавший боевикам организационную помощь. Неофициально в республике задержано около 2 тыс. подозреваемых. Когда слышишь эти цифры, сидя в Москве, кажется, что всё в порядке вещей: органы разберутся, проверят, кого надо арестуют, остальных отпустят. Но тем, кто знает северокавказские реалии, становится понятно: в Нальчике формируется антиправительственная вооружённая оппозиция.

Ответственность за организацию нападения на Нальчик взял на себя лидер чеченских боевиков Шамиль Басаев. В доказательство своих слов чеченский террорист номер один даже предоставил сайту «Кавказ-центр» видеозапись, где он вместе с одним из лидеров кабардинских исламистов Анзором Астемировым обговаривает детали нападения. И тем не менее Шамиль Басаев явно преувеличивает свои «заслуги». Свою роль в обострении ситуации в этом регионе сыграла и топорная работа силовых ведомств по борьбе с растущим влиянием «исламистов».

На усиление позиций радикально настроенных мусульман, конечно, повлияли и проповедники радикального ислама, и финансовые вливания из многочисленных арабских фондов, и обстрелянные чеченские инструкторы, прошедшие «Крым и Рым». Всё это было, но всё это пропало бы втуне, не пади эти семена на благодатную почву.

Напомним, что Кабардино-Балкария до конца 90-х годов прошлого века считалась одним из самых спокойных кавказских регионов. При этом «исламисты» — мусульмане, не признающие духовного авторитета официальных исламских лидеров, — существовали практически легально. Стоит вспомнить, что духовный лидер так называемого джамаата Кабардино-Балкарии Муса Мукожев был некогда руководителем Исламского культурного центра при Духовном управлении мусульман КБР, а председатель этого управления Шафиг Пшихачев в своё время давал ему рекомендации, отправляя на учёбу в арабские страны.

Руководители «исламистов» не скрывались, контактировали с прессой, были доступны для правоохранительных органов. Более того, считалось, что они в целом представляют умеренную исламскую оппозицию и даже полезны, так как удерживают горячие головы от необдуманных поступков.

В начале 2000-х ситуация стала меняться. Силовики КБР занялись «борьбой с ваххабизмом». Но, как это зачастую бывает, профилактика религиозного радикализма приняла чрезмерный характер.

В списки «приверженцев нетрадиционного ислама» попадали люди пусть инакомыслящие, но в целом законопослушные. Признаки, по которым мусульмане попадали в эти списки, были формальны: часто молится — значит, ваххабит. Вдова одного из убитых 13 октября «ваххабитов», рассказала, что её некурящий муж носил в кармане открытую пачку сигарет, а в их холодильнике всегда хранились две бутылки водки. Так было безопаснее, традиционное российское «не пьёт, не курит» тут было почти что составом преступления. В республиканском УБОПе мне довелось видеть эти «списки ваххабитов». На одной из фотографий я узнал знакомого московского преподавателя арабского языка.

«А этот-то как сюда попал?» — спросил я и получил ответ: «Он друг Мусы Мукожева и Анзора Астемирова».

Подозреваемых многократно превентивно задерживали и «перевоспитывали». Били, выбривали на головах кресты, подбрасывали оружие и наркотики. Год назад в Нальчике прошла волна протестных митингов в связи с тем, что местный «исламист» Расул Цакоев был до смерти забит в УБОПе. Серьёзно расследовать этот случай не стали, зато участников этих митингов включили в «списки ваххабитов». В списки попали и те, кто за последний год обращался к Владимиру Путину с просьбой разрешить им уехать за границу ввиду притеснений по религиозным мотивам, и те, кто критиковал республиканскую власть по причинам, вообще не связанным с религиозными проблемами.

По теме

Последней каплей стало закрытие мечетей, ключи от которых передали местным участковым. А те отпирали их на пару часов раз в неделю по пятницам, а потом закрывали опять.

Но, раз уж ислам признан в России «традиционной конфессией», министру внутренних дел КБР Хачиму Шогенову следовало бы знать некоторые положения этой религии, а именно: одним из оснований для вооружённого (малого) джихада является ликвидация мечетей.

И за это ответственность должно нести всё руководство республики, и в первую очередь — Шогенов.

К концу 2004 года «ваххабитские списки» насчитывали примерно 500 человек. Все эти люди прошли через «профилактические процедуры». А если учесть их родственников мужского пола и близких друзей, то число готовых воевать за веру можно оценить в 2,5—3 тыс. человек.

Какие цели преследовал Басаев, организовав нападение на Нальчик?

Напомним, боевиков было 150—300 человек, немало. Но ни на одном направлении они не концентрировали силы. Маленькими группами по 5—10 человек они атаковали сразу 18 объектов и, естественно, ни на одном участке не добились успеха.

Между тем силовые структуры знали о нападении и были к нему готовы. И Басаев знал, что его планы раскрыты. Не мог не знать, город уже несколько недель открыто патрулировался бронетехникой. И тем не менее он не отменил операцию.

Результатом этой на первый взгляд бессмысленной атаки стал полный разгром нападавших. Только убитых боевиков насчитали 96. И эта победа далась органам относительно малой кровью, потери с их стороны составили 35 человек.

Но эта операция бессмысленна, только если предположить, что Басаев мыслит на уровне командира батальона. А он не раз доказывал, что это не так. Он точно оценил все выгоды от разгрома и предвидел последствия. Басаеву не нужен был кратковременный захват здания МВД КБР и даже захват всего Нальчика. Ему был нужен второй фронт. И есть все основания полагать, что он его получит.

Всю последнюю неделю из Кабардино-Балкарии к нам поступала информация, что события развиваются именно в этом ключе.

В понедельник мы узнали, что у себя дома, в пригороде Нальчика, был арестован бывший заключённый концлагеря Гуантанамо Расул Кудаев. В Гуантанамо Кудаев попал из Афганистана, где был задержан американскими военными по подозрению в связях с движением «Талибан». Подозрения не подтвердились, дважды его признавали виновным, сначала американские следователи, затем наши. Но это, так сказать, с юридической точки зрения. Для оперативников он, конечно, оставался фигурой сомнительной и, естественно, числился в «списках ваххабитов».

Причастность Кудаева казалась странной, во-первых, потому, что он после нескольких лет, проведённых в американской тюрьме, остался инвалидом и с трудом ходит. Во-вторых, в журналистских кругах он фигура известная (герой многих публикаций), и когда 13 октября стало известно о нападении на Нальчик, ему многие звонили, чтобы узнать, что происходит. Звонили и из редакции «Версии» и застали его дома.

Тем не менее через сутки прокуратура объявила: Кудаев признал вину. За это время у него сменилось три (!) адвоката. Ирина Комиссарова была второй по счёту, она рассказала, что следователи, предъявляющие обвинение, требовали от неё молча присутствовать. Когда же она сказала своему клиенту, что он имеет право согласно 51-й статье Конституции РФ не свидетельствовать против себя, её выгнали и заменили более покладистым юристом. По её утверждению, Кудаев был страшно избит. Ночью к нему в УБОП вызывали «Скорую».

Любопытно, что на станции «Скорой помощи» отказались выдать выписку, подтверждающую вызов в УБОП, сославшись на то, что есть распоряжение, согласно которому теперь выписка выдаётся только с разрешения прокуратуры. Судя по всему, эта мера должна скрыть факт массового применения пыток при допросах в эти дни.

Сменялись у подозреваемых не только адвокаты. Рассказывали, что «ваххабит» Расул Ногеров также задержан, поводом для этого стал пистолет, обнаруженный у него в курятнике. Правда, при этом оперативникам пришлось сменить комплект понятых. Первая пара отказалась подписывать протокол, так как, по их словам, пистолет подбросили прямо на их глазах (об этом «Версии» рассказал один из них — Алим Джангуразов). Тогда привезли других и нашли пистолет заново.

Как сообщил нам на условиях анонимности информированный источник, помимо «исламистского контингента» зачищают и тех, кто настаивает на соблюдении элементарных правовых норм. Рамазан Темботов, депутат местного совета, попытался узнать о судьбе своих задержанных односельчан и... провёл в республиканском УБОПе сутки. От него требовали признаний, что он кого-то перевозил на своей машине, а также, что ему известны люди, участвовавшие в нападении, и он готов указать на них. Самого депутата не били, защитил статус и единоросский партбилет, но его пытались сломать психологически: водили по кабинетам и показывали, как смертным боем бьют других. До тех пор, пока те не признаются или не укажут на кого-нибудь. Когда депутат попросил воды, ему сказали: «Будешь пить кровь своих дружков».

Таких вот задержанных «ваххабитов» сейчас в республике порядка 2 тыс. человек. Если до атаки на Нальчик в республике насчитывалось 500 экcтремистов, которые после постоянных «контактов» с правоохранительными органами были практически стопроцентными кандидатами в басаевцы, то теперь их число учетверилось.

Две тысячи «подозрительных» при всём желании не удастся посадить на длительный срок, даже если они признаются не только в нападении на Нальчик, но и в подготовке покушения на Владимира Путина и шпионаже на все разведки мира. Как минимум три четверти из них вскоре окажутся на свободе, и не просто озлобленными, а готовыми мстить. А ещё к ним можно присовокупить друзей и родственников арестованных. Это всё та же «благодатная почва», на которую вскоре падёт призыв чеченского террориста: «Вы не мужчины, раз не можете постоять за себя». Если каждый из пропущенных сейчас через «оперативно-разыскные мероприятия» приведёт с собой пятерых сочувствующих, а при численности кавказских семей это вполне реально, то получится 10 тыс. штыков — полноценная дивизия. Вот такие «гроздья гнева» может получить руководство республики, к радости Басаева.

Опубликовано:
Отредактировано: 16.11.2016 15:20
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Наверх