// // Отчего на мысе Астафьева в городе Находке нельзя жить, или как «чистый» порт испачкал полгорода

Отчего на мысе Астафьева в городе Находке нельзя жить, или как «чистый» порт испачкал полгорода

2509

Угольный беспредел

Через Находкинский порт проходят миллионы тонн угля. Чище воздух от этого не становится
Фото: ИТАР-ТАСС
Через Находкинский порт проходят миллионы тонн угля. Чище воздух от этого не становится Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Постановление губернатора Приморского края Владимира Миклушевского, о котором «Наша Версия» рассказывала в № 31 от 18.08.2014 года, привлекло внимание читателей к проблемам экологии Дальнего Востока. Корреспонденты газеты решили разобраться, что же на самом деле происходит в портах этого отдалённого от столиц региона? Сегодня мы расскажем о городе Находке.

Мыс Астафьева в Находке – самый настоящий конец географии. Здесь находятся последняя от Москвы железнодорожная станция, портовые терминалы, радиотехнический пост управления движением судов и 19-метровый маяк. А ещё в конце XIX века купец Лисунов открыл здесь небольшой рыболовецкий завод, превратившийся к концу века прошлого в жестянобаночную фабрику. Всё это, включая пограничную заставу и пару городских пляжей, расположено на полуострове Трудный. И людям, живущим в микрорайоне Астафьева, и правда приходится нелегко.

Трогательная забота о голодающих детях

Начиналось всё празднично. В 2013 году в рамках Азиатско-Тихоокеанского парламентского форума был представлен проект строительства «интермодального» (использующего более двух видов транспорта) «Терминала Астафьев» на месте той самой жестянобаночной фабрики города Находки (НЖБФ). НЖБФ из-за обвального падения объёмов производства находилась в состоянии многолетнего кризиса, работники предприятия едва сводили концы с концами и приветствовали переориентацию с изготовления жестяных консервных банок на перевалку угля. Тем более что , исключающим разлёт угольной пыли. Говорилось и о специальных очистных сооружениях, и о защитной сетке по периметру терминала. Забегая вперёд, скажем, что из всех заявленных экологических опций присутствует, похоже, только бэушная корейская пылеулавливающая сеть.

Надо заметить, что и до пафосной презентации с шампанским и подписанием разных бумаг уголёк на терминале сыпали. Да так лихо, что к концу 2012 года перевалка могла доходить до 1,5 млн тонн. Но вот на требования природоохранного законодательства внимания владельцы, видимо, не обращали. Как говорят, чёрная угольная пылища летела во все стороны, отравляя находкинцам жизнь в прямом и переносном смысле. Транспортная прокуратура с помощью решения суда даже пыталась закрыть предприятие. И тут случилось самое интересное: как по судовой команде «Все вдруг!» местные СМИ озаботились проблемами жестянщиков, оставшихся без куска хлеба. По телевидению показали сюжет про плачущую работницу фабрики, стоящую с трогательным плакатиком и требующую немедленно открыть фабрику и накормить её детей. В информационном шуме как-то не расслышалось, что НЖБФ решение суда не касалось вовсе. В нём речь шла только об угольном терминале. Дальше случилось и вовсе невероятное: суд более высокой инстанции собрался якобы в выходной день – субботу (!) – и отменил предыдущее решение своих коллег. Как свидетельствует портал «ФедералПресс. Дальний Восток», к такой оперативности могли подтолкнуть лишь высшие силы, например вмешательство дальневосточного полпредства.

Чекист ребёнка не обидит

Откуда взялась удивительная забота о нуждах не самого крупного и совершенно точно не бюджетообразующего морского терминала? Для ответа на этот вопрос, наверное, будет уместно посмотреть состав акционеров предприятия. По данным интернет-издания «ДВ-РОСС», 23,28% акций ОАО «Терминал Астафьева» принадлежат Руслану Кондратову – бывшему депутату Государственной думы и сыну бывшего начальника управления УФСБ по Приморскому краю. Ещё 28,78% акций принадлежит ООО «Титул» из Владивостока, 15,04% находится в собственности у рыболовецкого колхоза «Огни Востока», расположенного в райцентре Терней и контролируемого Кондратовым.

По теме

Про семейный бизнес отца и сына Кондратовых на Дальнем Востоке известно всем. Чтобы не быть обвинёнными в клевете и очернительстве, процитируем газету «Ежедневные Новости» daily.novostivl.ru: «Восхождение звезды Руслана Викторовича началось в 1997 году, когда его отец генерал-лейтенант УФСБ по Приморскому краю Виктор Кондратов стал одновременно полномочным представителем президента в Приморье. Как сообщали приморские СМИ того времени, Виктор Кондратов обладал самыми широкими полномочиями и мог использовать властный ресурс для улучшения материального благосостояния себя и семьи. Руслан Кондратов и зять генерала Дмитрий Дремлюга принялись сколачивать семейную рыбную империю из остатков приморской промышленности. Помогали им в этом налаженные отношения с правоохранительными органами и акты Арбитражного суда Приморского края».

«Ежедневные Новости» предполагают со ссылками на иные СМИ, что «применялась достаточно простая (схема): действующие предприятия искусственно доводились до банкротства, а затем активы распределялись среди узкого круга кредиторов, которыми часто выступали ООО «Акваресурсы» и «Огни Востока» – предприятия, близкие Кондратову и Дремлюге». Но с течением времени доходы от рыбного бизнеса стали падать. Кроме того, у правоохранительных органов появились многочисленные вопросы к самому Дмитрию Дремлюге. Вопросы настолько неприятные, что Дремлюга предпочёл скрыться от ответа в Таиланде. А Руслан Кондратов обратил внимание на уголь. Вместе с ростом экспорта антрацита в страны Азии росла и потребность в перевалке продукта. Основные игроки отрасли обзаводились собственными портами, а середнячки были вынуждены прибегать к услугам приспособленных для угольной перевалки мощностей. Причём стоимость такой перевалки доходит сегодня до 15 долларов за тонну. Похоже, об экологии заботиться не приходится, валить надо! Они и валят, да так, что пыль столбом стоит.

Всюду пыль

Чтобы не быть голословными, приведём опубликованное в газете «Арсеньевские вести» свидетельство заместителя председателя президиума общественного движения по противодействию коррупции в органах государственной власти и органах местного самоуправления в Приморском крае «Хранители закона» Лиры Ивлевой: «…Жители улицы Астафьева города Находки, уставшие ждать, когда власть сможет прекратить угольный беспредел, пригласили меня приехать на мыс Астафьева и пройтись по территориям жилой застройки на остановке «Лесная» и возле профилактория «Жемчужный». Возле которых расположились площадки для перегрузки угля открытым способом.

После пяти минут моего пребывания возле жилых домов на улице Астафьева ощутила угольную микропыль в горле. Начался кашель. Сопровождавшие меня местные жители сказали, что раньше и у них был непрерывный кашель, теперь их организмы уже не распознают опасность, не сопротивляются.

Подойдя поближе к порту, увидела, что перегрузка угля производится самым варварским методом. Никаких систем орошения, защитных экранов. Правее угольных барханов располагается тот самый склад, при демонтаже железобетонных конструкций которого 10 марта 2014 года погибло четверо рабочих…»

Добавим от себя, что цены на жильё в этом районе города самые низкие. И даже по этим ценам квартиру здесь продать невозможно. Те несчастные, вынужденные жить рядом с терминалом, бельё на балконах не сушат. От дисперсной угольной пыли, проникающей в волокна ткани, отстирать его потом невозможно.

Есть ли выход из создавшейся ситуации? Конечно, есть. Прежде всего не врать. Обещали построить «чистый» угольный порт? Так стройте. Денег, полученных за переваленный уголёк, хватит с лихвой. Да ещё и на жизнь останется.

А пока вот мнение заслуженного эколога РФ Анатолия Лебедева высказанное им на страницах РИА PrimaMedia:

«Приморский край столкнулся с очень тяжёлой экологической проблемой. Эта проблема новая для края, её возникновение связано с ростом угольного рынка. Известно, что спрос на это топливо вырос в Китае, наши порты ринулись в этот выгодный, растущий, перспективный бизнес. Однако ни один порт в Приморье не способен к цивилизованной перевалке угля… К сожалению, все попытки заставить порты проводить работы по сокращению объёмов пыли пока не дали результатов… Бизнесменам для устранения нарушений требуется много денег и времени, поэтому они хотят избежать крупных финансовых затрат. Жалобы жителей для них не являются весомым аргументом для столь крупной потери прибыли. Ещё очень долгое время жители Находки будут страдать от угольной пыли».

Находка – Москва

Опубликовано:
Отредактировано: 15.09.2014 11:34
Копировать текст статьи
Комментарии 1
  • Ирина Иванькова 17.03.2016 08:37

    При большом желании все можно сделать, изменить. Недавно видела угольный терминал в Ванино.Впечатляет. Побережье чистое и снег десятидневной давности белый.

Еще на сайте
Наверх