// // Норвежцы отгоняют наши траулеры не от рыбы, а от запасов углеводородов

Норвежцы отгоняют наши траулеры не от рыбы, а от запасов углеводородов

376

Сельдь под газом

2
В разделе

Норвежская береговая охрана продолжает арестовывать российские корабли, причём в последнее время отмечается резкий рост подобных инцидентов. Ещё недавно под арестом стабильно оказывались два-три российских траулера в год, но начиная с прошлой осени наши северные соседи явно повысили план: за последние шесть месяцев в норвежские порты были принудительно отконвоированы семь наших судов. Не спасают ни боевые корабли Северного флота, с недавних пор возобновившие боевое дежурство в районе Шпицбергена, ни даже Верховный суд Норвегии, не раз признававший наши экипажи невиновными в нарушении границы и даже штрафовавший береговую охрану за самоуправство на довольно-таки крупные суммы. Отчего же наших рыбаков продолжают арестовывать, невзирая на очевидную неправомерность подобных действий? Почему боевые корабли Северного флота не в состоянии обеспечить защиту наших рыболовецких траулеров и сейнеров и нет ли в морском противостоянии иной подоплёки кроме рыбной, разбирался корреспондент «Нашей Версии».

Норвежская сторона уверяет, что всё дело только в рыбе. В 1977 году Норвегия в одностороннем порядке провозгласила 200-мильную зону вокруг Шпицбергена рыбоохранной зоной и объявила, что в ней будут действовать особые правила регулирования рыболовства, в частности квоты на вылов рыбы. Абсолютное большинство стран, подписавших Парижский договор по Шпицбергену в 1920 году, не признало права Норвегии на единоличное регулирование хозяйственной деятельности в этой акватории. В частности, Испания и Исландия настаивают на том, чтобы пункты этого договора о свободном доступе к ресурсам распространялись и на 200-мильную акваторию, и на континентальный шельф. Эти страны поддерживает и Россия. В общем, единый для всех правовой режим отсутствует, и норвежская сторона всячески противится его установлению.

Правовая коллизия породила странную ситуацию, при которой установленные норвежцами правила нарушают все кому не лень, но к ответственности почему-то привлекаются лишь представители российского флота. Причём если вплоть до последнего времени принудительному задержанию подвергались лишь траулеры и сейнеры, то сейчас дошло дело и до сухогрузов, не имеющих к спорной селёдке вообще никакого отношения.

С начала года норвежцы арестовали три наших судна – «Пётр Петров», «Павел Батов» и «Механик Тюленев». Первые два – рыболовецкие траулеры, с ними всё более-менее ясно. А вот третье арестованное судно к рыбе не имеет никакого отношения: «Механик Тюленев» – сухогруз. До задержания «Механика Тюленева» самой наглой провокацией норвежской береговой охраны считалось задержание полгода назад супертраулера «Николай Афанасьев». Корабль было арестован за то, что промысловый журнал был якобы заполнен «с нарушением правил». Что это значило, норвежская сторона внятно объяснить так и не смогла. А российский сухогруз «Механик Тюленев» имел неосторожность находиться в районе острова Андёй примерно в то же время, когда в том же районе потерпела аварию норвежская рыболовецкая шхуна.

Казалось бы, ну что такого, это место вообще кишит рыболовецкими и прочими судами, и при чём здесь россияне? Но королевская полиция каким-то только ей ведомым образом сумевшая разглядеть на борте «Механика Тюленева» свежую царапину, потребовала от капитана судна немедленно зайти в порт Буде для осмотра. Как только наш сухогруз зашёл в порт, он был немедленно арестован. Нашу команду стали обрабатывать: мол, за непреднамеренное убийство 68-летнего капитана шхуны «Марина» Кристиана Кнудсена вам «светит» срок. В общем, норвежские правоохранительные органы так и не смогли установить, имеет ли царапина на борту нашего сухогруза какое-то отношение к гибели их шхуны. Но крови нашим морякам они за это время попортили изрядно. Очевидно, что обвинения, которые пытались предъявить российским морякам, были высосаны из пальца. Так зачем же норвежской полиции понадобилась вся эта шумиха с арестом сухогруза, о котором в Норвегии неделю писала вся местная пресса?

Эксперты считают, что задержание «Николая Афанасьева» и «Механика Тюленева» – явления одного порядка. «Нам просто дают понять, кто в регионе хозяин положения, – считает генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. – Все помнят картинную погоню за траулером «Электрон», помнят, как гоняли наших рыбаков, не обращая внимания на рыбачивших по соседству исландцев. Сейчас, после задержания «Механика Тюленева», нам намекают, что дело не в рыбе, а в углеводородном сырье.

По теме

Но сегодняшнее законодательство, точнее, его отсутствие, провоцирует произвол». В перспективе раздел Арктики неизбежен, но сегодня об этом пока не думают, а просто пытаются застолбить за собой некие сферы влияния. При этом демонстративно не обращая внимания на то, что Россия готова также побороться за влияние в регионе и за сосредоточенные там энергоресурсы, для чего и активизирует деятельность Северного флота.

«Вскоре Северный Ледовитый океан станет зоной активной милитаризации, – прогнозирует Константин Симонов. – Все страны, расположенные по соседству с Арктикой, хотели бы застолбить за собой часть богатого углеводородами пространства, но пока непонятно, как эти богатства делить. Первое, что приходит на ум, – употребить, как в былые времена, право сильного. Отстаивать свои притязания придётся с помощью военных аргументов, так как мирные в последнее время отходят на второй план в связи со снижением роли и деградацией ООН и прочих международных институтов. У Норвегии нет прямой возможности воспользоваться правом сильного, вне механизмов НАТО. Отсюда и соответствующее поведение: лаять, как такса на бульдога, отгоняя его от сахарной косточки, надеясь прежде всего на поддержку США».

На сегодняшний день проблема взаимоотношений между Россией и Норвегией реального решения не имеет, считают эксперты. Во всяком случае, до тех пор, пока между двумя этими странами не будет решён давний территориальный спор. Проблема спорных границ по Баренцеву морю появилась в 20-е годы прошлого века, после того, как был подписан Парижский договор, согласно которому Норвегия получила суверенитет над Шпицбергеном. Но по тому же договору РСФСР сохранила за собой право на ведение здесь хозяйственной деятельности. Вот и получается, что одну и ту же территорию оба государства в равной степени считают своей, требуя выполнения на ней установленных правил.

«Архипелаг Шпицберген – территория с особым правовым режимом, – говорит известный политолог Сергей Марков, – и пока этот «особый режим» не будет пересмотрен, инциденты между Россией и Норвегией неизбежны, в том числе, в перспективе, и военного характера. Парижский договор, заключённый в 1920 году, даёт повод для коллизии: с одной стороны, он признаёт международный статус архипелага, но в то же время, с другой – закрепляет суверенное право Норвегии на материк и территориальные воды. У российских рыбаков постоянно возникают проблемы с норвежской береговой охраной, так как у наших стран имеются существенные расхождения в правилах ведения промысла. И в результате этих нестыковок рыболовецкие суда из России постоянно подвергаются штрафам и арестам».

Сергей Марков особо подчеркнул, что шанс достичь дипломатического решения вопроса невелик: «Над решением проблемы дипломаты бьются уже лет 30, но безуспешно. В июне прошлого года глава МИД России Сергей Лавров выступил с некими инициативами, но они на корню были заблокированы официальным Осло. А когда норвежцам намекнули, что мы будем решать вопрос в рабочем порядке, с привлечением военно-морского флота, с ними вообще случилась истерика. Не исключено, что участившиеся аресты наших рыболовецких судов как раз и есть результат этой истерики».

Считая спорные воды своими, норвежские власти требуют, чтобы все рыболовецкие суда, ведущие лов в этой зоне, предупреждали о своём выходе из неё за 12 часов, а также допускали на свой борт инспекторов для проверки. При этом норвежская сторона всячески подчёркивает, что не рассматривает все эти ситуации как конфликт между двумя странами, а только как ряд единичных случаев нарушений законодательства российскими рыболовецкими судами. Ключевое слово – «российскими». К суднам других стран у норвежцев претензий нет. А к нашим они всегда найдутся: или бортовой журнал не так заполнен, или царапина на борту подозрительная. В общем, допусти норвежского инспектора на борт судна – и он найдёт, что у нас не так.

Можно, конечно, решать спорные вопросы в судебном порядке, тем более что норвежская Фемида порой оказывается менее ангажированной, нежели служба береговой охраны. Не так давно Верховный суд Норвегии снял все обвинения с российских рыболовецких судов «Капитан Горбачёв» и «Дмитрий Покрамович», арестованных в 2005 году. Норвежская прокуратура обвинила владельца судна «Капитан Горбачёв» – российскую рыболовецкую компанию ОАО «Архангельский траловый флот» – в нарушении норвежских правил рыболовства, в том числе в незаконной ловле рыбы и в отказе от уведомления норвежской стороны о перегрузке рыбы у острова Медвежий.

По теме

Другими обвиняемыми по этому делу стали владелец и капитан судна «Дмитрий Покрамович», на которое рыба перегружалась с «Капитана Горбачёва». Российские рыбаки виновными себя не признали, а их адвокаты с успехом доказали в суде норвежского города Тромсе незаконность наложения норвежскими властями штрафа в размере 900 тыс. крон (около 350 тыс. долларов США) на траулер «Капитан Горбачёв» и его капитана. Арестованные суда вместе с экипажами отпустили восвояси, но прецедент никого и ничему не научил. Норвежская береговая охрана, как уже говорилось, стала действовать ещё более нагло. Так что всякий раз отбиваться в судах – решение, конечно, правовое, в духе демократических традиций, но, к сожалению, малоэффективное. Тем более что на кону стоит отнюдь не какая-то селёдка, а миллионы тонн углеводородов.

Есть и другое, гораздо более эффективное, решение вопроса, правда, не всем оно нравится, – возобновить патрулирование Арктики, включая район Шпицбергена, кораблями ВМФ России. В 70–80-х годах, когда наши рыбаки ловили рыбку под прикрытием эскадренных миноносцев и подводных лодок с ядерными боеголовками, инцидентов с задержанием траулеров не было вообще. Норвежские пограничники ограничивались лишь световыми сигналами, «маякуя» нашим рыбакам о том, что они невзначай залезли в территориальные воды королевства. Согласно Конвенции ООН по морскому праву от 1982 года военные корабли могут свободно перемещаться в водах Шпицбергена за пределами 12-мильной зоны территориальных вод Норвегии. В случае необходимости они могут оказывать помощь гражданским судам, что также предусмотрено и военной доктриной России. Официально объявлено, что выход наших боевых кораблей на патрулирование «не имеет никакого отношения к разграничению континентального шельфа и споров по Арктике», но на самом-то деле…

Год назад Россия вывела боевые корабли Северного флота на патрулирование Арктики, включая район Шпицбергена, продемонстрировав готовность защищать свои интересы в регионе не только дипломатическими, но и военными средствами. По словам помощника главкома ВМФ Игоря Дыгало, «все действия российских боевых кораблей выполняются в строгом соответствии с международным правом, включая Конвенцию ООН по морскому праву 1982 года». Корабли ВМФ, по словам Дыгало, практически всегда присутствовали там, где вели промысел советские и российские рыболовецкие суда: «В начале 90-х, после распада СССР, Москва прекратила патрулирование арктических просторов, чем воспользовалась Норвегия, пытающаяся позиционировать район Шпицбергена как свою экономическую зону. Но тогда у ВМФ РФ, как и у всех других видов вооружённых сил, появились трудности с финансами, плавсоставом и техникой. Поэтому наши рыбаки и чувствовали себя беззащитными, но сейчас всё должно измениться». В настоящее время в районе Шпицбергена ведут патрулирование два боевых корабля. Этого, как показывают последние события, явно недостаточно, во времена СССР в тех же водах вели дежурство от 10 до 15 судов. Но сейчас у нас просто нет возможности увеличить присутствие в регионе. Как сказал Игорь Дыгало, «из-за нехватки плавсредств».

После того как летом прошлого года начальник Главного управления боевой подготовки и службы войск Владимир Шаманов заявил о том, что управление «приступило к уточнению планов боевой подготовки частей и соединений видов Вооружённых сил и родов войск, которые могут быть привлечены к выполнению боевых задач в Арктике», а в перспективе «возможен конфликт России и стран НАТО с привлечением военных средств за доминирование в регионе», американцы в спешном порядке провели на Аляске 12-дневное учение «Северный край-2008», в котором приняли участие 5 тыс. военнослужащих, 120 самолётов и несколько боевых кораблей. Задача учений была сформулирована предельно ясно: помощь «северной европейской стране», столкнувшейся с «силовым давлением России». В Минобороны отреагировали оперативно, в начале этого года внесены коррективы в планы боевой подготовки войск Ленинградского, Сибирского и Дальневосточного военных округов. До войны, возможно, дело не дойдёт, но обе стороны получили возможность вволю поиграть мускулами. В общем, «рыбная» война, плавно перетекающая в «углеводородную», сегодня имеет шанс перерасти во всамделишную войну с использованием всех современных средств.

«Действия в отношении задержанных российских судов действительно чрезмерны, – считает председатель думского Комитета по международным делам Константин Косачёв. – Даже если у норвежской стороны есть основания предполагать, что наши суда нарушают установленные правила промысловой деятельности в этом районе, действия норвежских властей выглядят вопиющими, а выставленные штрафные санкции не соответствуют обстоятельствам ситуации». Что делать? «Проводить международные консультации, убеждая норвежскую сторону отказаться от силовых методов воздействия».

Возможно, возобновление боевого патрулирования и спровоцировало Норвегию на более жёсткие действия, считает главный редактор сетевого издания «Морской бюллетень – Совфрахт» Михаил Войтенко: «Пока в документах сохраняется путаница и нет чётких правил игры, норвежцы пытаются брать нахрапом. Нам предстоит каким-то образом продавливать свою позицию, возможно, дипломатическими средствами. Иначе нас просто вытеснят конкуренты: в списке портов Европы, где разрешена выгрузка уловов квотируемой рыбы, 28 из 96 – порты Норвегии и лишь 3 – России. Даже Архангельск, исконно рыбацкий порт, исхитрился туда не попасть.

Норвегия пытается любыми методами устранить конкурента, Россию, а Россия с этим мирится. Если ситуация не будет разрешена, российские рыбаки будут вытеснены из Баренцева моря и Северной Атлантики, а российским перевозчикам рыбопродукции будут заказаны порты Европы».

Это что касается рыбы. Но, поскольку дело не только в ней, есть ещё один вариант решения проблемы, его для «Нашей Версии» озвучил и прокомментировал политолог Сергей Марков: «У России и Норвегии существуют интересы, которые скрестились и в рыбном вопросе, и в вопросе раздела углеводородных богатств в районе Шпицбергена. Нам следует понимать, что Норвегия в данном случае действует не самостоятельно, за ней стоят США. Вот с ними нам и следует попытаться договориться, возможно, даже не оговаривая непосредственно проблемы «ничейного шельфа» или рыбных запасов. Размен может быть осуществлён на международном уровне, скажем, содействием России в Афганистане. Взамен Штаты могут обеспечить смягчение позиции Норвегии. Можно действовать и по-другому, как в советские времена – продемонстрировать силу. Но у нас её сейчас недостаточно: нет новых боевых кораблей, и появятся они у нас не скоро. В любом случае демонстрация силы окончательно не решит вопрос, лично я за дальнейшие дипломатические усилия. Но предпринимать их нужно не только по линии Москва – Осло, а по всему периметру, не исключая и Вашингтон».

Опубликовано:
Отредактировано: 16.03.2009 12:49
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх