// // Нефть падёт независимо от исхода боевых действий

Нефть падёт независимо от исхода боевых действий

440

Хоть залейся!

По прогнозам западных экспертов, в этом году средняя цена на нефть составит
119 долларов за баррель, в следущем она будет немного выше – 124 доллара за
баррель. Российские аналитики более пессимистичны…
Фото: ИТАР-ТАСС
По прогнозам западных экспертов, в этом году средняя цена на нефть составит 119 долларов за баррель, в следущем она будет немного выше – 124 доллара за баррель. Российские аналитики более пессимистичны… Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

В своих обращениях к грузинскому народу президент Грузии Михаил Саакашвили не раз подчёркивал: одной из целей России является нефтепровод, который проходит по территории страны. В разгар конфликта западные СМИ быстро подхватили эту мысль и в какой-то момент попытались и вовсе всю войну свести к вопросу расположения труб. Но попытка оказалась довольно жалкой: рынок не поверил. Впрочем, грузинская война всё же стала переломным моментом в мировой истории нефтяных цен. Она ярко показала: их рост закончился. В ближайшие полтора года они будут быстро снижаться. И для России в этом нет ничего хорошего.

По территории Грузии проходят два основных нефтепровода: Баку – Тбилиси – Джейхан и Баку – Супса. Протяжённость первого из них – 1767 километров, из которых по территории Грузии проходит 248 километров. Ежесуточно через этот нефтепровод может прокачиваться до 850 тыс. баррелей. Второй нефтепровод гораздо меньше: его протяжённость – 837 километров, пропускная мощность – 145 тыс. баррелей в сутки. Кроме этих двух нефтепроводов для транспорта нефти используются паромная переправа Поти – Кавказ и грузинские порты. Но их значение по сравнению с нефтепроводами очень мало.

На период конфликта работа первого нефтепровода, по которому нефть попадает из Азербайджана в Турцию и Южную Европу, была приостановлена. На самом деле остановка была следствием взрыва на территории Турции, который был устроен курдскими сепаратистами за несколько дней до эскалации грузино-осетинского конфликта. Впрочем, это не помешало Саакашвили в нужный момент приписать прекращение работы нефтепровода проискам российских нефтяников, желающих отрезать альтернативные возможности для поставки нефти в страны Европы.

С политической точки зрения ход был идеально правильным: ведь этот нефтепровод – единственный, по которому ежедневно проходит почти 1 млн. баррелей нефти из постсоветских стран в Европу, минуя территорию России. Но попытка Саакашвили бесславно провалилась. Дело в том, что, несмотря на заявления грузинского президента, никаких следов военных действий возле газопровода даже западные журналисты отыскать не смогли: часть нефтепровода, проходящего по территории Грузии, цела и невредима. Эту информацию подтвердил и замначальника Генштаба ВС России Анатолий Ноговицын на своей пресс-конференции: «Нефтепровод – это не та цель, по которой необходимо выполнять бомбометание, потому что его уничтожение усиливает последствия гуманитарной катастрофы».

По его словам, такая информация рассчитана на реакцию союзников Тбилиси. По сути, это была попытка втянуть в конфликт Турцию и напугать европейских союзников. Но в Турции причину остановки прокачки нефти знали. А на Западе многие аналитики инвестиционных компаний отметили, что значение этого нефтепровода для Европы почти ничтожно: он ни при каких обстоятельствах не может служить альтернативой российским нефтепроводам.

Рынок президенту Грузии тоже не поверил. Последние четыре года любые, даже самые гипотетические, угрозы вооружённых конфликтов в мире были поводом для рынка в очередной раз поднять цены на нефть. Поэтому то, что происходило на рынке нефти последнюю неделю, по сути можно назвать революцией. В самый разгар вооружённого конфликта, при котором, по крайней мере по словам грузинского президента, под угрозой оказался единственный альтернативный источник поставок нефти из Азербайджана в Европу в обход России, цены стали падать.

В среднем за несколько дней они успели обрушиться почти на 25 долларов за баррель. На конец прошлой недели нефть марки Brent торговалась по 111–113 долларов за баррель против 143 долларов за баррель, которые рынок демонстрировал всего месяц назад. И если в ту пятницу, когда первые бомбы разорвались в Цхинвали, большинство нефтяных аналитиков единогласно спрогнозировали очередной виток роста цен, уже во вторник стало ясно: тренд окончательно повернул в другую сторону.

По теме

«Сейчас, по сути, сезонный пик спроса – в связи с летним периодом, когда жители США и Европы ездят отдыхать на машинах и потребление нефтепродуктов серьёзно вырастает. При этом цены начали падать», – размышляет аналитик по нефти ИК «Капиталъ» Виталий Крюков.

Всё это говорит об одном: нефть больше не будет дорожать. Тем более что в любом случае однажды цены на нефть должны были перестать расти. Дефицита на этом рынке не было никогда, даже в период их пика. Несмотря на все снижения объёмов добычи нефти странами – членами ОПЕК, профицит на мировом рынке всё равно сохранялся. Так что рост цен по меньшей мере на треть строился на спекулятивных деньгах.

С начала этого года рост цен и вовсе был беспрецедентным. Ни один западный аналитик в своих самых смелых прогнозах не предполагал, что в скором времени стоимость барреля пробьёт отметку в 150 долларов. Но курс доллара падал, объёмы добычи нефти не росли, а фондовые рынки разочаровывали инвесторов. Именно поэтому рынок товаров – нефти, золота, платины и даже продуктов – стал таким популярным среди спекулянтов.

Ситуация стала меняться с середины июля. Стало понятно, что замедление мировой экономики – это уже не вопрос будущего, а ситуация сегодняшнего дня. Вместе с тем экономика в США потихоньку начала выправляться. Негативных новостей приходит всё меньше, и всё больше аналитиков инвестбанков верят, что основные убытки от кризиса уже позади. Поймать конец кризиса – мечта каждого инвестора: это момент, когда можно купить акции компаний по самым низким ценам и затем разбогатеть. «Сегодня мы наблюдаем вторую волну перетока капитала. В начале этого года средства инвесторов очень активно перемещались с фондовых рынков всех стран, включая развитые экономики, в рынок товаров. Теперь все эти средства хлынули обратно на фондовые площадки или по меньшей мере в карман инвесторов», – говорит Крюков.

Вопрос, почему именно сейчас, уже не стоит. За последние две недели курс доллара поднялся по отношению к евро до отметки шестимесячной давности. Когда курс доллара растёт, цена товара, номинированного в этой валюте, снижается. Если экономическая ситуация в США продолжит налаживаться, надеяться на то, что доллар снова упадёт, уже не приходится. «Инвесторы просто фиксируют прибыль, то есть обналичивают свои деньги на пике цены», – поясняет Крюков.

Одновременно с началом грузино-осетинского конфликта Агентство по энергетической информации США (EIA) выпустило доклад, в соответствии с которым темпы роста потребления нефти в мире в этом и следующем году будут серьёзно замедляться. В США же, по данным EIA, даже в первом полугодии потребление сократилось на 800 тыс. баррелей в день. Такого не было по меньшей мере последние 26 лет. При этом объёмы производства, по прогнозам EIA, на конец года вырастут на 500 тыс. баррелей в день, причём рост произойдёт как за счёт стран – членов ОПЕК, в частности Нигерии, Саудовской Аравии и Кувейта, так и за счёт остальных государств-производителей, например Канады. Получается, бояться дефицита уже нет смысла. А если так, то спекулянтам на этом рынке делать нечего.

По прогнозам EIA, в этом году средняя цена на нефть составит 119 долларов за баррель, в следующем она будет немного выше –124 доллара за баррель. Российские аналитики более пессимистичны. «По нашим оценкам, спекулятивные средства в цене на нефть составляют 30–40 долларов. Это тот объём, до которого цены могут упасть уже к концу этого или началу следующего года, когда спекулянты уйдут с рынка», – считает Крюков. Поэтому, по его мнению, уже к концу этого года стоимость нефти может составить 100 долларов за баррель, в следующем – опуститься ещё ниже.

Предел падению есть: это отметка в 80 долларов за баррель. Это оценка операционных расходов на добычу, переработку и транспортировку барреля нефти на сегодняшний день. Если нефть будет стоить меньше, её производство станет просто убыточным. Впрочем, велика вероятность, что цены упадут именно до этой отметки. Российская экономика такой удар выдержит. Стабилизационного фонда и золотовалютных резервов должно хватить, чтобы не создавать внешних и внутренних долгов. Гораздо хуже придётся нефтяным компаниям.

«Их бюджеты сейчас раздуты за счёт очень высоких доходов. У них множество новых, только что начатых и дорогостоящих проектов по разработке новых месторождений. Быстро закрыть эти проекты не удастся», – размышляет Крюков.

Так что работать им, возможно, придётся в убыток. Если учесть, что сегодня именно на эти компании приходится львиная доля всех торгующихся на РТС акций, можно смело предположить, что в этом случае российский фондовый рынок, а вслед за ним и вся российская экономика для западного инвестора станут значительно менее интересными. И произойдёт это как раз в тот момент, когда западные средства России могут прийтись весьма кстати.

Опубликовано:
Отредактировано: 18.08.2008 14:41
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх