// // Наш легендарный полигон Эмба-5 закрывают ради экономии средств

Наш легендарный полигон Эмба-5 закрывают ради экономии средств

3846

Российские ракеты гниют в Казахстане

2
В разделе

Российский ракетный полигон Эмба-5 в Казахстане закрывают, а его персонал выбрасывают на улицу, не предоставляя жильё в России. Гарнизон вот уже много лет безуспешно пытается добиться от Минобороны РФ положенных по закону денежных выплат. Принятый ещё в 2006 году федеральный закон «О социальных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу в воинских формированиях РФ, дислоцированных на территориях Республики Белоруссия, Республики Казахстан и Киргизской Республики», до сих пор не выполняется. Многолетняя переписка коллектива войсковой части 92936 с руководством «Единой России», Минобороны РФ, Минрегионразвития РФ и Госдумы РФ закончилась выселением российских военных на улицу. Корреспонденты «Нашей Версии» рассказывают о последних днях 11-го Государственного испытательного полигона МО СССР с места событий.

Войсковая часть 92936 – это бывший 11-й Государственный испытательный полигон МО СССР площадью 308 тыс. гектаров. На этом полигоне в Актюбинской области, основанном в 1958 году, испытывались передвижные зенитно-ракетные комплексы, начиная с «Круга». Здесь проходили свою проверку и переносной комплекс «Игла», и первая многоканальная зенитно-ракетная система «С-300», и ещё более громадная, предназначенная для поражения гиперзвуковых целей «С-400», и гордо торчащие пушки пятнистой «Тунгуски». Испытанные здесь комплексы модернизируются и по сей день стоят на вооружении нашей армии, а также идут на экспорт в разные страны мира. По словам 46-летнего подполковника Михаила Назарова, только что покинувшего пост командира части, «ещё в 1998 году сюда наведывались финны и арабы, покупали наши изделия». Когда-то здесь, в окрестностях Эмбы, стреляли все страны Варшавского договора.

В советскую пору расцвета здесь жили 40 тыс. человек. Из Москвы спецрейсами привозили сырокопчёную колбасу, фильмы, коньяк, норковые шапки. В секретном ракетном гарнизоне работали 24 гостиницы! При тогдашнем остром дефиците товаров прилавки магазинов для военных в Эмбе-5, как рассказывают старожилы, ломились от деликатесов и заграничного импорта. Бывало, народ часами умолял постовых пропустить на территорию, хотя бы тайком.

В 1999-м ракетный полигон передислоцировали в Капустин Яр (Астраханская область), и лишь войсковую часть 92936 численностью в 150 человек, две трети из которых гражданские, оставили для обслуживания двух огромных боевых полей. Именно здесь теперь падает одна из ступеней ракеты, запущенной из Капустина Яра (на местном жаргоне – Капьяр). Военнослужащие части должны найти ракету, передать координаты падения, утилизировать её. А главное – следить, чтобы ступень не упала на голову чабанам, не признающим никаких боевых полей, и контролировать экологическую ситуацию в зоне падения.

Эмба – зона экологического бедствия. В ближнем Приаралье, например на острове Возрождения, который из-за обмельчания Аральского моря теперь уже не является островом, некогда располагалась военная лаборатория по созданию бактериологического оружия. Здесь распыляли и подрывали снаряды с сибирской язвой, чумой, туляремией, ку-лихорадкой, бруцеллёзом. Говорят, пылили над сайгаками, а трупы животных потом закапывали, обрабатывая лизолом. Страшнее всего в здешнем Приаралье пыльные бури – соль, смешанная с химикатами. Если начинает разъедать глаза, значит, поблизости скотомогильник, который засыпан песком с хлором. Ветер несёт песок, а с ним и хлор.

В советские времена за службу в Эмбе ввиду «экологически неблагоприятных условий» полагались 20-процентная надбавка к должностному окладу, ежегодная материальная помощь на оздоровление в размере одного должностного оклада и недельный дополнительный оплачиваемый отпуск. После развала СССР для военнослужащих ничего не изменилось, они по-прежнему исправно выполняли свои обязанности, а вот государство... Государство, сбросив с плеч мантию великой державы, решило сэкономить на своих солдатах и прекратило выплату «экологической» надбавки. Эмбинцам было обидно – и не столько из-за потери денег, хотя в пыльной пустынной чужбине каждая копейка на счету, сколько потому, что страна забыла о них.

По теме

Это чувство усугублялось оттого, что работающие рядом их бывшие соотечественники, а ныне

В начале 2000-х, как показалось эмбинцам, российская власть наконец-то вспомнила о них и прочих «обломках империи». В 2006 году был принят федеральный закон № 284 «О социальных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу в воинских формированиях РФ, дислоцированных на территориях Республики Белоруссия, Республики Казахстан и Киргизской Республики». Согласно ему «в случае размещения воинских формирований в местностях, которые в соответствии с законодательством государства пребывания признаны местностями с неблагоприятными климатическими или экологическими условиями», военнослужащим «выплачиваются процентные надбавки».

Ещё ранее, в 1995 году, министр обороны РФ Павел Грачёв своим приказом отнёс Эмбу к местности с неблагоприятными климатическими условиями. Да и казахстанскому закону, как мы уже отмечали, это вполне соответствовало. Однако, как ни странно, никаких последствий для жителей Эмбы с российским гражданством вступление в силу 284-го федерального закона не имело.

«Законы издаются правительством РФ очень хитро, – констатирует в беседе с корреспондентом «Нашей Версии» эмбинка Наталья Корман. – Приложение к нему, по которому положены выплаты, издавать не обязательно! Вроде как локоть близко да не укусишь – закон есть, а постановления нет. А вы служите в неблагоприятных районах без всяких там компенсаций».

Военные – люди законопослушные. Если что положено по закону, значит, так тому и бывать. Поэтому понадобилось долгих 10 лет, в течение которых они добросовестно выполняли свои обязанности и поддерживали в примерном порядке военный городок, пока воинский коллектив не решил напомнить о себе. И вот тут-то началась хроника бюрократического абсурда…

Как и положено, военнослужащие обратились к своему руководству, то есть к командующему Ракетными войсками стратегического назначения (РВСН) генерал-полковнику Николаю Соловцову. Тот, в свою очередь, 13 марта 2007 года написал письмо заместителю министра обороны по финансово-экономической работе Любови Куделиной. В ответ пришло объяснение: «применение коэффициентов и надбавок на территории Республики Казахстан неправомерно», поскольку «с учётом повышений окладов размер денежного довольствия военнослужащих и заработной платы гражданского персонала стал существенно выше». Нечего, мол, каких-то ещё надбавок требовать – совсем зажрались…

К такому блестящему знанию быта военных городков в казахстанской пустыне добавить нечего. Так же, видимо, подумали и эмбинцы, после чего обратились к тем, кто и принял упорно не выполняющийся федеральный закон № 284. Коллективное письмо войсковой части всё на ту же тему было направлено руководителю Госдумы и правящей фракции «Единая Россия» Борису Грызлову. В феврале 2008 года консультант отдела по работе с обращениями граждан из приёмной Госдумы уведомила, что «изложенные в письме вопросы не относятся к компетенции ГД», и перенаправила его в Главную военную прокуратуру. Оттуда его спустили военному прокурору Знаменского гарнизона, что в Астраханской области. На чём, разумеется, путь многострадального письма завершился, ибо решить проблему знаменский прокурор уж точно не смог бы даже при всём желании.

Настойчиво верившие в силу российского закона эмбинцы не успокоились и 7 июля 2008 года написали обращение в центральный исполком «Единой России» с просьбой помочь в решении затянувшегося вопроса председателя правительства РФ и лидера партии Владимира Путина. В августе их известили, что обращение направлено в правительство. А в сентябре последовал и ответ… за подписью всё той же Куделиной и, разумеется, с теми же аргументами, что и прежде.

Очередной отпиской Куделиной эмбинцы вновь не удовлетворились. В декабре 2008 года подполковник Михаил Назаров направил жалобу в Конституционный суд (КС) РФ. Согласно его заявлению в отношении военнослужащих и гражданского персонала нарушаются три статьи российской Конституции. По словам председателя профкома войсковой части 92936 Евгении Алтаевой, «нарушается положение статьи о праве на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, и на вознаграждение за него. Проживание в данном регионе наносит большой вред здоровью и ущемляет гарантированные нам Конституцией РФ права».

По теме

Кроме того, не дожидаясь рассмотрения дела в КС, эмбинцы обратились ещё в две думские фракции – ЛДПР и КПРФ. Лидер ЛДПР, зампред Госдумы Владимир Жириновский, поблагодарил за доверие и заверил, что направил по этому поводу депутатский запрос Путину, после чего будет держать «его рассмотрение под своим личным контролем». Зампред Госдумы от КПРФ Иван Мельников также направил свой депутатский запрос в адрес Путина.

Текст жалоб с каждым разом становился всё длиннее и длиннее, поскольку вбирал в себя всё новые и новые подробности бюрократического «хождения по мукам». Однако, увы, оба эти письма завершились одним и тем же финалом. Каким бы вы думали? Ответом всё той же Куделиной и с теми же аргументами. Разница была лишь в том, что к запросу Мельникова прилагался ещё и ответ замминистра регионального развития РФ Дмитрия Аратского – практически идентичный тексту из Минобороны. Круг замкнулся, закон для Эмбы-5 так и не заработал.

Но недавно оставивший пост командира части подполковник Назаров не опускает рук и продолжает бодаться с родной властью: «Комиссии из Капьяра приезжают по 10 раз в год с проверками – как в отпуск. Пока все по очереди не приедут – не успокоятся. Один уезжает – тут же другой едет. До народа никому нет никакого дела. Всё равно что стучаться в закрытые двери. Получается, жить нужно не для Родины и государства, а для себя? Если бы не вышел 284-й закон, по которому нам должны эти экологические, мы бы и не рыпались… Но он же есть!»

Самой большой несправедливостью было бы представлять эмбинцев этакими сутяжниками-сквалыгами, строчащими кляузу за кляузой, в то время как их военный городок разваливается от отсутствия хозяйственных руководителей. Напротив, он выглядит как оазис благополучия на фоне остальной, казахстанской, части бывшего города Эмба-5, ныне переименованного в Жем. Город медленно умирает. От населения в 40 тыс. человек сегодня осталось чуть больше 3500.

Почти весь город сегодня выглядит так, как будто его вчера бомбили. Дома с чёрными глазницами проёмов, которые не привлекают даже ворон. По улицам гуляют коровы и ослы. Из полуразбитого окна безразлично глядит корова, топчется и хрустит на битом стекле, из другого свисают клочья голубых полиэтиленовых мешков. Лишь кое-где из окон торчат трубы буржуек: стало быть, там живут люди. Жители разбирают соседние дома – «КамАЗ» кирпича стоит 50 долларов. Выламывают трубы, что-то роют посреди улицы, не думая даже засыпать ямы, рубят деревья под своими же окнами, а потом продают дрова соседу за 50 рублей мешок.

Военный же квартал сияет ухоженностью: побелённые и политые деревья, аккуратные клумбы, блистающие чистотой помещения. На собственные 2,5 млн рублей эмбинцы провели капитальный ремонт жилого дома, построили спортзал и столовую для школы. «А как же иначе?! – удивляется Назаров. – Мы русский форпост! Представляем свою страну».

Увы, в ближайшее время одним форпостом у России станет меньше. Настойчивость эмбинцев в борьбе за свои права, похоже, достала начальство, и в феврале сего года Генштаб ВС РФ, а за ним и штаб РВСН издали директивы о ликвидации войсковой части 92936. Причём весь гражданский персонал окажется на улице, поскольку после 15 апреля россияне обязаны будут освободить занимаемое в Жеме служебное жильё. Как работники Министерства обороны РФ, они не попадают под государственную программу об отселении русскоязычных граждан с территории бывших союзных республик. Не являются они и вынужденными переселенцами либо беженцами. Значит, нового жилья в России им никто не станет предоставлять.

Закрывается 15 апреля, в начале четвёртой четверти, и средняя общеобразовательная школа, где учатся дети военнослужащих и гражданского персонала гарнизона. Русских школ в месте дислокации части нет, а у многих родителей, военнослужащих и гражданских, нет жилья на территории РФ. Чиновникам из Минобороны, похоже, невдомёк, что существует федеральный закон «Об образовании», который обязывает предоставить право каждому школьнику на получение среднего образования!

По теме

«Нам не понятно, почему нельзя дать детям законно доучиться? Годами мы трудились в целях укрепления обороноспособности Вооружённых сил РФ, отдавали здоровье в экологически неблагоприятном регионе и годы жизни, понимая необходимость выполнения задач, стоящих перед государством Российским. А нас просто предали», – пишут в своём коллективном письме эмбинцы.

Часть сворачивают под предлогом того, что она слишком дорого обходится государству. И это о гарнизоне в 150 человек?! «Дорого им обходимся! – негодует подполковник Назаров. – Они будут сюда людей гонять из России! Ха! Как сюда поездишь раз в шесть месяцев на осмотры боевых полей? Это же заграничные командировочные! Пересечение границ! Пока колонна с России проедет все эти посты, она опоздает на пуск. Представь, сколько раз их тормознут, когда они будут ехать! Это ведь не шутки – ввоз оружия на территорию другой страны! Значит, надо ехать в объезд, знать дороги. А кто, кроме нас, их знает? А если переносы пуска?! Или приехал на боевые работы – а там нефть качают либо отары пасут! Сейчас я постоянно навещаю боевое поле и то по три дня чабанов оттуда вытрясаю. Боевое поле бесконтрольно – захотел, кошару построил, захотел, землянку поставил. А потом гражданам Казахстана на голову ступень ракеты падает! Международный скандал!»

На самом деле государство уже немало сэкономило на части 92936. Котельная вырубилась в первый же год после закрытия полигона. Военнослужащие жили на обогревателях. Пришлось самим сварить котлы, запустить их, своими руками построить детскую площадку, огородить её самостоятельно сваренным забором, выковырять из земли аэродромные плиты, оборудовав ими все площади, используемые военными. А куда деваться? На автопарк в год выделяется 15–20 тыс. рублей – вот и вертись как хочешь.

«За все годы, что я здесь был командиром, Минобороны дало нам только на скважину 550 тыс. рублей, – удивляется Назаров. – Забор вокруг дома и гостиницы упёрли у акима (мэра. – Ред.), как и трубу для котельной, пока он был в командировке. Автопарк сами построили! Мы ни во что Минобороны не обходимся, а нас хотят аннулировать, потому что мы дорого стоим!»

Здесь не делят на своё и чужое: по старинке живут общим котлом. Состав части интернациональный: украинцы, молдаване, казахи, таджики, русские. Они даже не очень удивились, когда руководство в 1999-м обязало их делать в квартирах ремонт за свой счёт. На чужой земле рассчитывать не на кого, поэтому каждый военнослужащий владеет несколькими профессиями. К примеру, старшина Нилов, помимо своих прямых обязанностей начальника службы горючего, ещё и готовит на всех, когда служивые выезжают на боевые поля, столярничает, замещает начальника котельной, и отчёты для Москвы он же пишет.

«Как можно считать часы в армии – не понимаю… – говорит Назаров. – У нас люди работают, если надо, и днём и ночью. И в выходные, бывает. Если у меня «КамАЗ» стоит и ждёт разгрузки, начальник склада приходит на работу в субботу – ведь государственные денежки капают! И пока так будет, мы всегда победим. Но командиров, которые имеют установку на такое воспитание личного состава, изгоняют из армии. Есть постановление: командир не может быть старше 45 лет. Думаешь, это случайно? Нет. Потому что мой возраст – передаточное звено принципов армейской идейности из Советской армии в Российскую. Армия намеренно освобождается от офицеров, служивших Советскому Союзу».

Назаров увольняется из армии во второй раз. Первый раз уходил в 1999 году, когда сворачивали полигон. Возил оборудование на Хромтаусский рудник, неплохо зарабатывал. Но чего-то не хватало. Работа казалась бессмысленной. А потом приехал в Эмбу – увидел своих и вернулся. Но теперь уходит с концами. Он сделал всё, что смог, для части. Даже поставил памятник на великом и пустынном плато Устюрт. Теперь на одном из крутых обрывов стоит стела из чёрного гранита. На ней – имена всех, кто здесь когда-то служил, в благодарность «создателям полигона Эмба, внёсшим достойный вклад в разработку, испытание, совершенствование систем вооружения ПВО сухопутных войск» и стихи казахского поэта Джубана Мулдагалиева: «Спасибо, годы, за полёт, за безвозвратные усилья. / Тоска и беркута берёт, когда уже слабеют крылья. / И только время породнит живое творчество с разрухой. / Пусть станет стариком джигит, красавица – седой старухой».

Памятниками Российской и Советской армии остаются пункты управления развёртывания (ПУР). Здесь должно было сидеть командование и руководить масштабными военными учениями. Однако проект так и остался проектом. Внутри этих громадин, напоминающих скифские курганы, которые встречаются в этих местах, прохладно и мертво, как в склепе. И даже если построенные в брежневские времена ПУРы раскрошатся от времени – следы от скатов тяжёлой техники продержатся ещё несколько столетий и будут нашим памятником.

Как символ прошлого, на территории гарнизона стоят 10-метровые футляры от ракет, оставшихся с прежних времён. В них хранят и воду для полива на случай отключения, и горючее. Бывало, солили в ракетных корпусах капусту для солдат... Часть футляров для ракет использовалась для организации забора с колючей проволокой, нынче разрушенного. А в одной из таких ракет – туалет. Отличие этого ракетного футляра в том, что он не лежит, как другие, на боку, а стоит, нацелившись в небо, как будто намерен унестись в космос – вместе с уходящей эпохой…

Опубликовано:
Отредактировано: 05.04.2010 11:50
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх