// // Может ли российская госкорпорация радеть о национальных интересах, если половина её руководства – иностранцы?

Может ли российская госкорпорация радеть о национальных интересах, если половина её руководства – иностранцы?

908

Жирная нефть

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
В разделе

Согласитесь, это странно: крупнейшая российская государственная корпорация категорически не желает пользоваться отечественным оборудованием. Качественным оборудованием, кстати, считающимся одним из лучших в мире. И «не желает» – это ещё мягко сказано. На днях в «Роснефти» назвали «карательными» предложенные поправки в законодательство, вменяющие в обязанность руководству нефтедобывающих компаний использовать при разработке шельфа не менее 70% отечественной техники специального назначения. Закрадываются сомнения: уж не потому ли в «Роснефти» перестали выбирать выражения, что новый законопроект каким-то образом ущемляет личные интересы топ-менеджмента компании? И, кстати, что там с правительственным постановлением, согласно которому руководство крупных топливно-энергетических предприятий обязано отчитываться не только о доходах, но и о расходах? Отчитались уже в «Роснефти»?

Этим летом в российской прессе промелькнуло примечательное сообщение: на Крестовском острове в Санкт-Петербурге был замечен разбитый «Бентли» стоимостью примерно 10 млн рублей. По сообщению The Moscow Post, машина принадлежала якобы «сотруднице компании «Роснефть». Если предположить, что сотрудница госкорпорации живёт на зарплату, то какова же эта зарплата? – вопрошало издание, «а если нет, то неужели в «Роснефти» воруют?» Про зарплату вопрос увлекательный. Госкомпании обычно не распространяются о размерах окладов руководителей, указывая в отчётности лишь общую сумму вознаграждений топ-менеджеров. Так вот, в прошлом году общая сумма вознаграждений руководящему персоналу «Роснефти» составила астрономические 9,1 млрд рублей. Для сравнения: даже «Газпром» потратил на аналогичные цели лишь 2,1 миллиарда. В октябре правительство обязало «Роснефть» раскрыть не только доходы, но и расходы ведущих сотрудников. По нашему мнению, до сих пор эта увлекательная информация – тайна за семью печатями. Вот и приходится оперировать слухами.

Принятие нового закона помешает незаконно получать сверхприбыль?

Как мы считаем, вокруг доходов топ-менеджмента «Роснефти» циркулируют весьма и весьма скандальные слухи. Один из них как раз и связан с законопроектом, вызвавшим в госкорпорации столь откровенно нервную реакцию. Говорят, что при закупке оборудования для нефтедобычи за границей с помощью посредников можно «распилить» немалые деньги, – об этом, в частности, сообщает The Moscow Post. «Закупать оборудование у российского производителя коррупционерам невыгодно, – отмечает издание, – так как за конкуренцией строго следит ФАС, а «откатную деятельность» в последнее время довольно активно пресекают сотрудники ФСБ». А предложенный депутатами законопроект «фактически лишает некоторых топ-менеджеров «Роснефти» возможности проводить «распил» бюджета, выделенного на закупку оборудования для нефтедобычи».

На прошлой неделе в Комитет по энергетике Госдумы поступило письмо за подписью вице-президента и статс-секретаря компании «Роснефть» Ларисы Каланды. В нём, как сообщают «Известия», отмечается, дескать, «в таких «карательных поправках» нет необходимости – госкомпания уже взяла на себя обязательства использовать российские наработки и оборудование». Вопрос лишь в том, в каком количестве – 1% или, может, целых 5%? Показательно, что «Роснефть» предлагает исключить из рекомендаций консультативного совета при Комитете по энергетике Госдумы целых 5 из 12 пунктов. В том числе и ключевые, ограничивающие долю участия российских предприятий в поставках оборудования и закрепляющие в лицензиях по освоению шельфа обязательство заказывать специальную морскую технику и суда на российских верфях. Если в «Роснефти» настаивают, что готовы делать это добровольно, то почему же компания столь настойчиво выступает против того, чтобы прописать эти обязательства в законе? И денежные штрафы, и увязка предоставления налоговых льгот с фактическим уровнем производства оборудования для шельфа в нашей стране, по мнению официального представителя «Роснефти», приведут «к осложнению ситуации». А закрепление нормы обязательного участия российских проектных организаций во всех видах и стадиях работ на шельфе может вообще «полностью блокировать добычу полезных ископаемых на этих месторождениях». Каково?

По теме

По мнению вице-президента Российского союза нефтегазостроителей Владимира Дробязко, инициатива депутатов, которой воспротивилось руководство «Роснефти», вполне объяснима и предложена в целях защиты интересов российской промышленности и экономики нашей страны: «Если мы сейчас станем тратить бюджетные средства на покупку западной техники для шельфа, то поставим себя в зависимость от зарубежных конкурентов и не сможем развивать собственные технологии». Вот только «Роснефть» – государственную, если что, корпорацию – всё это, похоже, не интересует.

А может быть, всё дело в том, что «Роснефть» – государственная компания лишь отчасти, а заправляют в ней люди, не слишком-то увязывающие свои доходы с российскими национальными интересами?

Государственные интересы России поставлены блюсти иностранцы

До первой публичной продажи акций в 2006 году госкорпорация полностью принадлежала государственному ОАО «Роснефтегаз». По состоянию на август текущего года государство – через «Роснефтегаз» – контролировало лишь 69,5% пакета акций. А ещё 19,75% акций принадлежало концерну «Бритиш Петролеум». При этом номинальным держателем практически 30% капитала госкорпорации выступает «Национальный расчётный депозитарий», за которым, как сообщает сайт «Роснефти», скрывается серия офшорных структур, в наименовании которых фигурирует аббревиатура BP (British Petroleum).

Посмотрим, кто же сегодня входит в совет директоров «Роснефти». Пять человек из девяти, если судить по фамилиям, наши с вами соотечественники – Александр Некипелов, Игорь Сечин, Андрей Костин, Николай Лаверов и Сергей Чемезов. А вот ещё четверо – Роберт Дадли, Джон Мак, Дональд Хамфриз и Матиас Варниг – наверняка иностранцы. Вы можете представить себе британскую или американскую госкорпорацию, правление которой наполовину состояло бы из граждан России? Нет? Вот вам и объяснение, почему законопроект об использовании отечественного оборудования вызвал в «Роснефти» столь нетерпимую реакцию.

Откуда у руководства «Роснефти» миллиарды рублей?

И снова придётся вернуться к вопросу о зарплатах топ-менеджмента компании – но уже не из чистого любопытства. Принимая во внимание информацию о том, что иностранцы контролируют около 20% пакета акций «Роснефти», впору ставить вопрос о защите государственных интересов и, если хотите, национальной безопасности. Итак, этой осенью информационный портал NEWSru.com сообщил со ссылкой на агентство РБК, что 15 топ-менеджеров «Роснефти» во главе с Игорем Сечиным за короткий срок купили акций компании на 3 млрд рублей. «Больше других на покупку бумаг своей компании потратил Сечин, – сообщало издание, – купив акций почти на 2 млрд рублей».

Как отмечает Росбалт, Сечин якобы приобрёл 4 гектара земли на элитной Рублёвке. По данным издания, стоимость участка составила порядка 100 млн долларов. Два годовых оклада или даже все три. А если припомнить публикацию «Коммерсанта» о том, что Сечину принадлежит ещё полгектара земли в Серебряном Бору, то вопросов становится ещё больше.

Неплохо зарабатывают и другие топ-менеджеры госкорпорации. Доход вице-президента Ларисы Каланды в прошлом году составил почти 728 млн рублей – наверняка её супруг, первый замглавы Госнаркоконтроля Владимир Каланда, не заработал и 10-й части этой суммы (принимая во внимание 55-миллионный годовой заработок его шефа, Виктора Иванова). Большая часть этой суммы – оклад в «Роснефти» и «бонусы». Лариса Каланда приобрела пятый земельный участок – теперь общая площадь принадлежащих ей российских земель составляет без малого 19 тыс. квадратных метров. Размах впечатляет, не так ли?

Опубликовано:
Отредактировано: 23.12.2013 16:55
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх