Версия // Общество // Зачем нужны спецблоки при СИЗО и кто там сидит

Зачем нужны спецблоки при СИЗО и кто там сидит

3820

Тюрьма в тюрьме


https://pxhere.com/ru/photo/1088841
В разделе

Спецблоки при СИЗО - чуть ли не самые секретные места в нашей пенитенциарной системе – туда не то что журналисты с правозащитниками не допускаются, но и сотрудники ФСИН. Только несколько избранных из них. И там нередко сидели и сидят известные люди – ныне иноагент Михаил Ходорковский, Сергей Мавроди, Владимир Барсуков.

Кормят только сотрудники

Помнится, в 2007 году автор побывал в СИЗО №5 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, что на Арсенальной улице. Там торжественно открывали новенький спецблок. Уже на следующий день после открытия туда начали поступать заключенные из мужских питерских изоляторов (всего их пять). Как я понял из разговоров с сотрудниками УФСИН, все эти прибывающие - потенциальные покойники. К примеру, под угрозой смерти им предлагают взять всю вину на себя. Или они активно сотрудничают со следствием, и такого человека сразу хотят убрать, чтоб не успел сказать лишнего. Заказ на убийство с воли в этих стенах как раз не страшен - это своего рода защита свидетеля.

Как удалось выяснить позже, готовили его специально для членов «тамбовской» преступной группировки и ее лидера Владимира Барсукова (Кумарина). Однако когда Барсукова арестовали, то его поместили в столичный изолятор «Московская тишина», но тоже в спецблок, где он пребывает до сих пор.

Итак, что же такое спецблок и чем он так эксклюзивен? Во-первых, непосвященные не могут догадаться, кто же там сидит (если решено сохранить это в тайне, конечно). Поэтому в спецблок не допускаются зеки-баландеры. Пищу разносят только избранные и одни и те же сотрудники, причем в офицерском звании, обычно из оперативного отдела. Во-вторых, помещения спецблока охраняются куда тщательнее, чем другие. Тотально! В том же СИЗО-5 в Петербурге камеры и коридор были (и есть) нашпигованы системами видеонаблюдения и различными тревожными кнопками. Сотрудник постоянно сидит перед камерами. Что касается других камер, то они рассчитаны максимум на четыре постояльца, есть и одиночки. При этом они весьма комфортабельные, в таких, к примеру, в той же «Матросской тишине», сидели члены ГКЧП в свое время, а есть наоборот, прямо-таки спартанские по современным меркам. Скажем, в СИЗО-4 в том же Петербурге, что на улице Лебедева, есть в спецблоке камеры даже без телевизоров, хотя они давно уже - норма. Только радиоточка. Репертуар – на вкус администрации спецучреждения.

«Звезды» за решеткой

Кто же удостаивается «чести» сидеть в спецблоке? Во-первых, это известные люди, которые проходят по резонансным уголовным делам. В свое время в разных спецблоках оказывались помимо членов ГКЧП, а также участников бунта 1993 года вроде вице-президента РФ Александра Руцкого и главы Верховного совета РФ Руслана Хасбулатова, и олигарх-иноагент Михаил Ходорковский*, и эмэмэмщик Сергей Мавроди, и наемный убийца Александр Солоник (которому, правда, непостижимым образом удалось сбежать из спецблока, к этому вернемся ниже), и бывший губернатор Тверской области Владимир Платов. Во-вторых, те, кому может угрожать опасность - преступники, пошедшие на сотрудничество со следствием, которые рассказывают про мафию, серийные педофилы, которые в обычной камере могут не дожить до суда и тому подобные персонажи. Что скрывать, в следственных изоляторах частенько происходят очень странные смерти, и как раз часто именно с VIP-з/к.

По теме

Можно вспомнить хотя бы двух известнейших авторитетов в определенных кругах - Александра Хабарова и Евгения Васина (Джем), которые погибли в разных СИЗО при странных обстоятельствах. Не секрет, что в российской тюрьме з/к не защищен от покушений на собственную жизнь. Хрестоматийный случай на этот счет произошел с лидером небезызвестного ОПС «Уралмаш» Александром Хабаровым. В январе 2005-го известнейший криминальный авторитет находился под следствием в СИЗО №1 Екатеринбурга, где и был найден повешенным... на собственных подтяжках. В версию о самоубийстве мало кто поверил - известно, что незадолго до этого Хабаров поссорился со столичными ворами в законе, которые хотели совершить экспансию на Урал, и принуждали Хабарова серьезно потесниться.

Отрезанные от мира

Несколько слов о самом «звездном» спецблоке «Матросской тишины» - там, как уже упоминалось, сидело много известных личностей. Например, Анатолий Лукьянов, бывший председатель последнего Верховного совета СССР.

Этому спецблоку, который еще порой называют почему-то «кремлевкой», чуть больше ста мест. Следственно-арестованные сидят в камерах по три-четыре человека. Условия очень хорошие: есть телевизор, холодильник, радиоточка, новые кровати, вешалки и шкафчики, унитаз, а не параша. Неплохо и питание. Однако и режим здесь особый, изоляция полная. Никаких нелегальных посылок с воли доставить невозможно, никаких мобильных телефонов, ставших нормой у подследственных - тоже быть не может. В спецблоке «Матросской тишины» отличное медицинское обслуживание, есть возможность даже принимать роды. Больше ни одно российское СИЗО похвастаться этим не может. Поэтому сидеть в «Матросске» «VIP-зекам» оказалось довольно-таки комфортно. Не случайно те же члены ГКЧП, люди совсем не молодые, никак не испортили себе здоровье в тюрьме. К примеру, тот же Лукьянов писал в камере книги. В одной из них он как раз описал жизнь в «Матросске» как вполне сносную.

Но есть и другие спецблоки, камеры которых более походят на камеры штрафного изолятора. Единственное - кровати есть в дневное время, а в остальном полное отсутствие комфорта. Один бывший осужденный, который побывал в спецблоке «Матроски», рассказывал корреспонденту: «Мы чувствовали себя отрезанными от мира. В обычной камере есть и телефон, и «дорога» (так называют в СИЗО и на тюремном режиме систему передачи небольших писем, которые передаются между камерами через отверстия («кабуры») в стенах, либо по ниткам между разными окнами «замка»), тут ничего, и телека тоже. От скуки раскалывалась голова. Моего адвоката, который приходил в спецблок, обыскивали так тщательно, что ни записочки не передать. Так я отсидел 7 месяцев, и когда попал в зону, мне показалось, что я оказался на свободе. Думаю, что такие спецблоки выгодны прокуратуре и следствию. Подследственный становится настолько измочаленным, что из него можно вить веревки. Уже на любые показания согласен».

Подобными спецблоками недовольны и правозащитники. По их мнению, такие спартанские условия противоречат международной конвенции о содержании заключенных. Однако сотрудники ФСИН считают, что ничего особенно страшного в спецблоках нет, и подчеркивают, что порой только при такой жесткой изоляции удается сохранить здоровье и жизни отдельных подследственных или осужденных. Истина, наверное, как всегда где-то посередине. Главное, что по режиму спецблоки – тюрьма в тюрьме, а их узники по тем или иным причинам не могут содержаться в МЛС на общих основаниях. Они своего рода «железные маски» наших дней.

Суперпобег суперкиллера

Но как же бежал Александр Солоник, киллер №1, как его тогда называли, из спецблока «Матросской тишины»? Уникальный случай! Это вообще единственный побег из спецблока в России, не только в «Матросске». Напомним, в свое время, в начале 1990-х, Солоник застрелил, в частности, таких авторитетов как Валерий Длугич (Глобус), Владислав Ваннер (Бобон), Виктор Никифоров (Калина), Отари Квантришвили (предположительно). Сейчас киллер по официальным данным числится погибшим. В первый раз Солоник сел еще в советское время - за изнасилование. А второй раз в тюрьму угодил так: он был подстрелен милиционерами на Петровско-Разумовском рынке (при этом киллер нескольких сотрудников правопорядка убил), после чего был задержан и помещен в «Матросску». Там он с 21 ноября 1994 года находился в одиночной камере спецблока №938 (расправиться с ним желали многие, потому и одиночка блока специального режима). Сидел он в бытовом плане неплохо - в камере имелся телевизор, холодильник, японский электрочайник, так позже рассказывали сотрудники. Братва «грела». Далее, летом 1995-го, произошел просто-таки фантастический побег. По официальной версии, одна влиятельная преступная группировка, близкая к Солонику, внедрила в тюрьму на должность надзирателя некоего 20-летнего Сергея Меньшикова (он стал работать с ноября 1994-го). Он-то и передал Солонику альпинистское снаряжение и пистолет «браунинг». Под одеяло беглец спрятал манекен из свернутого одеяла. Солоник и Меньшиков вышли на крышу, откуда по веревке спустились на улицу. 5 июня в 1-20 в ходе планового обхода сотрудники изолятора обнаружили, что на третьем этаже 9-го корпуса отсутствует на посту младший сержант милиции (тюремная служба тогда относилась к МВД) Меньшиков. Тут же началась проверка камер, тогда и обнаружилось, что Александр Солоник на свободе. Его и младшего сержанта стали искать на территории СИЗО - безрезультатно. Позже было установлено, что беглецы выбрались на прогулочную площадку девятого корпуса, а потом, опять-таки при помощи альпинистского снаряжения, перелезли через стену на улицу Матросская тишина. Приблизительное время побега - полночь. Был объявлен план «перехват», но он ничего не дал. Больше никто никогда не видел сержанта Меньшикова. А Солоник вроде как погиб в Греции. Но это не точно. Вот про Меньшикова по логике вещей можно сказать уверенней.

По теме

Неслыханный побег вызвал немало кривотолков. Ведь сбежал Александр Солоник из спецкорпуса, где до него содержались члены ГКЧП. То есть корпус в теории был неприступным. Некоторые делали выводы даже о причастности к побегу руководства легендарной тюрьмы. Другие о том, что «рывок» организовали спецслужбы — якобы Солоник был сотрудником одной из них, и потому в качестве «белой стрелы» отстреливал криминальных авторитетов. В 90-е ходила легенда, что за отстрелами криминальных авторитетов, которых тогда было пруд пруди, стояли спецслужбы из ФСК (позже ФСБ) и МВД. Якобы был специальный «робингудовский» отдел, называвшийся «Белая стрела», который ликвидировал новых хозяев жизни не по закону, но по справедливости. Конечно, ничего подобного в реальности не было, отстрелы велись в рамках межвидовой войны преступных группировок. Но это совсем другая история. Главное в рамках статьи следующее – ни до, ни после Солоника никто не мог сбежать из спецблоков отечественных следственных изоляторов и тюрем. Попытки, конечно, были, но безуспешные.

... Спецблоки для спецзеков, безусловно, останутся в системе ФСИН при следственных изоляторах и тюрьмах. Как мы уже рассказали, они нужны для двух вещей: - изолировать от общества людей, которые могут оказать значительное влияние на свидетелей, подельников, даже общественное мнение; два – защитить подследственных или уже осужденных от убийства в неволе. Почему-то вспоминается Юрий Шутов, бывший помощник мэра Петербурга Анатолия Собчака, депутат питерского парламента нескольких созывов, скончавшийся в 2014 году в колонии для пожизненно осужденных (осужден за организацию нескольких убийств). В 2007 году он был в спецблоке СИЗО города Выборга (Ленинградская область), в инвалидной коляске, мало уже чего соображающий – проблемы с сосудами, инсульты. Тем не менее, как рассказал сотрудник изолятора, на время выборов губернатора Санкт-Петербурга в том году, вот такого Шутова на всякий пожарный этапировали в Лефортовскую тюрьму столицы, тоже в спецблок, потом вернули. Это подчеркивает, что в спецблоках сидят непростые люди, ой непростые...

*
Ходорковский Михаил Борисович внесен Минюстом в реестр физических лиц, признанных иностранными агентами
Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 30.01.2024 10:00
Комментарии 0
Наверх