// // Кто стоит за повторным арестом главы ОКБ им. Симонова Александра Гомзина?

Кто стоит за повторным арестом главы ОКБ им. Симонова Александра Гомзина?

8640

Посадить любой ценой

8
В разделе

Громкое дело против совладельца и генерального директора – главного конструктора казанского ОКБ им. Симонова получило новый поворот. Гомзин арестован вопреки тому, что с него сняли часть обвинений. Как будто авторы рейдерской атаки на бюро решили нанести добивающий удар. И, по всей видимости, не последнюю роль в этом деле сыграл глава Минпромторга Денис Мантуров.

«Наша Версия» продолжает следить за скандалом вокруг создания БПЛА «Альтиус» (ранее фигурировал в документах под названием «Альтаир») – первого тяжелого (более 5 тонн) разведывательно-ударного беспилотника для нужд российской армии. Скандал этот можно считать примером жестокой борьбы за многомиллиардные денежные потоки в отечественной оборонке.

С самого первого момента дело против Александра Гомзина вызвало массу вопросов у журналистов. И, похоже, не только у них. Весной 2018 года Гомзин был водворен в СИЗО, но примерно через месяц его выпустили под подписку о невыезде.

Теперь директора и генконструктора ОКБ, вина которого по-прежнему не доказана, снова бросили за решетку по ходатайству следователя по особо важным делам Л.П. Герасименко. Накануне этого события тот же следователь прекратил уголовное преследование конструктора по ряду эпизодов. Странная, скажем мягко, стратегия расследования. Вряд ли такие процессуальные метаморфозы возможны без участия крупных фигур из правительства РФ.

Следственная эквилибристика

Руководитель ОКБ им. Симонова стал фигурантом уголовного дела о хищении 12,2 млн рублей в рамках контракта с Минобороны на разработку беспилотного летательного аппарата. Впоследствии к этому делу присоединили ещё три: о хищении 907,5 млн рублей по другому военному контракту; нецелевом расходовании субсидии Минпромторга в размере более 31 млн рублей и злоупотреблении полномочиями.

Расследование «якорного» дела (о хищении 12,2 млн рублей) тянется с 26 сентября 2017 года. Оно и сегодня находится на стадии предварительного следствия, сроки проведения которого многократно продлевались. Неожиданный поворот произошел 13 мая 2019 года, когда следователь Леонид Герасименко вынес постановление о частичном прекращении уголовного преследования Гомзина. Источники «Нашей Версии» сообщили, что в документе сказано следующее:

«В ходе расследования уголовного дела установлено, что в настоящее время обвинение Гомзину А.В. в совершении преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 2 ст. 285.1 (по факту нецелевого расходования денежных средств, поступивших от Минпромторга России в качестве субсидии), ч. 7 ст 159 (по факту хищения в рамках госконтракта <...> денежных средств в сумме 907 500 000 рублей), ч. 2 ст. 201 (по факту злоупотребления полномочиями при исполнении обязательств по госконтракту <...> не нашло своего подтверждения.

В связи с этим имеются основания для прекращения уголовного преследования в отношении Гомзина А.В. в части предъявленного ему обвинения...».

Читая этот документ далее, человек, мало сталкивавшийся с работой наших силовиков, может впасть в ступор. Буквально в следующем абзаце сотрудник СК РФ сообщает, что расследование уголовного дела по тем же эпизодам будет продолжено.

Подполковник юстиции Л.П. Герасименко подал ходатайство об аресте Гомзина. Судья Авиастроительного районного суда Казани Р.Р. Шайдуллин постановил водворить его в СИЗО до 26 июня 2019 года. Получается, часть обвинений сняли, а меру пресечения ужесточили. Как это вообще возможно?

Пора разобраться в чём именно обвиняют руководителя и совладельца ОКБ им. Симонова.

Суть обвинений

По версии следствия, 12,2 млн рублей были похищены Александром Гомзиным и «иными неустановленными лицами» в 2011-2012 годах при выполнении госконтракта на разработку военного БПЛА «Зеница». Речь идёт о деньгах, которые ОКБ им. Симонова перевело на счета ООО «Спутник», занимавшегося разработкой программного обеспечения. Следствие считает, что отношения между ОКБ и субподрядчиком носили фиктивный характер и в реальности поставки ПО не было.

Однако Гомзин заявляет, что указанное программное обеспечение было поставлено и прошло весь регламент приемки Минобороны в соответствии с государственными стандартами. Более того, в период договорных отношений между ОКБ им. Симонова и ООО «Спутник» в 2013 и 2015 годах деятельность конструкторского бюро была проверена органами Федеральной налоговой службы и аудиторами Счётной палаты. Никаких признаков недобросовестности со стороны ОКБ ревизоры, по всей видимости не обнаружили. Слова Гомзина легко проверить – надо только сделать пару официальных запросов.

То же самое касается эпизода с выводом средств: сама попытка назвать ООО «Спутник» фирмой-однодневкой, специально созданной для вывода денег по госконтракту, выглядит смешной. Компания создана в 2005 году. Договор, претензии к которому возникли у силовиков, ОКБ им. Симонова заключило с ней в 2012 году.

Хищения по другим эпизодам, следствие, по-видимому, связывает с контрактами между ОКБ им. Симонова и ООО «Милтек» (91,3 млн и 390,8 млн рублей). Суммы выглядят внушительно, но до заявленных прежде 907,5 млн рублей, из-за которых Гомзин был под подпиской, явно не дотягивают. По всей видимости, это и стало одной из причин снятия с Гомзина части обвинений. Защита обвиняемого заявляет, что 390,8 млн рублей впоследствии были возвращены ООО «Милтек» на счета конструкторского бюро.

Следствие, если верить нашим казанским коллегам, настаивает, что ОКБ должно было вернуть эти деньги Минобороны. Правда, со своей стороны военное ведомство, очевидно, до сих пор не завершило процедуру расторжения контракта с компанией Гомзина. Контракт как бы разорван, но не до конца. И это ещё один нюанс, в котором мы должны разобраться.

В одностороннем порядке

ОКБ им. Симонова (на тот момент ОКБ «Сокол») получило государственный контракт на разработку БПЛА «Альтиус» в ноябре 2011 года. Стоимость работ – 3,6 млрд рублей. В конце 2017 года заказчик объединил в один этап летно-конструкторские и государственные испытания, ОКБ приступило к лётным испытаниям беспилотника. Однако 10 сентября прошлого года бюро получило от заказчика письмо о приостановке с последующим прекращением опытно-конструкторских работ по теме «Альтиус-О». По данным СМИ, инициатором замены исполнителя данного госконтракта, судя по всему, был заместитель министра обороны Алексей Криворучко.

Александр Гомзин говорит, что это событие стало настоящим шоком для работников предприятия. Он отметил, что в соответствии с ГОСТами и условиями контракта, Минобороны не могло принять такое решение в одностороннем порядке. Расторжение договора возможно только по соглашению сторон или по решению суда в соответствии с гражданским законодательством.

Тем не менее, в сентябре-октябре 2018 года в ОКБ им. Симонова работала комиссия заказчика, которая провела инвентаризацию результатов работы по разработке БПЛА «Альтиус». По итогам работы комиссии составлен акт, включающий в себя более 15 тыс. позиций. Александр Гомзин говорит, что в акт вошли результаты выполнения трех этапов опытно-конструкторских разработок, а также испытаний и доводки БПЛА в период с марта 2017 года по сентябрь 2018 года. Важный момент: со слов руководителя ОКБ, затраты бюро на некоторые работы почти в девять (!) раз превышали объём авансирования со стороны заказчика. Бюро проводило их за счёт собственных и заёмных средств, имея на руках госконтракт.

В декабре 2018 года, продолжает Гомзин, военное ведомство потребовало, чтобы весь научно-технический задел ОКБ им. Симонова по данному проекту был передан в АО «УЗГА» (Уральский завод гражданской авиации), точнее – в казанский филиал этого предприятия. При этом, по словам Александра Гомзина, предусмотренный контрактом порядок оформления права собственности на результаты опытно-конструкторских работ к моменту приостановки контракта не определен и документально не зафиксирован. Не стоит забывать, что научно-технический задел, да и весь проект носят гриф «совершенно секретно» - это не просто папка с документами, которые можно отправить курьером, поэтому формализация процесса, на которой настаивает ОКБ, необходима. Кроме того, фактические затраты ОКБ по данному договору не были оплачены.

Ситуация выглядит так, что именно это обстоятельство и стало причиной нового ареста главного конструктора казанского бюро.

Кому выгодно?

Издания, близкие к руководству Татарстана, пытаются представить эту историю, как обычный спор хозяйствующих субъектов, перешедший в уголовную плоскость. Но есть одно «но»: как писал «Прайм», весной прошлого года уральский завод сделал Гомзину предложение о поглощении ОКБ им. Симонова и получил отказ. При этом известно, что контролирующим акционером УЗГА является Виктор Григорьев – бывший заместитель гендиректора «Оборонпрома». Газета «Коммерсант» называет Григорьева деловым партнёром советника президента Татарстана Рустэма Магдеева, который, по всей видимости, может иметь большое влияние на силовые структуры в республике.

К слову, ранее принадлежавший правительству Татарстана пакет акций ОКБ им. Симонова каким-то образом оказался в собственности структуры, судя по всему, аффилированной с господином Магдеевым.

Источники, близкие к главе республики, говорят, что Минниханов лично санкционировал первый арест Александра Гомзина, но к новой «посадке» конструктора он отношение имеет косвенное. Как мы помним, то дело было возбуждено в феврале прошлого года Следственной частью Следственного управления УМВД России по городу Казани. Однако в марте того же года оно было передано в ГСУ СК РФ, а Александра Гомзина вскоре выпустили из СИЗО под подписку о невыезде. По словам адвоката Гомзина Валерия Бараковского, на это повлияли документы, представленные следствию, которые, по сути, подтверждали невиновность его подзащитного. Инициаторов повторного ареста главы ОКБ им. Симонова следует искать на федеральном уровне.

Как тут не вспомнить про связь Виктора Григорьева с главой Минпромторга РФ Дениса Мантурова? В 2003-2007 годах, когда Мантуров был генеральным директором АО «ОПК Оборонпром», Григорьев занимал должность его первого заместителя. Нельзя исключать, что этих двух «видных» деятелей российской оборонки и сегодня связывают совместные бизнес-проекты. Злые языки называют акционера УЗГА чуть ли не «кошельком» действующего министра.

Источник в СК сообщил, что следователи были в шоке от того, что Мантуров якобы лично звонил руководителю генпрокуратуры и требовал ареста Александра Гомзина. Прокурор потребовал нового ареста, а на следователя якобы оказали сильное давление. Это выглядит логичным объяснением тому, что 13 мая 2019 года с конструктора сняли часть обвинений, а на следующий день добавили новые и отправили его в СИЗО. По всей видимости, «телефонное право» было использовано и при рассмотрении ходатайства следователя в суде.

К слову, замминистра обороны Алексей Криворучко в компании Мантурова-Григорьева тоже не чужой человек. Он был партнёром Виктора Григорьева, когда руководил концерном «Калашников». Кроме того, в 2012 году Криворучко вместе с Рустэмом Магдеевым входил в совет компании «Мосметрострой», принадлежащей Искандару Махмудтову и Андрею Бокареву. Рустэм Магдеев, как известно, сыграл одну из ведущих ролей в рейдерском спектакле под названием «Атака на БПЛА».

Спрятать концы

Если всё приведённое выше является правдой, то каковы мотивы федерального министра? Грубое вмешательство в работу правоохранительных органов может стоить ему портфеля. Но, по-видимому, такой шаг направлен на снижение куда более страшных рисков. Даже если ОКБ им. Симонова передаст УЗГА все наработки по беспилотнику, уральский завод, скорее всего, не сможет самостоятельно достроить этот аппарат. Издание «Бизнес-онлайн» еще осенью прошлого года опросило экспертов и выяснило, что УЗГА «в большей степени обладают возможностями по сборке [БПЛА], а не по разработке». Последнее как раз компетенция ОКБ. Издание приводит слова ведущего российского эксперта в области беспилотных систем Дениса Федутинова, что каких-либо данных, говорящих о том, что на УЗГА создано эффективно действующее конструкторское бюро в области БПЛА, пока нет. И тем не менее чиновники настояли на передаче почти законченного проекта компании Виктора Григорьева.

Бюро Гомзина в октябре провело лётные испытания БПЛА «Альтиус» – проект был на финальной стадии готовности. Семь месяцев назад УЗГА вырвал этот проект у ОКБ им. Симонова и переманил его сотрудников. При передаче проекта структуре Григорьева в декабре прошлого года Криворучко заявлял, что первый полёт тяжёлого отечественного беспилотника состоится в мае-июне. Однако теперь Григорьев говорит, что аппарат будет готов не ранее 2021 года.

Провал этот проекта может угробить не только владельца УЗГА, но и его патрона в федеральном правительстве. Поэтому, вполне вероятно, что сейчас они пытаются не только забрать наработки ОКБ им. Симонова, но и заставить сотрудничать с ними самого Гомзина. Кто удивится, что люди из высоких кабинетов посчитали СИЗО лучшим инструментом для достижения цели? Уникальной эту ситуацию назвать сложно – легендарного Сергея Королева тоже судили по надуманному обвинению, а потом вернули из лагеря к конструкторской работе.

Ближневосточный интерес

Российской армии придётся ждать «Альтиус» ещё два года. И это в лучшем случае! Что будет делать новый исполнитель контракта, если Гомзин не сломается? Есть ещё один способ поставить новый БПЛА на крыло. Правда, во втором случае называть этот аппарат отечественным можно будет с большой натяжкой.

Предприятие Виктора Григорьева уже производит беспилотные летательные аппараты… по израильской лицензии. Александр Гомзин ранее сообщил, что примерно в то же время, когда Григорьев сделал ему предложение продать акции ОКБ им. Симонова, Рустэм Магдеев пытался свести его с неким израильским бизнесменом, который занимается поставками военного оборудования.

Выглядит всё это так, будто предприятию, которое должно создать первый отечественный беспилотник, предложили продавать государству копии устаревших иностранных аппаратов. Интерес израильтян понятен: сейчас тяжелые беспилотники делают только они и американцы. Российские разработки могут забрать у них значительную часть рынка. Поэтому, если уголовное дело против Александра Гомзина имеет ещё и «израильское» измерение, то вопросы к его инициаторам должны возникнуть у ФСБ.

Маски сброшены

Чем дальше развивается уголовное дело против генерального директора – главного конструктора ОКБ им. Симонова, тем больше вопросов оно вызывает. Сейчас очевидно одно: российская армия нуждается в надёжных беспилотниках, в том числе – над полем боя в Сирии. При этом армии предлагают подождать, пока люди-кошельки федеральных министров и региональных князьков закончат делить многомиллиардные госконтракты.

По большому счёту, именно об этом заявили оставшиеся сотрудники ОКБ, которые 21 мая направили коллективное письмо главе государства. Они попросили президента взять под личный контроль дело против Александра Гомзина. Само уголовное дело они называют сфабрикованным.

«Считаем, что Гомзин… стал «жертвой» корпоративного конфликта с группой акционеров ОКБ им. М.П.Симонова – компаний, аффилированных с Григорьевым В.Е.», — говорится в письме, цитату из которого приводит государственное агентство «Прайм».

Авторы обращения сообщили также, что в отсутствие главного конструктора бюро не может полноценно выполнять свои обязательства по гособоронзаказу и проектам, необходимым, в том числе, для освоения Арктики. В данный момент ОКБ им. Симонова осуществляет выполнение контрактов на общую сумму 7,4 млрд рублей. Неужели наше государство позволит сорвать эти разработки в угоду чьим-то частным интересам?

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 21.05.2019 21:51
Комментарии 0
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх