// // Коммерческий спор может обернуться крупным переделом собственности

Коммерческий спор может обернуться крупным переделом собственности

30

Суета вокруг бутылки

Коммерческий спор может обернуться крупным переделом собственности
В разделе

В конфликт вокруг производства сырья для пластиковой тары оказались вовлечены: РФФИ, ФАС России, ЛУКОЙЛ, «Газпром»-СИБУР, Внешторгбанк, президент и правительство Башкирии, а также широко известная в узких нефтехимических кругах группа «Селена». Начавшись как простой коммерческий спор, дело может обернуться самым грандиозным переделом собственности.

На прошлой неделе в Арбитражном суде г. Москвы состоялось предварительное заседание по иску ОАО «СИБУР» и ЗАО «ЛУКОЙЛ-Нефтехим» к Российскому фонду федерального имущества (РФФИ) и ООО «Завод «Селена». Истцы требуют признать недействительной сделку по продаже 100% акций ОАО «Полиэф» — единственного российского производителя терефталевой кислоты (ТФК), полимерных красителей и нетканых материалов. Суть в том, что ТФК является основным сырьём для выпуска полиэтилентерефталата (ПЭТФ), пользующегося в России большим спросом и применяемого при производстве всего «пищевого» пластика и медицинского оборудования. Производство ТФК — дело нужное и прибыльное, рынок стремительно расширяется. Ни одной из компаний, чьи интересы буквально столкнулись в дверях РФФИ, не хочется упустить выгодное предприятие.

Сыр-бор разгорелся в марте этого года, когда РФФИ заключил договор с ООО «Завод «Селена» о продаже 100% госпакета акций «Полиэфа». Основанием для сделки стала победа «Селены» в конкурсе. Но возникла проблема: итогами торгов остались недовольны СИБУР и «ЛУКОЙЛ-Нефтехим», заранее учредившие ради управления «Полиэфом» совместное предприятие ООО «Отечественные полимеры». По мнению представителей СИБУРа и «ЛУКОЙЛ-Нефтехима», в самом процессе аукциона и купли-продажи акций были нарушены их права.

Дело в том, что РФФИ провёл торги по редкой для российского рынка голландской системе, когда право на покупку предприятия получает компания, которая первой представила заявку организаторам. При этом цена акций каждые несколько дней автоматически падает на фиксированную сумму. По мнению экспертов, главный минус системы в том, что конкуренты, вступившие в тайное соглашение, могут сбить цену на приобретаемые активы до минимума. Но в данном случае для Росимущества это был последний шанс хоть что-то заработать на продаже проблемного предприятия. Ранее «Полиэф» выставляли на торги несколько раз, однако смельчаков, готовых прикупить предприятие даже за 1 рубль и выложить потом несколько сотен миллионов долларов на запуск производства, не находилось. А в этот раз желающих оказалось слишком много...

Вот как прокомментировал ситуацию вице-президент ООО «Завод «Селена» Владимир Канибер:

— Мы всё сделали по закону и приобрели «Полиэф» согласно правилам, установленным РФФИ. 23 марта мы известили Федеральную антимонопольную службу о том, что будем участвовать в покупке «Полиэфа», а 25 марта приехали в РФФИ и представили все необходимые документы в соответствии с регламентом конкурса, опубликованным в открытых источниках. Фонд федерального имущества заключил с нами договор купли-продажи и не мог поступить иначе. В течение 10 дней мы должны были заплатить всю сумму, иначе нас ожидали штрафы по $5 млн. за каждый день опоздания. 1 апреля завод «Селена» в соответствии с договором оплатил акции — мы перечислили $109 миллионов. И в тот же день наши оппоненты СИБУР и «ЛУКОЙЛ-Нефтехим» подали иск к нашему предприятию и РФФИ. Их главные аргументы сводились к тому, что они хотели купить «Полиэф», но у них не получилось.

По теме

И истцы, и ответчики люди серьёзные и ничего в дате 1 апреля не усматривают. Однако весёлая жизнь у «Полиэфа» и «Селены» всё-таки началась. По решению суда судебные приставы заблокировали все 100% акций «Полиэфа» на сумму 3 млрд. 38 млн. рублей, которые «Селена» заплатила РФФИ по итогам аукциона. Тут на сцене под медленную музыку начали появляться остальные действующие лица.

— Судья удовлетворила требование истцов на обременение акций на предмет отчуждения третьим лицам, то есть «Селена» может руководить заводом, проводить собрание акционеров, выбирать исполнительные органы, получать по акциям дивиденды. Но не имеет права акции отчуждать, например продавать или дарить, — говорит Владимир Канибер. — Но дело в том, что 17,5% акций мы должны по договорённости передать правительству Башкортостана взамен долгов «Полиэфа», образованных перед республикой ещё до нашей покупки. Мы не можем выполнить обязательства перед правительством, потому что акции арестованы.

Разумеется, в Башкирии начали волноваться. Возможности залатать дыру в бюджете республики, которую несколько лет успешно пробивал «Полиэф», снова начали таять в воздухе. Плюс к этому добавлялись хорошие деловые отношения «Селены» в Уфе и прохладные отношения между СИБУРом и правительством Башкирии, длящиеся не один год. «Мы строим «Полиэф» с 1989 года, и на предприятие, наконец, пришёл серьёзный инвестор», — отметил Муртаза Рахимов. По его словам, «дело не только в производстве, но и в рабочих местах. Сейчас самое страшное — остаться без работы, а комплекс обеспечит работой 5—6 тыс. человек». На торжественном заседании ко Дню химика Рахимов выразил надежду, что «Селене» «всё же удастся отстоять свои позиции в суде». Разумеется, официальная Уфа занимает такую позицию не из бескорыстной любви к «Селене». «Селена» для руководства Башкирии явилась не только давним партнёром, но и хорошей возможностью в очередной раз не пустить СИБУР в регион. Договариваться с теми, с кем уже есть отношения, будет всё-таки проще, чем с «дочкой» «Газпрома». Среди башкирских чиновников никто не сомневается, что СИБУР придёт в их монастырь со своим уставом.

Ещё остался Внешторгбанк, которого блокировка акций коснулась напрямую. В момент покупки «Полиэфа» «Селена» привлекла кредит ВТБ, обещая передать в залог акции комбината. Одним из условий кредитного договора являлось нахождение реестра акционеров в депозитарии ВТБ, иначе проценты по кредиту увеличиваются вдвое. Временем «Ч» было названо 15 июля, после которого это условие вступает в силу. Теперь «Селене», учитывая назначение арбитражным судом окончательного разбирательства на 12 августа, придётся платить вдвойне. ВТБ по этому поводу хранит молчание и не даёт комментариев. Как говорят эксперты, самое простое объяснение является самым верным. Будучи уверенным в победе «Селены» в суде, Внешторгбанк совсем не против некоторое время получать дополнительные выплаты по кредиту. Хотя, по словам представителей «Селены», первоначально удвоение процентов должно было произойти 1 июня, но банк оценил искусственный форсмажор и пошёл навстречу.

Своё видение ситуации высказали и в СИБУРе. В пресс-службе компании корреспонденту «Версии» заявили о том, что у них нет претензий к «Селене», но они есть к процедуре проведения конкурса по продаже по голландской системе 100% акций:

— Дело в том, что ФАС России принял два взаимоисключающих решения, подписанных двумя разными заместителями Игоря Артемьева, и мы подали иск в Арбитражный суд. Суд будет продолжаться, видимо, довольно долго и, может быть, так же долго по этому процессу не будет решения. Дело в том, что в законодательстве есть определённые нестыковки, и очевидно, что в настоящее время судье необходима пауза. Мы понимаем, что «Селена» всех торопит, собирая на чужую свадьбу... Более того, в настоящее время идут консультации между «Селеной», «ЛУКОЙЛ-Нефтехимом» и СИБУРом по данным обстоятельствам: стороны пытаются договориться и прийти к компромиссу.

Сам Игорь Артемьев (глава антимонопольной службы) в комментариях профильному нефтехимическому изданию Russian Chemical Consulting о сути претензий истцов сказал буквально следующее:

— ФАС России как орган, уполномоченный следить за соблюдением антимонопольного законодательства, подтверждает покупку или нет. С точки зрения расторжения сделки по продаже ОАО «Полиэф» претензии относительно сроков считаю абсолютно бесперспективными.

Но самое интересное получается, если посмотреть на ситуацию со стороны. Одна компания предъявляет претензии к условиям аукциона, на котором была продана госсобственность. Хотели купить, но не смогли. После этого суд итоги аукциона отменяет, компанию возвращает государству, и назначается новый аукцион. Уже полученные и учтённые бюджетом деньги опять из того же бюджета изымаются и возвращаются первому покупателю. Для всей этой процедуры есть достаточно чёткое определение — деприватизация. Если суд примет решение об отмене итогов аукциона на том основании, что кому-то не понравились условия, это создаст неприятный прецедент для всего бизнеса в России. С другой стороны, учитывая принятое сокращение сроков давности по сделкам до 3 лет, такое развитие событий представляется скорее фантастическим.

Опубликовано:
Отредактировано: 11.11.2016 16:24
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх