// // Книги для детей превратились в коммерчески выгодное предприятие

Книги для детей превратились в коммерчески выгодное предприятие

39

За наше счастливое детство!

Книги для детей превратились в коммерчески выгодное предприятие
В разделе

Красная Шапочка сменила цвет, cемеро козлят перехитрили волка, а в Теремке хозяйкой стала Муха. Думаете, это такие апрельские приколы?

А вот и нет! Всё вышеперечисленное можно сейчас прочитать в книгах для детей. Именно на таких сказках и растут маленькие россияне. Корреспондент «Версии» прошлась по книжным магазинам и убедилась в этом сама. Зачем переписывать любимые десятками поколений сказки, кому это выгодно и, вообще, что представляет собой рынок детской литературы сегодня? Попробуем в этом разобраться.

Общее впечатление такое, что хочется схватиться за голову и закричать. Автор книг для детей Валерий Воскобойников прокомментировал ситуацию так: «Детская литература сегодня находится в несколько смутном состоянии. Ею часто руководят непрофессионалы. Раньше её будущее определяли обкомы партии, сейчас — порой это просто богатые люди, которые не понимают, что требуется для развития литературного процесса. Если издательство удачно продало книгу, то немедленно заказывает такую же этому или другому автору.

Из-за коммерциализации издания книг существенно выросли цены на них. Теперь не каждая семья может позволить себе покупать детскую литературу. Кроме того, появилось много изданий, которые, такое ощущение, никто не редактирует. «У нас вызывало гордость, что детская литература некоммерческая, что мы исходим из понятий нравственности и воспитания, — говорит поэтесса Ирина Токмакова. — А сейчас издают попсу, которая будет продаваться. А это гробит язык и вкус. Сейчас издатели требуют от молодых писателей, чтобы произведение не было грустным, а герой не вызывал сочувствия».

Переводы зарубежных сказочников безграмотны и неточны

В детской литературе и книгоиздании происходят действительно сложные процессы. В первую очередь у нас очень сильное влияние Запада. Конечно, такое было всегда, и классические переводы Маршака из английской народной поэзии, «Винни Пух» Заходера, «Буратино» Толстого служат тому доказательством. Но сейчас это влияние становится другим в силу рыночных обстоятельств. Многие давно и всеми любимые сказки теперь просто невозможно читать: Андерсен, Кэрролл, Линдгрен переведены абсолютно непрофессионально, а иногда и вовсе безграмотно. Вторая проблема переводной литературы: в Россию стали ввозить не столько «сказочный» литературный продукт, сколько образовательный. Казалось бы, это хорошо. Но то, что естественно для восприятия американского школьника 10—12 лет, далеко не всегда удачно «ложится» на российского.

Известные сюжеты в наше время получили разные финалы

Произошли и удивительные метаморфозы с нашими старыми добрыми сюжетами. Теперь даже русские народные сказки с трудом можно узнать. Так, самые известные сказки вдруг получили иной финал. Теперь можно купить сказку «Колобок», в которой лиса колобка не съела. Или «Волк и семеро козлят» вдруг заканчивается на том, что волк даже не пытается обхитрить козлят и после первой же попытки просто сбегает, так и не попытавшись никого съесть. Но больше всего поражают вариации на сказку Шарля Перро «Красная Шапочка». По одной из версий, девочку и бабушку не съели, старушка просто отсиживалась в шкафу, пока серый волк «вёл беседы» с девочкой. А когда Красная Шапочка закричала, прибежал охотник, прицелился в волка, «серый» испугался и убежал. В общем, никто не пострадал. Или ещё один финал старой сказки: Красная Шапочка, после того как волку вспороли брюхо и спасли её и бабушку, зашивает ему живот. Зачем переделывать уже давно известные и из поколения в поколение передающиеся сказки? Как объяснили в некоторых издательствах — из гуманных побуждений. С этим мнением абсолютно не согласна детский психолог Светлана Коноваленко: «Эти книги передаются из поколения в поколение и должны оставаться неизменными. Каждому поколению просто должны соответствовать свои сказки. Например, для самых маленьких — от 2 до 3 лет — это «Курочка Ряба», «Репка», а «Колобок» всё же подходит для детей чуть постарше. И ещё одно заблуждение: в книгах не должно быть никакой жестокости. Это не совсем так. Ребёнок должен понимать, что есть добро и зло, коварство и преданность, ненависть и любовь».

По теме

Издатели настаивают, чтобы слонёнок был оранжевый, а медвежонок — фиолетовый

И ещё одна проблема, которая сразу же бросается в глаза, — иллюстрация книг. Издательства почему-то решили, что чем ярче книжка, чем более кричащие у неё цвета, тем она больше будет нравиться ребёнку. Но это абсолютно неверный подход. По мнению психологов, иллюстрации в книге должны быть спокойных цветов. Скорее пастельных, а не ярких и ядовитых. Животные всё же должны быть похожи на животных. «Уже не раз видела в продаже книжки, в которых иллюстрации просто на грани абсурда, — говорит Светлана Коноваленко. — Например, медвежонок вдруг фиолетового цвета или слонёнок оранжевый. И ещё, сейчас стали очень часто раскрашивать целиком всю страницу. И делают это так, что текст вообще невозможно разглядеть. Так и глаза можно сломать!»

Успенского обвиняли в том, что его сказка пародирует Хрущёва

Были, конечно, и раньше проблемы с детскими книжками, но совсем другие. Страшный дефицит бумаги в 70—80-е годы, малые тиражи книг. А значит, и долгие и трудные поиски нужной ребёнку книги. Перекупщики-спекулянты и т.д. И хотя в целом литература, например, для дошколят не имела цензуры, но давление со стороны Госкомиздата ощущалось. Вдруг появлялось такое веяние: писать для ясельного возраста гражданственные стихи. Потом шло отчаянное «гонение» на зайчиков и кошечек... «Цензура тогда ещё та была, — рассказывает известный и всеми любимый писатель Эдуард Успенский. — У меня есть сказка «Вниз по волшебной реке». Там царь собирался пойти на пенсию и пахать, как все люди. Говорили, что я пародирую Хрущёва. Про «Меховой интернат» говорили, что я подрываю устои школы. У меня там дети стали курить, задохнулись и упали. Представляете, оказывается, так я учу детей курить! Ну и так далее».

А вот Григорий Остер считает, что в Советском Союзе была замечательная, прекрасная детская литература. И за это надо благодарить советскую власть и цензуру. Потому что талантливые люди, которые хотели бы работать для взрослых, не могли ничего публиковать во «взрослой литературе» и вытеснялись в детскую. «Им казалось, что в детской литературе будет легче, — говорит Остер. — Так в детскую литературу пришли такие замечательные поэты и переводчики, как Заходер, Сапгир, Берестов... Неизвестно, стали бы работать в детской литературе Маршак и Чуковский, если бы не сложившаяся ситуация. Боюсь, что нет».

Молодых детских писателей надо соблазнять, считает Остер

Но то, что издавалось в советское время, было всё же на очень хорошем уровне. Один из выходов из ныне создавшегося положения — это поддержка молодых талантливых авторов и разумная политика издателей. «Сегодня, когда появилась возможность публиковать всё, что хочешь, естественно, молодые люди не идут в детскую литературу, — делится с нами Остер. — Писать для маленьких детей, а не для своих сверстников молодого человека можно заставить только с помощью цензурных притеснений. Так что ждать большого притока молодых в детскую литературу не стоит. Другой фактор — коммерческий: издательства стремятся издавать то, что им точно приносит деньги. Поэтому молодому писателю, про которого издатель ещё ничего не понял, не так-то просто обратить на себя внимание. Есть такая премия — «Дебют», учреждённая для молодых. Год назад я был в жюри этой премии и увидел, что если молодых писателей чем-то соблазнять писать для детей, то можно добиться некоторого успеха. Но успех этот относительный: даже те талантливые молодые, у которых получается писать для детей, всё равно делают это немного скривившись».

Опубликовано:
Отредактировано: 28.10.2016 22:49
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх