// // Как можно подорвать авторитет Сбербанка

Как можно подорвать авторитет Сбербанка

495

Кредитная пирамида Мазепина

Предприятие, на покупку которого Дмитрий Мазепин брал один из кредитов – ОАО
«Воскресенские минеральные удобрения», – практически полностью остановлено
Предприятие, на покупку которого Дмитрий Мазепин брал один из кредитов – ОАО «Воскресенские минеральные удобрения», – практически полностью остановлено
В разделе

Традиционно россияне считают Сбербанк самым-самым. Самым большим, надёжным, удобным… Действительно, гигантская клиентская база, системообразующий масштаб и самая дешёвая ресурсная база (включая ресурсы ЦБ и «спящие вклады») придают ему особый статус и позволяют говорить как о лучшем банке страны. Но… Итог девяти месяцев 2009 года, только что опубликованный Сбербанком, у нас вызывает сомнения в подобных утверждениях. Прибыль финансовой организации, например, за отчётный период составила лишь 0,14% прибыли на активы. В то время как международная банковская норма – 1–2 %.

Традиционно россияне считают Сбербанк самым-самым. Самым большим, надёжным, удобным… Действительно, гигантская клиентская база, системообразующий масштаб и самая дешёвая ресурсная база (включая ресурсы ЦБ и «спящие вклады») придают ему особый статус и позволяют говорить как о лучшем банке страны. Но…

Итог девяти месяцев 2009 года, только что опубликованный Сбербанком, у нас вызывает сомнения в подобных утверждениях. Прибыль финансовой организации, например, за отчётный период составила лишь 0,14% прибыли на активы. В то время как международная банковская норма – 1–2 %.

Зелёный свет недобросовестным заёмщикам?

Сейчас Сбербанку приходится уделять большое внимание работе с просроченной задолженностью. Она составляет 3,7% и смотрится просто великолепно на фоне 10–12% (по некоторым данным, 25–30%) у других банков. Самые жёсткие банки, которые практически ничего не пролонгируют, уже судятся примерно с третью заёмщиков.

Какими же приёмами приходится добиваться показателя 3,7%? Как мы считаем, начиная с конца прошлого года, Сбербанк вынужден был пролонгировать весьма значительную часть проблемных кредитов, чтобы не судиться с заёмщиками.

В результате на 130 тыс. кредитных договоров с юрлицами у финансовой организации всего немногим более 3 тыс. исков. Также летом Сбербанку пришлось перебросить права требования по «токсичным» кредитам из своей структуры на компанию «Сбербанк капитал», которая создавалась годом ранее совершенно для других целей.

Результат: у банка увеличилось число недобросовестных заёмщиков

Как недобросовестные заёмщики пользуются банковскими затруднениями, как они берут кредиты и как эти кредиты обслуживаются и пролонгируются, мы считаем, хорошо видно на примере холдинга «Уралхим» и входящих в него предприятий.

Весной 2008 года объединённая химическая компания ОХК «Уралхим» взяла кредит на 700 млн. долларов в Сбербанке РФ с целью приобретения активов. В залог холдинг «Уралхим» предоставил Сбербанку 92,57% акций ОАО «Азот» (г. Березники Пермского края), 62,38% акций ОАО «Кирово-Чепецкий химкомбинат» и 100% акций ЗАО («КЧХК») (завод минеральных удобрений химкомбината). В структуре есть и ЗАО «Завод полимеров КЧХК». Оба ЗАО – реальные предприятия, выпускающие продукцию и входящие в холдинг «Галополимер» Дмитрия Мазепина. ОАО «Кирово-Чепецкий химкомбинат», в свою очередь, некая холдинговая структура, которая не ведёт хозяйственной деятельности, но владеет акциями завода удобрений и завода полимеров.

Мы можем предположить, что «Уралхим» применил двойной счёт, закладывая двойной пакет акций на одно и то же имущество, сначала как 100% ЗАО, а затем как 62,38% ОАО. И Сбербанк это или не увидел, или с этим согласился. Остаётся только гадать, как такое произошло в лучшем банке страны, но это уже произошло.

Куда делись миллионы долларов?

Всё заложенное имущество «Уралхима» на середину 2008 года, до начала кризиса, оценивалось в 16 млрд. рублей. Сейчас оно стоит не более 8 млрд. рублей, а сумма кредита Сбербанка по текущему курсу – более 25 млрд. рублей. Уже через несколько месяцев стало ясно: «Уралхим» не в состоянии обслуживать этот кредит. И весной 2009 года последний был пролонгирован до декабря 2012 года. Платежи по этому кредиту «Уралхим» должен начать проводить в мае 2010 года. Но необходимые средства он скорее всего не сможет заработать. Ведь предприятие, на покупку которого у группы «Агропродмир» Дмитрий Мазепин брал кредит – ОАО «Воскресенские минеральные удобрения» (ВМУ), практически полностью остановлено. «Азот» и КЧХК приносят весьма скромную доходность, которой уже не хватает на погашение прочих долгов холдинга. Недаром в отчёте за первое полугодие холдинг показал убытки в размере 2,5 млрд. рублей.

По теме

Приведём характерный пример, демонстрирующий очень глубокие и разносторонние связи «Уралхима» и менеджмента Сбербанка РФ (центральный офис). Параллельно с выдачей кредита на 700 млн. долларов на покупку ОАО «Воскресенские минудобрения» Сбербанк выдал холдингу гарантию по его оферте миноритарным акционерам ВМУ на выкуп их акций. Возможно, в банке надеялись, что 700 млн. долларов «Уралхиму» хватит на «всё про всё». Но, как мы считаем, после весьма непрозрачного платежа в 358 млн. долларов за 72% акций ВМУ, о котором сообщал сам холдинг, остальные деньги куда-то испарились. Мы можем предположить, что продали Воскресенский химкомбинат вообще за 122 млн. долларов. И где тогда разница между суммой займа и суммой платежа? Куда делись 578 млн. долларов?

В результате сейчас холдинговая кипрская компания, владеющая 24,5% акций ВМУ, судится со Сбербанком, как с гарантом оферты «Уралхима». И хочет получить свои деньги за ненужные ей акции. Ибо «Уралхим» выполнить свои обязательства не может. Но и Сбербанк не горит желанием платить за «чужого дядю».

События развиваются таким образом, что из-за недобросовестных заёмщиков авторитет Сбербанка как «самого-самого» начинает трещать по всем швам. Низкая доходность активов, падающие котировки акций, неисполнение обязательств – всё это не делает чести крупнейшей банковской структуре страны.

Взять кредит на… выплату кредита

Проблемы Сбербанка – наследие «тучных годов», когда наши кредитные организации днём с огнём искали хоть каких-нибудь заёмщиков. Свой 700-миллионный кредит «Уралхим» брал именно в такой момент. Но в дело эти средства так и не пошли, оказавшись просто выведенными со счетов холдинга. А дальше, как мы считаем, заёмщик запустил кредитную пирамиду, пролонгируя договоры и даже перекредитовывая суммы по процентным платежам. Несколько подобных заёмщиков вполне могут пошатнуть положение даже столь крупной организации, как Сбербанк РФ. Но и в самом банке, похоже, есть своя червоточина.

Вот ещё один сюжет. Сентябрь 2009 года. На всех счетах холдинга и его предприятий, что называется, «ветер гуляет», закладывать больше нечего. В Сбербанке не могут не знать, что в апреле 2009 года «Уралхим» ухитрился взять кредит в Райффайзенбанке на 100 млн. долларов под «залог оборудования ОАО «Азот». Хороша ситуация? Ведь 92,57% акций ОАО «Азот» уже заложено в Сбербанке ещё в 2008 году. Так теперь из-под этих акций вытаскивается всё оборудование предприятия и закладывается в другом банке. И как два банка будут делить свои залоги, если «Уралхим» обанкротится? Сбербанк – владелец завода, а Райффайзенбанк – владелец оборудования?

Но, зная всё это, Волго-Вятский банк Сбербанка России в сентябре этого года кредитует КЧХК ещё на 27 млн. долларов. И тем самым почти решает для «Уралхима» проблему погашения процентов за 2009 год по кредиту на 700 млн. долларов перед Сбербанком РФ. О том, что сейчас менеджеры «Уралхима» активно обивают пороги Внешторгбанка (ВТБ), знает вся банковская общественность Москвы. У ВТБ «Уралхим» просит совсем «скромный» заём – всего на 10 млрд. рублей. Тогда на выплату процентов по кредиту Сбербанка средств точно хватит.

Характерный штрих, подчёркивающий особые отношения «Уралхима» со Сбербанком. Буквально на днях последний реструктурировал большой кредит ОАО «Сильвинит», причём на крайне жёстких условиях. Речь идёт о введении внешнего управления Сбербанка на «Сильвините». А другой заёмщик, фактически с аналогичной суммой, «Уралхим», продолжает пользоваться полной свободой действий и даже берёт новые кредиты у сбербанковских структур.

Но, похоже, в Сбербанке уже начали осознавать, в какую дыру его затягивает «Уралхим». В последние недели банк активно давит на холдинг, надеясь любыми путями добиться снижения рисков на одного заёмщика. Кредит в ВТБ, без сомнения, облегчит жизнь Сбербанку. Последнему не придётся банкротить «Уралхим» регрессным иском, если в суде Сбербанк обяжут выполнить условия его гарантии акционерам ВМУ. Но тогда проблема возникнет в ВТБ, который в начале лета также безоглядно прокредитовал «Уралхим» на 60 млн. долларов. Кредитная пирамида начинает расширяться.

Где рычаги давления?

Ситуацию, которую создал в банковском сообществе «Уралхим», надо разрешать по рецепту Ивана Крылова. «Волк ночью, думая залезть в овчарню, попал на псарню».

«Ария» волка из этой басни – «Друзья, к чему весь этот шум, я ваш старинный сват и кум» – как нельзя лучше подходит к роли Дмитрия Мазепина, которую он пытается сыграть в своих отношениях с банками. Чем это кончилось для волка – известно.

И чем жёстче банковское сообщество начнёт бороться с кредитными пирамидами недобросовестных заёмщиков, тем лучше будет самим банкирам. И роль лидера в этом процессе должен взять на себя именно Сбербанк.

Но, как нам кажется, не всё так плохо у собственника холдинга. По нашему мнению, у него припасено на чёрный день около 800 млн. долларов. Это почти половина долгов его компании, и банки смогли бы взять эти средства, если бы хорошо организовались и нашли рычаги давления. Об одном из рычагов можно напомнить. В 2001–2002 годах прежний руководитель СИБУРа Яков Голдовский быстро осознал, что выводить активы из компании – это очень плохо. И пошёл навстречу всем требованиям «Газпрома» и СИБУРа. Мазепин должен банкам уже куда больше Голдовского. Не применить ли «этот положительный опыт» в решении проблем «Уралхима» с банками?

Опубликовано:
Отредактировано: 16.11.2009 12:30
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх