// // Как Центробанк пытается возродить кредитный рынок

Как Центробанк пытается возродить кредитный рынок

375

Ставка главного командования

Несмотря на все усилия государства, кредиты снова стали для простых россиян явлением экзотическим
Фото: Сергей Тетерин
Несмотря на все усилия государства, кредиты снова стали для простых россиян явлением экзотическим Фото: Сергей Тетерин
В разделе

До конца лета ставка рефинансирования ЦБ может быть снижена на несколько процентных пунктов. В середине этого месяца уже произошло снижение на 0,5 процентного пункта – с 12,5% до 12. Случись такое в США, фондовые рынки взорвались бы ростом, в Великобритании такое событие отмечали бы и потребители, имеющие плавающие ставки по ипотечным кредитам. В России же ни люди, ни банки этого, казалось бы, не заметили. А тем временем значение этого шага и для экономики в целом, и для потребителей в частности довольно значительно.

Ставка рефинансирования – это процент, под который банки могут занимать и перезанимать деньги у ЦБ. В теории это очень серьёзный инструмент кредитно-денежной политики страны. Именно он определяет величину ставки на межбанковском рынке. То есть это процент, под который банки кредитуют друг друга. Соответственно на него же по-своему ложится ответственность за инфляцию, и он же регулирует и процент по кредитам для физических и юридических лиц. Если этот процент низкий, то заёмные средства дёшевы, население и фирмы с удовольствием набирают кредитов, денежная масса растёт, экономика развивается.

Неудивительно, что в США или Великобритании почти всё население знает имя главы ФРС и Банка Англии и с волнением следит за каждым их высказыванием: ведь у большинства людей, имеющих ипотечные или даже крупные потребительские кредиты, ставки по ним плавающие. Соответственно, если повышается ставка рефинансирования, растут и их процентные выплаты. Если же она снижается, это значит, что они смогут позволить себе тратить освобождающиеся средства на собственные нужды.

Казалось бы, почему в такой ситуации в России не опустить ставку сильнее? Ведь ситуация в экономике страны близка к катастрофической: в апреле ВВП страны рухнул на рекордные 10,5% по отношению к тому же периоду прошлого года.

Минфин уже выдвигает пессимистичные предположения, что дефицит бюджета в этом году может превысить 9% ВВП. Промышленность находится в глубоком спаде: по сравнению с апрелем прошлого года он достигает 16,9%. Сокращение в строительном секторе – важной составляющей роста ВВП – тоже впечатляет своим размахом: 16,3% по сравнению с прошлым апрелем. Даже розничная торговля, которая с начала года упрямо держалась на прежних уровнях, этой весной наконец сдала позиции: в апреле падение в годовом выражении составило 5,3%.

По мнению многих экономистов, у России сегодня есть два выхода: либо ждать, пока всё разрешится само собой, либо вливать значительные средства в экономику страны. В США сегодня выбрали второй путь. Там существует экономический прогноз до 2019 года. По нему, дефицит бюджета вскоре может превысить сегодняшние 70% ВВП (что давно уже за рамками всех международных соглашений, позволяющих развитой стране иметь максимальный дефицит бюджета в размере 60% ВВП) и достигнуть 100% ВВП. Тем не менее в США рассудили так: лучше переложить часть проблем на завтра, чем потерять абсолютно всё сегодня.

Отечественной экономике средства требуются не меньшие. Причём огромные и дешёвые. Занимать их у западных банков, как это происходило в 2005–2006 годы, уже не получится: ситуация в банковском секторе Европы и США настолько далека от радужной, что сейчас кредитные организации не решаются давать деньги даже друг другу, не то что своим коллегам из России. Остаются ЦБ и его ставка рефинансирования.

По теме

Считается, что учётная ставка не может быть ниже инфляции. Хотя надо отметить, что в Японии, несмотря на небольшую инфляцию, ставка Центробанка находится на уровне ниже 1%. Европейский центральный банк держит ставку на уровне 3%, хотя инфляция там уже превышает этот показатель. В Китае банк тоже придерживает ставку на уровне 3%, хотя инфляция в стране уже сегодня вдвое выше. Значит, пора ронять?

«Теоретически опустить отечественную ставку рефинансирования можно и нужно до однозначного уровня. Конечно не так, как в Японии, но Россия вполне могла бы осилить уровень 5–7%», – говорит главный экономист ФК «Открытие» Даниил Левченко.

Чего же боится ЦБ? «В нашей экономике и процентная ставка, и состояние денежного рынка завязаны на цены на нефть. Когда внешняя конъюнктура благоприятна, есть возможность снижать ставку. Но при неблагоприятной мировой конъюнктуре любое снижение подстёгивает отток капитала из страны», – пояснил «Нашей Версии» директор аналитического управления Банка Москвы Кирилл Тремасов.

Это естественно, ведь ставка во многом определяет привлекательность государственных облигаций для инвесторов. То есть чем выше процент по ставке, тем выгоднее вкладывать в гособлигации, ведь тогда и выплаты будут больше. Другое дело, что возможность получить высокие проценты по вкладам для иностранных инвесторов – далеко не решающий фактор при покупке гособлигаций. В кризисной ситуации инвесторы предпочитают стабильность высоким процентам, поэтому для них гораздо важнее общее состояние экономики, чем обещанные крупные выплаты, которые они вполне могут и не получить.

В таком случае чего же боится ЦБ? Как ни странно, отечественных банкиров. Теория уже была проверена на практике в конце прошлого – начале этого года. Тогда банк не просто понизил ставку, но предложил отечественным кредитным организациям больше беззалоговых кредитов на выгодных условиях. Обрадовавшиеся банки, вместо того чтобы поддерживать промышленность и снижать ставки по кредитам, начали переводить средства в валюту, роняя курс рубля.

«Если бы была более жёсткая административная система, при которой банки так не могли бы поступить, затея ЦБ тогда оказалась бы успешной», – считает Тремасов. А так кредитную политику снова пришлось ужесточить.

Вот и получается, что снижение ставки рефинансирования на половину процентного пункта проходит практически незамеченным. Банкам снова слишком сложно получить беззалоговые кредиты от ЦБ, и они предпочитают пользоваться либо краткосрочными кредитами под залог ценных бумаг, которые, кстати, выдаются по более низкой ставке, так называемой ставке РЕПО, либо занимать деньги друг у друга. В таком случае кому же важно, что до конца лета ставка может понизиться ещё минимум на процентный пункт? Как ни странно, именно потребителю.

По последним действиям ЦБ по снижению ставки можно констатировать, что кредитный рынок в стране начинает оживать.

Перерыв был довольно затяжным. Казалось, что получить ипотечный кредит будет невозможно в принципе, кредиты на покупку автомобилей выдавались только после очень тщательных проверок. По данным компании «Кредитмарт», в апреле рынок потребительских кредитов стабилизировался. Исходя из данных, собранных по 16 крупнейшим банкам РФ, ставки по кредитам перестали расти, а средний срок рассмотрения заявок сократился с четырёх до трёх дней. При этом две недели назад президент Сбербанка Герман Греф пообещал с июня снизить ставки по кредитам для физических лиц.

Что именно повлияло на Грефа – резкое снижение интереса потребителей к одному из самых важных банковских продуктов или требование президента России Дмитрия Медведева следить за тем, чтобы кредитные ставки российских банков не превышали разумных пределов, – неизвестно. Тем не менее с начала лета процентные ставки по рублёвым кредитам могут опуститься практически до размеров ставки рефинансирования. Ведь даже на сегодняшний день ипотеку в Сбербанке можно взять под 13,25–16% годовых, автокредит выдаётся под 15–17%. Самыми дорогими останутся потребительские кредиты: их можно взять лишь под 14–24,5%, и даже если некоторое снижение по ставкам произойдёт, оно вряд ли окажется значительным.

Для потребителя важно не столько само по себе решение Сбербанка, сколько его вероятные последствия. Известно, что получить кредит в Сбербанке по его низким процентным ставкам довольно сложно: пакет необходимых документов в этом банке всегда был самым большим, время проверки этих документов – самым длинным, да и количество отказов впечатляло. Неудивительно, что люди предпочитали кредитоваться в других финансовых учреждениях. Тем не менее, по данным на 1 марта этого года, доля Сбербанка на рынке кредитования превышает 30%. Это значит, что решения руководства банка по снижению процентных ставок просто не могут не оказывать давления на остальной рынок. Тем более что активность на кредитном рынке упала уже до такой степени, что скоро банкам уже не на чем будет зарабатывать деньги.

Так, по данным ЦБ РФ, за первый квартал этого года в стране было выдано жилищных кредитов на 31 млрд. рублей. Для сравнения: год назад объём жилищного кредитования составил 174 млрд. рублей. Аналитики утверждают, что большинство банков сегодня занимаются исключительно рефинансированием прошлых кредитов, то есть выдают предприятиям, а иногда и частным лицам средства на новых условиях, если те не могут расплатиться в срок. Это не самый выгодный бизнес, и банкам вот-вот придётся снова начинать работать по-старому.

То есть .

Опубликовано:
Отредактировано: 01.06.2009 11:54
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх