// // Источник средств для скупки НЛМК – общак измайловской ОПГ?

Источник средств для скупки НЛМК – общак измайловской ОПГ?

1041

Лисин и его стая

Владимир Лисин не появляется на публике без нескольких крепких
парней за спиной
Фото: ИТАР-ТАСС
Владимир Лисин не появляется на публике без нескольких крепких парней за спиной Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Конфликт акционеров металлургической компании «Макси-Групп», начавшийся в конце 2007 года, выстроен по обычному в таких случаях сценарию. Один из его участников, предприниматель Николай Максимов, отстаивает свои законные права совладельца компании, основанной им ещё в 1994 году. Другая сторона в лице руководителей комбината «НЛМК» занята «освоением» ликвидных активов, превращая успешное предприятие в классическую «пустышку». По общему мнению экспертов, этот эпизод передела собственности может вернуть нас во времена «дикого капитализма». Уже сейчас стараниями владельца НЛМК Владимира Лисина спор собственников «Макси-Групп» напоминает классическую «разводку» с последующим «отжимом» бизнеса из лихих 90-х.

Уральского предпринимателя Николая Максимова с владельцем Новолипецкого металлургического комбината Владимиром Лисиным свела насущная необходимость. В 2007 году принадлежащий ему холдинг «Макси-Групп» запустил программу расширения. Для реализации амбициозного плана строительства сети современных металлургических мини-заводов требовались инвестиции соответствующего масштаба. А потому в 2007 году Николай Максимов продал 50% плюс 1 акцию компании ОАО «НЛМК», выставив главным условием сделки совместное развитие металлургических активов. Владелец НЛМК Владимир Лисин к сделке с Максимовым отнёсся серьёзно. Правда, его больше интересовали активы компании, а не планы её расширения. Это обстоятельство стало определяющим. Предполагалось, что при стоимости холдинга в 3 млрд долларов, учитывая существующую задолженность в 1,8 млрд, Николай Максимов получал 600 млн долларов, которые, как это предусматривалось договором, должен был реинвестировать в развитие компании. Первый транш в 300 млн долларов основатель и совладелец «Макси-Групп» получил на следующий год после заключения сделки. Вторую половину суммы руководитель НЛМК обещал выплатить через три месяца по итогам финансовой проверки холдинга. А затем, предъявив отчёт аудиторской компании PricewaterhouseCoopers, заявил, что оговорённая в контракте стоимость «Макси-Групп» была завышена и потому Николай Максимов должен НЛМК значительную сумму денег.

Тук-тук, кто в холдинге живёт?..

Уловку, позволившую повесить на предпринимателя Максимова долг в миллиард долларов, может распознать любой бухгалтер: ревизоры PWC вопреки нормам отчётности посчитали долг перед компанией, так называемую дебиторскую задолженность, долгом компании. Отчёт PricewaterhouseCoopers был продублирован заключением компании «Гагарин и партнёры», основатель которой, занимая пост в совете директоров НЛМК, напрямую курирует команду тамошних юристов. В результате Николай Максимов, по-прежнему владеющий долей в 50% минус 1 акция холдинга, был полностью отстранён от корпоративного управления. Вслед за этим были организованы и проведены так называемые аукционы, по итогам которых производственные активы «Макси-Групп» перешли на баланс структур НЛМК. Оспорить действия НЛМК в суде оказалось затруднительно: люди в мантиях, словно сговорившись, неизменно вставали на сторону господина Лисина. А если позиция основателя «Макси-Групп» выглядела неприступной даже с точки зрения излишне гибкого российского правосудия, суды отказывали Николаю Максимову в праве на иск. Вероятно, защита некогда успешного бизнеса вскоре переместится из российского суда в международный арбитраж. Тем не менее даже положительный вердикт вряд ли поможет отстоять холдинг. Известно, что НЛМК уже инициировал процедуру банкротства «Макси-Групп», а потому компания может попросту не дожить до спасения. Кроме того, в своей непростой биографии Владимир Лисин сталкивался и не с такими трудностями, как нормы арбитражного права.

Масштаб авторитета в нашей стране вовсе не обязательно соответствует уровню репутации. Имидж единственного в России миллиардера, доктора технических наук, собственноручно сколотившего свой капитал, стал плодом многолетних усилий целой команды профессиональных пиарщиков. В реальности, как мы считаем, главным источником богатства Владимира Лисина стали как раз те специфические навыки, которые продемонстрировал в конфликте с Николаем Максимовым владелец Новолипецкого металлургического комбината. Более того, своим нынешним статусом олигарх обязан фигурам, имена которых стали легендой ещё до заката кровавой эпохи лихих 90-х. В круг предпринимателей бывшего замдиректора Карагандинского меткомбината Лисина ввёл его бывший шеф Олег Сосковец, будущий первый вице-премьер правительства. Пробой сил предприимчивых металлургов стала советско-швейцарская компания «ТСК-Стил», экспортировавшая ценный металл под видом некондиционной продукции. Можем предположить, что уровень брака на КМК с немалой выгодой для себя контролировал Лисин. А потому к 1991 году, на момент переезда вслед за Сосковцом в Москву, будущий олигарх располагал весьма солидными средствами. В придачу Лисин получил доступ к обширнейшим связям своего начальника. А именно, познакомив бойкого молодого человека с набиравшими силу братьями Черными, Сосковец выстроил замечательную по своей эффективности схему взаимодействия полукриминального бизнеса с властью.

По теме

Скользкий путь к богатству

Роль Владимира Лисина можно было назвать коммуникативной. С одной стороны, Черные назначили его менеджером трейдера Trans World Group (TWG) и сделали членом советов директоров Саянского, Новокузнецкого, Красноярского алюминиевых заводов, а также Новолипецкого и Магнитогорского металлургических комбинатов. В ответ начинающий миллиардер улаживал все вопросы с властью, будучи на короткой ноге с действующим правительственным чиновником Сосковцом. Какие именно проблемы приходилось решать Лисину, можно только догадываться. Время было неспокойное, поэтому любой шаг братьев Черных сопровождался эхом криминальных скандалов. Созданная братьями Черными при участии легендарного «законника» Япончика компания TWG за короткий срок смогла войти в тройку крупнейших игроков на Лондонской бирже металлов. Но место на пьедестале пришлось расчищать силовыми методами. Так, в ходе «приватизации» Красноярского алюминиевого завода в мае – июне 1994 года погибли 10 человек. Незадолго до этого от пули наёмного убийцы погиб Отари Квантришвили, попытавшийся было вытеснить братьев из алюминиевой отрасли. А через год в ходе «металлургических» разборок были убиты вице-президент банка «Югорский» Вадим Яфясов, банкир Олег Кантор и представитель американской компании AIOC Феликс Львов.

Тем временем карьера Владимира Лисина резко шла в гору. Для начала владельцы Trans World Group сделали будущего олигарха своим партнёром. А потом выделили ему «долю малую», поручив скупку акций НЛМК и контроль за деятельностью комбината. Средств и связей для этого у Лисина к тому времени хватало с избытком. Правда, самостоятельной фигурой его считали немногие: за многими поступками и решениями предприимчивого металлурга маячила тень известного в определённых кругах Антона Малевского, одного из лидеров измайловской ОПГ. Человек этот был фигурой неслучайной. В большой бизнес вчерашнего рэкетира привёл вор в законе Алимжан Тохтахунов, более известный как Тайванчик. За Малевским стояла одна из самых жестоких банд Москвы. А братьев Черных Тайванчик знал ещё по Ташкенту. Знакомство оказалось для Малевского удачным: к середине 90-х Антон стал совладельцем нескольких крупных предприятий, развлекательных заведений и коммерческих банков. Оставаться в статусе миллионера Малевскому помешали амбиции.

Камнем преткновения стал Новолипецкий меткомбинат. «Отжать» перспективное предприятие у братьев Черных было несложно. Можно предположить, что «тараном» выступал курировавший комбинат Владимир Лисин. Располагая 13% акций НЛМК, он сперва перевёл все финансовые потоки НЛМК на собственную компанию Worslade Trading, зарегистрированную в Ирландии. А потом в 1998 году чудесным образом смог найти деньги для выкупа у структур американского финансиста Джорджа Сороса и предпринимателей из Монако Ричарда и Кристофера Чандлеров 50% пакета акций комбината. Аналитикам только и оставалось разводить руками – как, откуда? Никогда не раскрывал этого главного секрета своего бизнеса и сам г-н Лисин. Но знающие его люди указывают, что необходимым «источником финансирования сделки» в тот момент могло быть только одно физическое лицо. Тот самый Антон Измайловский.

Один в поле рейдер

Лучше других о происхождении этих денег мог бы рассказать сам г-н Малевский, в ведении которого находился общак измайловской преступной группировки. Именно он мог бы наверняка поведать правоохранительным органам, какими именно деньгами уплатили Соросу и его коллегам из Монако. Но, увы, этот легендарный представитель криминалитета сегодня находится «вне зоны доступа». По странной случайности Антон Малевский в 2001 году разбился при невыясненных обстоятельствах, прыгая с парашютом на севере ЮАР. Некоторые из бывших сподвижников «авторитета» утверждали, что с Антоном рассчитались его недруги. Смерть господина Малевского и в самом деле выглядела весьма подозрительной: последние месяцы перед злополучным прыжком он жил в Израиле, уделяя особое внимание своей личной безопасности. Никаких разборок в криминальной среде после его смерти не последовало – группировка «измайловских» к тому моменту была почти разгромлена, и мстить за Дона Антона оказалось просто некому. Однако, даже несмотря на это, Владимир Лисин с того момента стал резко дозировать свои появления на публике...

Конечно, далеко не каждый олигарх может позволить себе быть частью общества. Но в связи с обстоятельствами из прошлого абсолютная закрытость самого богатого человека России, которая гармонично сочетается с его страстью к пулевой стрельбе, выглядит вполне объяснимо. Сколотить многомиллиардное состояние на развалинах чужой промышленной империи мог только очень «авторитетный» человек – навыки «тихого отжима» бизнеса заметны не только в разгорающемся конфликте с «Макси-Групп».

«Деловую хватку» бывшего партнёра братьев Черных смогли почувствовать все, кто так или иначе переходил дорогу нынешнему «королю металлургии». Правда, к великому сожалению многих выходцев из лихих 90-х, криминальные методы решения споров, бытовавшие в период его работы в TWG, сегодня считаются неприемлемыми. Последнее слово в корпоративных конфликтах ныне остаётся за судом. Но этот бастион, как показывает дело Николая Максимова, только с виду кажется неприступным. Постоянное давление и взятки размывают фундамент его авторитета. А когда эффективность суда, как это уже было в 90-е, упадёт до минимума, на улицах снова появятся киллеры…

www.vslux.ru

Опубликовано:
Отредактировано: 24.01.2011 13:55
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх