// // Исламисты и нападающие на мусульман используют одинаковые методы террора

Исламисты и нападающие на мусульман используют одинаковые методы террора

3028

Радикализация без границ

В разделе
Сестры милосердия удивили

Британские таблоиды долго сомневались, как назвать действия водителя фургона, который врезался в толпу мусульман, вышедших из мечети в районе Финсбери Парка в Лондоне. При этом автор книг о Гарри Поттере Дж. К. Роулинг решительно осудила нападавшего, отметив, что он не в меньшей степени террорист, чем лица, совершившие недавние нападения от имени «Исламского государства» (ИГ, запрещенная в РФ террористическая группировка).

Сюжет: Терроризм

«Давайте поговорим о том, как радикализировался террорист из Финсбери Парка», - написала Роулинг и опубликовала фотографию националиста-политика Найджела Фаража, стоящего перед рекламным щитом, призывающим положить конец наплыву беженцев. Действительно, как Даррен Осборн, водитель фургона, радикализировался - справедливый вопрос.

Между Осборном и Халидом Масудом, обращенным в ислам и совершившим нападение 22 марта на Вестминстерском мосту в Лондоне, много общего. Осборн – 48-летний отец четырех детей. Масуду было 52 года, и у него трое детей. Масуд отправился в тюрьму за одну из драк, в которой он использовал нож. Осборн характеризуется как «взрывной» и неустойчивый, хотя, похоже, он умел контролировать себя, и эти «взрывы» никогда не перерастали в серьезные конфликты. Ни один из них не мог долго продержаться на одной работе. У них не было никаких связей с радикальными организациями. Похоже, они вели несчастную, полную обиды жизнь.

Осборн не следил за лидерами националистов, такими как Фараж: его аккаунта не оказалась среди 32 подписчиков водителя в Твиттере. После нападения у Финсбери Парка лидер «Первой партии» Джейда Франсен опубликовал видеоролик, в котором утверждалось, что это «интеллектуально нечестно» сравнивать «спорадический» правый терроризм с «индустриализированным» хаосом, совершенным исламистскими террористами.

На самом деле многие сегодняшние акты терроризма спорадичны. Время от времени совершаются крупные, хорошо продуманные атаки, например, теракты в Париже в 2015 году, или провалившийся заговор в Канзасе 2016 года, целью которого был подрыв мечети. Но такие атаки, как произошла на Вестминстерском мосту, а позже на Лондонском мосту и в Финсбери Парке, не требуют особого планирования. Они могут быть единомоментным всплеском, требующими не более нескольких часов кипящего и безумного потока сознания.

В длинном отчете для Департамента внутренней безопасности США Пит Сими из Университета Небраски описал общие пути радикализации для террористов. Они тесно соответствуют идеям исламистских экстремистов: тревожная личная история, желание чувствовать себя частью организации, острые ощущения от противозаконных действий.

Некоторые придерживаются этого пути сознательно и тратят месяцы и даже годы, чтобы совершить террористический акт. Другие переживают «быструю версию радикализации», чтобы оправдать сильный насильственный импульс.

Для мусульманина, страдающего глубоким чувством личной ничтожности перед лицом несправедливого мира, идеи «Исламского государства»* с его призывами к террору, возможно, проще всего принять. Для белого человека с таким же психологическим профилем антимусульманское дело имеет схожую привлекательность. И хотя атаки крайне правых попадают на первые страницы гораздо реже атак исламистов, в первую очередь потому, что немногие из них смертельно опасны, мусульмане должны постоянно следить за ненавистниками.

Лондонская полиция сообщила о 1264 преступлениях на почве исламофобии в течение финансового года, который продлился до марта 2017 года, что на 13% больше по сравнению с предыдущим финансовым годом. Незначительная часть этих преступлений была жестокой, но все они включали в себя нападение и нанесение материального ущерба.

По теме

В Германии за первые три месяца прошлого года было зарегистрировано 208 антимусульманских преступлений, в том числе 15 нападений на мечети. В США мусульманская правозащитная организация CAIR сообщила о 260 проверенных антимусульманских преступлениях на почве ненависти в 2016 году, по сравнению со 180 в 2015 году.

Эти относительно незначительные данные становятся темой для новостей лишь тогда, когда полиция сообщает о резком увеличении преступлений на почве ненависти после крупных исламистских террористических актов. В Лондоне после подобного инцидента также произошел аналогичный всплеск. Атака Осборна является частью статистического удара, другого случая мгновенной радикализации, гневной вспышки, которая доставила окружающим массу крови и страданий.

«Он выглядел нормально, когда я видел его в пабе», - прокомментировал один из товарищей Осборна. «У него была хорошая семья», - сказал другой. Обычно так говорят все знакомые террористов, они не видят радикализма и выглядят потрясенными после того как случилось непоправимое. Кажется, общество бессильно, если даже друзья, соседи и семья не могут распознать насильственные импульсы в человеке или защитить его (редко ее) и потенциальны жертв.

«Как он радикализировался?», - это главный вопрос для тех, чья жизнь пересекалась с жизнью нападавшего.

*
«Исламское государство» признано террористической организацией, деятельность которой в России официально запрещена решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года.

«Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират») — официально запрещенная в России международная организация.

«Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана») — официально запрещенная в России международная организация.
Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 01.03.2018 16:45
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх