// // Для чего Алексей Кудрин хочет «подружить» Россию с Западом

Для чего Алексей Кудрин хочет «подружить» Россию с Западом

1853

Прогиб с разворотом

4
В разделе

Загадочный демарш Алексея Кудрина стал одним из самых обсуждаемых событий прошлой недели. Экс-глава Минфина, а ныне председатель Центра стратегических разработок вздумал учить жить президента РФ. Он предложил Владимиру Путину снизить геополитическую напряжённость ради экономического роста. Но глава государства ответил, что не допустит «торговли суверенитетом». Что же на деле теряет Россия, пытаясь найти «свой особый путь» и отказываясь встраиваться в мировую экономику?

Возможно ли, что Путин прислушается к словам Кудрина и согласится прогнуться под Запад накануне президентских выборов? Поможет ли отмена санкций восстановить стабильный рост?

Своё смелое заявление Кудрин сделал на заседании президиума экономического совета при призиденте. Он говорил о необходимости привлечения иностранных инвестиций. Мол, Россия технологически отстала и сейчас должна встроиться в международные технологические цепочки, пусть даже на вторых ролях. А для этого нужно снизить геополитическую напряжённость.

На это Путин ответил, что не Россия первая начала противостояние с Западом. Пусть мы в чём-то и отстали, но у нашей страны тысячелетняя история, и Россия не станет торговать суверенитетом. Сказав это, Путин пообещал защищать российский суверенитет до конца не только своего президентства, но и жизни.

Советы лучшего министра

Кудрин уже не в первый раз вступает в полемику с президентом. Наверное, другому человеку подобную дерзость не простили бы, а Кудрину можно. Вот, например, в 2013 году во время «прямой линии» президента экс-глава Минфина тоже выступил довольно резко. В ответ Путин сказал, что они с Кудриным давно знакомы и постоянно полемизируют. «Поскольку он в двух правительствах был министром финансов, вы понимаете, что я всегда с большим уважением относился к его мнению. Я уже сказал, что он был признан дважды международным экспертным сообществом лучшим министром финансов в мире. И это действительно, я подтверждаю. Уверен, что так оно и было».

Само по себе назначение Алексея Кудрина – системного либерала – председателем совета Центра стратегических разработок (ЦСР) говорит о том, что во власти осознали необходимость структурных реформ. Экс-главе Минфина поручена подготовка стратегии развития России до 2025 года.

Что же будет, если сейчас глава государства вопреки первой реакции всё же решит прислушаться к совету «лучшего министра финансов в мире»?

По сути, Кудрин ставит Путина перед выбором: либо политические амбиции и отставание, либо прогиб и умеренный рост.

Концепция Кудрина может быть близка Путину тем, что подразумевает сохранение резервов. Это важно, ведь они обеспечивают безопасность. Но на другой чаше весов непременно окажется его самого, Путина, политическое будущее. Национальный подъём, вызванный воссо­единением с Крымом, постепенно снижается.

Тенденция уже налицо: судя по реакции в блогосфере, россияне восприняли как проявление слабости указ о помиловании бывшей украинской военнослужащей Надежды Савченко, которая была осуждена на 22 года лишения свободы за убийство российских журналистов летом 2014 года в Донбассе, а также за незаконное пересечение границы РФ. Так будет и впредь: чем больше Кремль будет идти на уступки, тем сильнее разочаруются патриоты.

Но и отмена санкций может обернуться недовольством со стороны общества. Ведь вполне предсказуема и такая ситуация, при которой юридически санкции отменят, а фактически они будут продолжать действовать. Особенно непонятно про возвращение на рынки капитала, как оно будет происходить? Процесс это долгий, трудоёмкий, связанный с огромным количеством бюрократических сложностей. Можно не сомневаться, что в какой-то момент у людей возникнет вопрос: почему санкции отменили, а экономика не растёт? В общественных настроениях появятся досада, недовольство и подозрения. Значит, дело не в санкциях, а в плохой работе правительства? И… не только правительства?

Дмитрий ПЕСКОВ, пресс-секретарь президента РФ:

– Нет никакой необходимости убеждать президента в том, что, скажем так, необходимо занимать конструктивную позицию по международным делам. Потому что президент и так, собственно, достаточно последовательно проводит политику, которая имеет своей целью урегулирование существующих конфликтов, развитие сотрудничества и укрепление безопасности в первую очередь на нашем континенте Европейском. Поэтому убеждать президента в этом никакой необходимости нет, это как раз лежит в основе той политики, которую проводит наш президент.

Не санкциями едиными

Всемирный банк в апреле опубликовал доклад, где так прямо и говорится: отмена санкций не спасёт российскую экономику. Эксперты этой организации убеждены, что сам по себе рост российской экономики ограничен, если не будет структурных реформ. И путь к восстановлению в любом случае предстоит долгий.

Как справедливо заметили аналитики Всемирного банка, Россия по-прежнему зависит от нефтяного рынка. А быстрого роста цен на «чёрное золото» ждать пока не стоит.

В базовом сценарии Всемирный банк исходит из того, что санкции будут сняты в 2018 году. И тогда рост российской экономики разгонится аж до... 1,8%. Зато, если санкции отменят в 2017 году, но цена на нефть не подрастёт, экономика РФ вместо 1,1 вырастет на 2%. Это произойдёт за счёт увеличения инвестиций. Ведь многих инвесторов останавливают антироссийские санкции. Но бум будет недолгим, уже в следующем году темпы роста замедлятся до 1,7%. «Это связано с тем, что сам по себе рост российской экономики ограничен, если не будет структурных реформ», – говорит главный экономист Всемирного банка по России Биргит Хансль.

Ох уж эти структурные реформы! Мода на них открылась, что ли? Контуры структурной революции в России, исходя из уже сделанных заявлений, тематически обозначились. Это сокращение участия государства в коммерческом секторе, приватизация госкомпаний, облегчение условий существования бизнеса, изменения налого­обложения предприятий ТЭКа, а также непонятно как реализуемое повышение предсказуемости законотворчества. И только одна «структурная» подвижка уже надвинулась на страну во всей своей непреложности. Это пенсионная реформа. Сроки выхода россиян на заслуженный отдых увеличатся как минимум на три года.

Конкретнее суть спасительных структурных реформ пока чётко не обозначена, они анализируются и обсуждаются, а значит, есть надежда на то, что наши умники договорятся между собой до чего-то дельного и всё пойдёт по плану. Когда это случится, пока неясно: сроки называются разные, а в целом они тоже в тумане.

Волшебные инвестиции

Аналитики дружно прогнозируют: до президентских выборов 2018 года никакие структурные реформы приниматься не будут. А значит, не стоит ждать серьёзного роста инвестиций – волшебные инвестиции со всей определённостью поставлены экспертами в зависимость от структурных реформ. «Нужны инвестиции: внедрение новых технологий, расширение производства, повышение качества требуют крупных и устойчивых притоков капитала. Большинство же инвестиционных решений принимается не под влиянием корректировки цен или господдержки определённых отраслей, а под влиянием улучшения делового климата», – объясняется ситуация в докладе Всемирного банка. При этом «как иностранные, так и местные инвесторы по-прежнему недостаточно верят в перспективы российской экономики».

Сами же эксперты отмечают, что инвестиционный спад в России начался в 2013 году, когда никакими санкциями и не пахло, а цены на нефть и рубль были крепки и бодры. Значит, корень зла вовсе не в противостоянии с Западом, а в самой структуре российской экономики.

Впрочем, российское правительство смотрит на ситуацию с традиционным оптимизмом. Например, вице-премьер Аркадий Дворкович считает, что у отечественной экономики есть потенциал для роста даже без отмены санкций. «Конечно, отмена санкций может положительно повлиять, но рассчитывать на это было бы наивно и недальновидно – как на фактор роста экономики в 2016 году. Нет никаких препятствий, чтобы экономический рост у нас был в этом году», – сказал недавно Дворкович на Биржевом форуме. Он указал и на точки роста: машиностроение и сельское хозяйство.

Алексей ЧЕСНАКОВ, директор Центра политической конъюнктуры:

– Новое приближение Кудрина к президенту заметно оживило либеральную группировку. Её лидеры понимают, что появился хороший повод для сигналов на Запад о том, что в российской власти существует альтернативная точка зрения, есть её влиятельные сторонники и именно с этими сторонниками лучше иметь дело по существу. То есть не то чтобы они до этого не знали о взглядах бывшего министра финансов. Но теперь они видят, что он обладает необходимой номенклатурной компетенцией. Говоря о «снижении напряжённости», Кудрин хорошо понимает, что ответит ему президент. Но, в отличие от обладателей формальных постов в исполнительной власти, ему важнее отзывы Вашингтона и Брюсселя.

Битва концепций

Но вернёмся к пессимисту Кудрину. Стоит отметить, что не только его команда трудится над стратегией развития страны до 2025 года. Специально для этой цели возродили Экономический совет при президенте РФ. Помимо Кудрина и близких ему либералов из ЦСР туда входят ещё и участники консервативного Столыпинского клуба во главе с советником президента РФ по вопросам региональной экономической интеграции Сергеем Глазьевым и бизнес-омбудсменом Борисом Титовым. Соответственно и рецепты оздоровления экономики у этих двух групп диаметрально противоположные.

Например, Кудрин придерживается принципа: тише едешь – дальше будешь. Он полагает, что надо стремиться к росту медленному и стабильному, а не к быстрому, но недолгому. Проведя структурные реформы, в том числе налоговую, улучшив инвестиционный климат в стране, можно добиться роста в 4%. Правда, не сразу, а через пять лет. Глазьев же считает, что потенциально российская экономика может расти до 10% в год. «Наличие свободных производственных мощностей – до 40% в промышленности, не загружены трудовые ресурсы, скрытая безработица – до 20%, колоссальные источники сырья и научно-технический потенциал, который сегодня не используется. Мы видим большую утечку умов. Это говорит о том, что страна потенциально может производить в полтора раза больше, чем производит», – утверждает экономист.

По мнению столыпинцев, рост промышленности должны стимулировать доступные кредиты, а значит, Центробанку следует снизить ключевую ставку с 11% до 3–4. А деньги для этого попросту напечатать – по 1,5 трлн рублей в год. «Эти деньги возвратные, они не могут повлиять на инфляцию, их придётся возвращать, – утверждает омбудсмен Титов. – Кроме того, эти деньги идут по целевым связанным каналам только в производство, в сотни и тысячи различных проектов. В каждом из этих проектов создаётся новая добавленная стоимость».

Кудрин же категорически против того, чтобы включать печатный станок. По его мнению, накачка экономики деньгами даст лишь кратковременный всплеск ВВП, но в перспективе принесёт вред – неминуемо снизится эффект сбережений и будущих инвестиций. Экс-глава Минфина считает, что ресурсов на развитие у нас и так достаточно, проблема лишь в том, что они неправильно распределены.

Бессмысленно прогибаться

К кому прислушается президент? Очевидно, что он больше склоняется к модели Кудрина. В ходе апрельской «прямой линии» глава государства сказал, что тема печатного станка обсуждается только в прессе. «Главное – это не напечатать деньги, главное – изменить структуру экономики», – уверял президент. Значит, структурных изменений хотят все, включая президента. Расхождения лишь в деталях, пускай даже и основоположных. Когда в товарищах согласье есть, на лад их дело пойдёт, нужно только чётко определиться с принципами и путями реализации планов. Чем сейчас новые реформаторы и заняты. При этом всем очевидно, что опираться придётся скорее на собственные силы, не дожидаясь, что Запад нам поможет независимо от того, прогнётся ли Россия под мировых лидеров или останется гордой. А в таком случае никакой подобной альтернативы нет и в помине. Вот и славно.

Татьяна СТАНОВАЯ, руководитель аналитического департамента Центра политических технологий:

– Для реформаторской инициативы сложились определённые условия: есть понимание важности разработки новой программы и политическая воля (пусть пока и весьма ограниченная), формируется институционная инфраструктура подготовки стратегии (ЦСР – Экономический совет – президент – правительство), всему этому содействует и сложная финансово-экономическая ситуация в стране (продолжающееся падение экономического роста, бюджетные риски, низкая нефть, дефицит ресурсов). Однако реформаторская инициатива после трёх лет условной «реставрации» сейчас кажется попыткой идти против политического течения, сложившейся политической конъюнктуры, где доминируют консерваторы и охранители с ярко выраженной антилиберальной, антизападной риторикой, которых взрастила сама же власть. Элиты ориентированы преимущественно на сохранение устраивающего их «статус-кво», а значительная часть элитных групп носит силовой характер либо связана с силовиками, отвергающими любые реформы как аналогичные «перестроечным». К этому добавляется враждебная социальная среда, ностальгирующая по советскому патернализму и отвергающая всё, что может задевать «комплекс 90-х», и при этом накапливающая кризисные риски.

Государство и политическая система инерционно движутся по пути консервативного, регрессивного развития, и развернуть этот тренд будет очень непросто. Даже если будут приняты все необходимые политические решения главой государства, этого может оказаться недостаточно.

Россия поднялась на ступень

Международный институт развития менеджмента (IMD) опубликовал рейтинг конкурентоспособности стран. Россия за год поднялась на одну ступень и заняла 44-е место. Её соседями по рейтингу оказались Словения (43-е место) и Мексика (45-е). В прошлом году 44-е место занимала Индия, а сейчас она поднялась на три пункта и заняла 41-ю ступень.

Эксперты IMD считают сильными сторонами российской экономики состояние государственных финансов, налоговую политику и рынок труда. При этом ряд аналитиков называют именно несовершенство налоговой системы среди основных причин, препятствующих притоку инвестиций в Россию.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Коренные перемены Алексей Кудрин намерен проводить не только в области экономики, но и в сфере юриспруденции. В конце мая Комитет гражданских инициатив (КГИ) Алексея Кудрина представил исследование о проблемах деятельности судебной системы в России, основанное на опросе независимых юристов, преимущественно адвокатов. Отмечая необходимость проведения реформы суда и зависимость рядовых судей от председателей судов, КГИ рекомендовал ограничить их полномочия, упразднить кадровую комиссию при президенте, которая ведает назначением судей, а также активнее вводить в судейское сообщество правозащитников и адвокатов.

Однако рекомендации КГИ эксперты встретили довольно скептически. Так, заведующий кафедрой уголовного процесса юрфака МГУ Леонид Головко в эфире РБК выразил сомнение в том, что проекты Алексея Кудрина жизнеспособны. По его словам, маститые опытные адвокаты сегодня сами не хотят идти в судьи. «Мы хотим, чтобы наши звёзды адвокатуры устремились в суд, но они не устремляются. Нельзя принудительно, по разнарядке, заставить идти в судьи представителей других профессий», – пояснил он.

Большое сомнение вызвала и идея упразднения кадровой комиссии. Сегодня она занимается тем, что изучает кандидатов в судьи (в том числе с участием ФСБ, которое проверяет будущих служителей Фемиды) и представляет их на утверждение президенту. Конечно, можно предположить, что комиссия предвзято подходит к своей работе, выбирая только удобные для власти кандидатуры. Но предположить, что президент лично будет заниматься изучением личных дел – проект утопический, у него хватает и других дел. «Убрать комиссию – это значит превратить президента в чисто церемониальную фигуру при назначении судьи», – считает Леонид Головко. В целом же отметил, что рекомендации КГИ очень похожи на те, которые выдавал ОБСЕ развивающимся странам.

Скептически прозвучавшие инициативы оценил и руководитель пресс-службы Верховного суда Павел Одинцов. «Если взять экспертное интервью у проигравшего арбитражный процесс адвоката или группы адвокатов, экс-судьи, отправленного в отставку из-за служебного несоответствия, следователя, дело которого развалилось при рассмотрении в суде, вряд ли оценка будет объективной», – отметил он. В результате можно сделать вывод: идея у Алексея Кудрина, возможно, и хороша, но только в теории, на бумаге. А вот при практическом воплощении она грозит обернуться ещё большими проблемами, чем те, которыми страдает отечественное правосудие сегодня. Отчего возникает вопрос: а не лучше ли Алексею Кудрину показать своё мастерство сначала в экономических разработках, а потом уже пытаться сломать под западный шаблон то, что работает?

Опубликовано:
Отредактировано: 08.06.2016 00:06
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх