// // Что прихватили с собой крымчане, возвращая из Мариуполя полсотни картин, экспонировавшихся в украинских музеях?

Что прихватили с собой крымчане, возвращая из Мариуполя полсотни картин, экспонировавшихся в украинских музеях?

1318

Картинная ахинея

4
В разделе

Полная неразбериха в данных о возвращённых в Крым с Украины художественных ценностях: директор Симферопольского художественного музея Ларина Кудряшова скромно рапортует о 52 картинах, в то время как украинские источники, ссылаясь на министра культуры Крыма Арину Новосельскую, говорят о «тысяче артефактов», якобы вывезенных крымчанами из Мелитополя, Одессы и Киева через Мариуполь. С точки зрения автора этого текста, на войне как на войне. Удалось «до кучи» разжиться трофеями – хорошо.

Хоть какая-то компенсация за присвоенное Голландией скифское золото из крымских музеев. Но всё же хотелось бы разобраться: а всё ли на самом деле вернули и если недостачу чем-то компенсировали, то чем?

Полунамёков и недомолвок – выше крыши. «Только благодаря самоотверженным действиям друзей кураторов крымской культуры, нашим коллегам и друзьям на Украине, удалось немыслимым образом, как в фильмах про разведчиков, вернуть эту коллекцию в фонды музея», – фонтанирует министр культуры Крыма Арина Новосельская. Стоимость возвращённого – «миллиарды рублей»! А глава Крыма Сергей Аксёнов добавляет интриги: «Украина на тот момент, как и сейчас, такая страна, где за деньги можно решить всё, что угодно, за один день и за один час. Главное – сделать предложение, от которого тамошним чиновникам сложно будет отказаться. Но на тот момент мы делали это без средств. Привезли оперативным путём, добыли информацию, завербовали людей, министерство культуры работало, наверное, как служба внешней разведки». Бравурно, но не слишком-то внятно? А как же было на самом деле?

За картинами из Симферопольского музея организовали погоню

А было так: в конце января 2014 года часть экспозиции Симферопольского художественного музея была передана для демонстрации в выставочном зале картинной галереи имени Куинджи города Мариуполя в рамках третьей выставки российско-украинского искусства XVIII–XX веков – до 21 мая. Сколько именно вывезли экспонатов в Мариуполь, с уверенностью сказать сложно. Руководство, безусловно, должно быть в курсе, но директор Симферопольского художественного музея предпочитает говорить только о возвращённых шедеврах: «Нам удалось вывезти 52 картины – это Самокиш, Юон, Сверчков, Шишкин, Федотов, Левитан, Айвазовский, Коровин, Саврасов, Поленов». «Когда в Крыму прошёл референдум, то мы начали срочно связываться с руководством Мариупольской галереи, – рассказала Ларина Кудряшова. – Уговаривали их, они долго не соглашались. Потом, как музейщики, мы нашли общий язык, и туда поехали специально подготовленные люди. Была разработана серьёзная спецоперация». Курировали её, по словам Кудряшовой, Министерство культуры Крыма и заместитель Сергея Аксёнова Лариса Опанасюк.

Спецоперацию, как выяснилось впоследствии, повезло провести «за пять минут до вовремя». Ночью того же дня, буквально через пару часов после того, как все музейные ценности уже вывезли, на Мариупольскую галерею было совершено вооружённое нападение. Но грабить было нечего – картины возвращались домой, в Крым. «С директором галереи мы договорились, что никто из сотрудников не будет знать о том, что мы вывозим экспонаты, – вспоминала Ларина Кудряшова. – Только после того, как все сотрудники ушли с работы, поздно вечером, в галерее появились крымчане. Экспонаты упаковали и погрузили в машину – по пути её несколько раз меняли, чтобы нас не запеленговали». Но грабители об этом не догадывались: они были уверены, что вывозить ценные полотна будут утром следующего дня, как, собственно, изначально и планировалось. Хорошо, что планы вовремя изменили. «Когда коллекция всё ещё была в дороге, украинская пресса сообщила, что якобы под Мариуполем захвачена машина с уникальной коллекцией русской живописи, что была и погоня, и всё на свете, – поведала Ларина Кудряшова. – Но наши смогли уйти от погони. В общем, целая детективная история».

По теме

Из Киева крымские картины домой так и не вернулись

А дальше в детективной истории начинаются нескладухи. Министр культуры Крыма Арина Новосельская объявила, что картины прибыли в Крым из музеев Мелитополя, Одессы и Киева, а вовсе не из Мариуполя. Мало того, из её заявления следовало, что артефактов было не полсотни, а «около тысячи». На Украине стали разбираться и, если верить начальнику управления музейным делом и нормативно-методическим обеспечением перемещения культурных ценностей министерства культуры Украины Василию Рожко, разобрались: «Министерство культуры Украины опровергает передачу картин из музеев названных городов».

А вот как было на самом деле – ну или могло быть. Мариупольская галерея вразрез с договорённостями передала часть крымской экспозиции в Мелитополь, Одессу и Киев. Зачем и почему это было сделано – поди знай. Передали, и всё. В упомянутых трёх городах проводились экспозиции шедевров Мариупольской галереи – к ним и добавили крымские художественные ценности. Когда крымчане случайно обнаружили, что часть экспозиции уплыла неизвестно куда – в Мариуполе её не было! – дело запахло скандалом. И тогда начальник управления культуры и туризма Мариупольского городского совета Константин Ткаленко – теперь уже бывший – дал команду срочно «вертать всё взад». Из Мелитополя, Одессы и Киева мариупольскую экспозицию спешно отправили домой – вместе с крымскими шедеврами. Когда всё это добро доехало до Мариуполя (по другим данным – не всё доехало, часть крымских картин всё же застряла в Киеве), крымчане уже поджидали там своё добро. И перегружали художественные ценности из одного грузовика в другой. Так что ничего странного нет в том, что показания у министра культуры и директора музея разнятся: действительно, поди разберись, сколько их было, шедевров. То ли полсотни, то ли тысяча… И сколько стало. Инвентаризация покажет. Или не покажет.

Запасники крымских музеев – бездонное дно художественных ценностей

В Крыму оно всяко бывает – инвентаризация может и не помочь. Не верите? В 1941 году в Симферопольский музей привезли 15 картин Архипа Куинджи из Русского музея. А тут война. Картины, само собой, остались в Крыму. Пришли немцы. Кое-что пограбили, но картины Куинджи не взяли – в документации нашли бумагу, что-де это не подлинники, а копии. Да, две картины действительно были копиями, но выполненными самим Куинджи! И что вы думаете: война закончилась, а в Русском музее картин так и не хватились. Ну а в Симферополе, видать, решили: раз возвращать шедевры не требуют, пусть остаются у нас. «Нашлись» картины лишь в 2010 году – с той поры Киев и Москва вели переговоры об их возвращении в Русский музей. А теперь вроде как снова необязательно возвращать – одна же страна.

А вот ещё одна фантастическая история. Есть в германском Аахене музей Сюрмонда-Людвига – до войны там хранилась экспозиция работ старых немецких и голландских мастеров, но в 1945 году значительная её часть бесследно исчезла. В музее даже устроили «экспозицию теней» – вместо пропавших оригиналов демонстрировали «копии-привидения» старинных картин. И вот не так давно супружеская пара из Германии, случайно забредшая в Симферопольский художественный музей, узнала в висевшей на стене картине «копию-привидение» из «экспозиции теней» галереи родного Аахена. Началось разбирательство. И оказалось, что картины в Симферополь попали в качестве военной контрибуции – до войны Симферопольский музей обладал одним из богатейших в СССР собраний, а нацисты его полностью разорили. Но аахенские шедевры осели в запасниках – мало того, их даже не заприходовали! Украли бы картину-другую, никто бы и не заметил. И по сегодняшний день у немецких картин нет статуса: теоретически их законным владельцем остаётся город Аахен. Недавно музей Сюрмонда-Людвига предложил подписать с симферопольским музеем договор о том, что картины передаются в пользование Украины на 50 лет, но тут немцам подгадила «крымская весна». Шедевры остались в уже российском Симферополе, и формально они собственность музея. Правда, за границу на показы их лучше не возить – чтобы не арестовали. И подобных историй – десятки. Специалисты шутят, что запасники крымских музеев изучены ещё хуже, чем богатые крымские недра.

По теме

На Украине ищут крайних в передаче картин симферопольцам

Тем временем на Украине схватились за головы – и часть этих голов уже полетела с плеч. Министр культуры Украины Вячеслав Кириленко поклялся наказать всех виновных в передаче крымчанам их собственных экспонатов – и, как мы знаем, не только, но и с неустановленными «бонусами» из Одессы и Мелитополя. «Мариупольские музеи находятся в коммунальном подчинении, – пояснил министр, – а решение о возврате картин, к сожалению, принималось не в Киеве, на местном уровне. Должно было быть принято политическое решение о невозврате картин на временно оккупированную территорию. И правоохранительные органы обязаны разобраться с теми, кто их незаконно вернул».

Крайним пока назначили бывшего начальника управления культуры и туризма Мариупольского городского совета Константина Ткаленко – ему грозит уголовный срок за пособничество в хищении художественных ценностей, минимальная стоимость которых на момент преступления составляла 28 млн гривен (около 3 млн долларов США по мартовскому курсу прошлого года). «Выставочной деятельностью всегда занимался Мариупольский краеведческий музей, они готовили все документы, – пытается оправдаться «стрелочник» Ткаленко. – Я не помню, подписывал ли я тогда договор или расторжение договора с Симферопольским музеем!» На июнь в музее назначена ревизия – вот тогда-то и станет известно, чего и сколько крымчане прихватили с собой «до кучи». Но можно сказать и по-другому – в качестве компенсации за невозвращённые из Киева экспонаты. И, кстати, неплохо бы прояснить, что же именно нам не вернули.

Мнения

Владимир БОРТКО, зампред думского Комитета по культуре, кинорежиссёр:

– Действия администрации музея и Крымского министерства культуры считаю целиком и полностью верными и оправданными. Если бы они хоть немного затянули процесс, украинская сторона картины нам не вернула бы – об этом открытым текстом заявлял киевский министр культуры. Теперь нам важно вернуть на Родину скифское золото из крымских музеев, которое Голландия, похоже, вознамерилась присвоить себе или отдать в руки киевских властей. Но это будет не просто незаконно, а несправедливо по отношению к нашей стране. Все усилия по возвращению исторических ценностей в Крым, которые только возможны, мы обязательно приложим.

Андрей МАЛЬГИН, директор Центрального музея Тавриды, Симферополь:

– В этой истории с картинами важно то, что все наши экспонаты всё-таки вернулись домой. Памятуя о том, как Музей Рублёва в пожарном порядке организовывал вывоз своих икон из «майданящего» Киева (был риск лишиться значительной части фондов; мне известно, что боевики уже получили заказ изъять некоторые художественные ценности российского музея «под конкретный заказ»), нет ничего странного в том, что и Симферопольский художественный музей предпринял аналогичные действия, сократив сроки проведения экспозиции. Что же до расхождений касательно численности возвращённых в Крым экспонатов – пройдёт инвентаризация – и всё встанет на свои места. Возможно, кем-то были озвучены ошибочные данные – эйфория, знаете ли.

КСТАТИ

У читателей наверняка возникнет резонный вопрос: а как же картины из фондов Симферопольского художественного музея пересекли границу Крымской автономии, ведь к тому времени она, по сути, из «прозрачной» уже превратилась в полноценную российско-украинскую границу и на ней действовали пограничные пункты пропуска и таможня? Да точно так же, как и картины Ван Гога и Клода Моне, «просочившиеся» в прошлом году через Новоазовск ещё до того, как населённый пункт был взят под контроль ополченцами ДНР. Точно так же, как ушли в Россию через украинские блокпосты и контрольно-пропускные пункты Донбасса полсотни экспонатов Музея истории Киева, похищенные в феврале прошлого года «активистами майдана», забредшими в учреждение переночевать. Фарфоровый бюст императрицы Екатерины Великой 1780 года стоимостью в полсотни тысяч долларов, миниатюры XVII–XVIII веков, старинные золотые монеты – всё это добро осело то ли у российских коллекционеров, то ли уже где-то в дальнем зарубежье. В апреле этого года неизвестные обчистили Миргородский краеведческий музей в Полтавской области – вместе с не представляющими особой ценности старинными наградами, купюрами и монетами воры прихватили с десяток древних икон. Они тоже «мелькнули» на воюющем юго-востоке страны – по пути в Россию.

Впрочем, бардак с художественными ценностями творится на Украине не только на границе и не только сейчас – точно так же было и два года назад, когда ни о какой гражданской войне и речи не велось. Был такой художник-импрессионист, Николай Глущенко, умер в 1977 году – на Украине его картины стоят баснословных денег и почитаются как национальное достояние. Так вот, несколько лет назад украинское правительство попросило Национальный художественный музей, в котором хранились картины Глущенко, отдать часть полотен на экспозицию в Дом правительства. Мол, всё под охраной, не волнуйтесь. Музейщики регулярно проверяли экспонаты, а в 2010 году обнаружили, что в одночасье шедевры стали как-то уж очень свежо выглядеть. Два года терпели, а потом провели экспертизу. Известно, что Николай Глущенко писал особыми французскими красками, в состав которых входил мышьяк. Так вот, никакого мышьяка в составе, нанесённом на холсты из Дома правительства, не было и в помине. На стенах висели подделки! «Днепровские дали», «Село у реки» и ещё два десятка картин, оценивавшихся в сотни тысяч долларов, бесследно исчезли. Украинские депутаты намеревались провести рейд по домам и квартирам сотрудников Дома правительства и выяснить, кто из соратников Виктора Януковича и Николая Азарова присвоил себе художественные ценности, но так этого и не сделали.

«Вам смешно, а унесут картины на реставрацию, и пиши пропало, – сетует украинский художник Анатолий Мельник. – Через какое-то время вернут на место, но поди докажи, что это не подделка. Вон в Мукачево со стен вокзала пропали картины известных художников закарпатской школы, в частности Золтана Шолтеса. Правда, потом их вернули – точнее вернули их копии». В своё время Шолтес украсил вокзал своими картинами всего за тысячу советских рублей – теперь его картины улетают по 10–20 тыс. долларов. Вот и эти, с вокзала, улетели…

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 25.05.2015 08:02
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх