// // Чем обернётся разлад в экономике для простых потребителей?

Чем обернётся разлад в экономике для простых потребителей?

543

Россию накрыл финансовый кризис

2
В разделе

Эксперты Высшей школы экономики достаточно категоричны. На основании последних исследований они утверждают: в российской экономике началась рецессия. Два квартала подряд сокращается выпуск товаров и услуг в базовых видах экономической деятельности, значение индекса потребительской уверенности падает. (Он определяется на основе опроса предпринимателей, которым предлагают ответить на простой вопрос: ждут они роста или сокращения объёмов производства в своём бизнесе?) В прошлый раз такие показатели наблюдались в августе 2008 года. «Наша Версия» тогда не уставала писать о грядущих неприятностях, министр Кудрин упорно предрекал России судьбу тихой гавани. Сейчас дела обстоят несколько иначе. О кризисе говорит премьер Дмитрий Медведев, а на днях – и президент Владимир Путин. В то же время эксперты считают, что на этот раз кризис будет совсем не таким, как предыдущие.

На совещании в Сочи Путин назвал ситуацию в экономике тревожной. Экономика явственно замедляется: в первом квартале 2012 года рост ВВП – 4,8%, а в четвёртом – 2,1, составив за год 2,9%. По итогам первого квартала 2013 года рост ВВП был и вовсе 1,1%. И то благодаря неожиданному (настолько, что эксперты сомневаются в данных) подъёму экономики в марте. Если бы не он, уже можно было бы говорить о технической стагнации, а то и рецессии – таковой считается остановка/падение экономики три месяца подряд. «Как результат – Минэкономразвития пересмотрело прогноз по росту экономики на 2013 год, понизив его до 2,4% ВВП, и это при высокой цене на энергоносители, – констатировал Путин. – 2,4% – это меньше, чем рост мировых экономик. У нас давно такого не было». Он поручил кабинету министров к 15 мая подготовить предложения по ускорению экономического роста.

Стагнация, рецессия, стагфляция?

Беспокойство президента понятно: принятое на этот год бюджетное правило предусматривало, что экономика при стабильных (или слегка снижающихся) ценах на нефть будет продолжать расти умеренными темпами – 3–4% в год. «Но уже очевидно, что ненефтегазовые доходы не растут с той скоростью, на которую рассчитывал бюджет. В результате Минфину, похоже, предстоит в течение года изыскать 1,5 трлн рублей (вместо предусмотренных планом 0,9 трлн рублей) для финансирования бюджетного дефицита», – отмечает директор Центра развития НИУ ВШЭ Наталья Акиндинова.

О наступлении рецессии экономисты говорят давно. Опросы предпринимателей, регулярно проводимые Росстатом, показывают, что промышленность второй год страдает от недостаточного спроса и плохой ситуации с финансовыми ресурсами. Увеличение налогового бремени – не только прямого, но и косвенного, за счёт ужесточения администрирования – усугубляет их проблемы. В сущности, как свидетельствует статистика, промышленность уже вступила в рецессию – производство практически не растёт.

Единственное, что растёт – это инфляция. Согласно Росстату, она с начала года выросла на 1,9%. Это в 3,8 раза больше, чем в Евросоюзе, где инфляция за тот же период составила 0,5%. А ведь ещё не сказали своё слово естественные монополии: с прошлого года основной рост тарифов перенесён на начало лета.

Самое удивительное, что происходит это на фоне небывало высоких цен на нефть: 100 долларов за баррель уже не кажется чем-то невероятным – в первом квартале этого года средняя цена её составляла 111,3 доллара за баррель! Конечно, тут нужно иметь в виду и идущую де-факто девальвацию доллара и других мировых валют из-за проводимой центробанками политики накачки национальных экономик деньгами. Но даже самые большие скептики признают – «нефтяные уколы» больше не стимулируют российскую экономику.

Кто виноват и что делать?

До сих пор плохой рост российской экономики было принято объяснять мировыми проблемами. Дескать, у всего мира лихорадка, а мы что – и чихнуть уже не можем? Но вот Центр развития НИУ ВШЭ в своём еженедельном бюллетене отмечает, что в экономике Европы уже заметны «зелёные ростки», а экономика США и вообще на старте нового роста. В таких условиях объяснять российские проблемы плохой мировой конъюнктурой уже затруднительно. Тем более что, например, утрата «Газпромом» позиций на мировом рынке вообще и на традиционном европейском рынке в частности объясняется не столько конъюнктурой, сколько стратегическими ошибками самого газового монополиста.

По теме

Вот и министр экономического развития Андрей Белоусов считает, что ситуация с замедлением темпов экономического роста в России связана в первую очередь не с мировой экономикой, а с внутрироссийскими факторами. «Детальный анализ изменения мировой экономики показывает, что и по оттоку капитала там не всё так однозначно, мы имеем сейчас, по сути дела, максимальный за последние годы приток прямых иностранных инвестиций в российскую экономику», – заявил он на совещании в Сочи.

Белоусов назвал три основные причины, которые влияют на замедление роста российской экономики: укрепление рубля, рост процентных ставок и бюджетная консолидация. Глава Минэкономразвития сообщил, что его министерство провело анализ производственных мощностей российских предприятий и выяснило: уровень загрузки мощностей составляет около 65% от максимальной мощности, что существенно ниже, чем в европейских странах и США. «У нас идёт достаточно ощутимое сокращение занятых на малых и средних предприятиях, – объяснил Белоусов. – У нас достаточно быстро, к сожалению, растёт теневой сектор». В этой связи министр констатировал, что в России сокращение численности безработицы идёт на фоне достаточно быстрого роста теневого сектора.

По мнению уходящего с поста главы Центробанка Сергея Игнатьева, ситуация в банковской системе России остаётся в целом стабильной. Игнатьев, который готовится передать пост Эльвире Набиуллиной в связи с истечением срока полномочий, добавил: «Продолжается рост кредитного портфеля, в частности кредитов банков населению и нефинансовым организациям». По его словам, даже если учитывать инфляцию, то банковский кредитный портфель вырос примерно на 12%. При этом, по словам главы Банка России, в абсолютном большинстве других стран наблюдается падение.

По мнению Игнатьева, помочь экономике за счёт снижения банковских ставок можно. Более того, он напомнил, что «мы уже в начале апреля приняли решение о снижении некоторых, не всех, процентных ставок, по которым Центральный банк предоставляет кредиты коммерческим банкам». Однако, по словам Игнатьева, ключевым значением для принятия решения о снижении процентных ставок будут темпы инфляции. «Инфляция сейчас пока выше, чем тот ориентир, который мы ставим себе», – пояснил глава ЦБ. И пообещал сделать всё возможное, чтобы инфляцию снизить до уровня около 6%. «Что касается прогноза по инфляции, то у меня есть такое очень сильное внутреннее ощущение, что инфляция пойдёт вниз», – выразил уверенность Игнатьев.

Рецепты лечения обсуждаются. Среди них необходимость переструктурировать расходы бюджета. «Минфин создал специальную рабочую группу, которая занимается этими вопросами. Они занимаются тем, что ищут возможность осуществления так называемого бюджетного манёвра, – пояснил Белоусов. – Речь идёт о том, чтобы увеличить расходы на здравоохранение, образование, инфраструктуру, в том числе в форме реализации инфраструктурных проектов, и, возможно, сократить другие расходы там, где они являются неэффективными, в части поддержки экономики и поддержки корпораций».

Однако эксперты Центра развития НИУ ВШЭ предупреждают: попытка использовать западные рецепты лечения экономики деньгами в России не годится. Именно потому, что наступающее сокращение экономики в нашей стране связано не с внешними факторами, а с внутренними. Например, трудовые издержки растут у нас примерно в 3–4 раза быстрее, чем в Европе, в то время как внутренние цены увеличиваются быстрее только вдвое. Уменьшение количества мелких производителей, отток капитала, ослабление конкуренции – дополнительные факторы, толкающие страну к рецессии.

Макроэкономическая стабильность в стране может быть разрушена при попытках ускорения экономического роста в условиях наступающей технической рецессии, предупреждают эксперты Центра развития. Поэтому худшее, что могут сделать власти в условиях рецессии, это накачать экономику деньгами для поддержки роста ВВП.

В качестве альтернативы они предлагают поддерживать рост конкурентоспособности. И способствовать подъёму производительности труда, причём в нашей стране он должен быть более стремительным, чем у государств-партнёров. А это, в свою очередь, потянет за собой экономический рост.

По теме

Об этом же говорил и экс-министр финансов Алексей Кудрин президенту во время «прямой линии». Один из главных пунктов его возражения Путину – это вопрос роста зарплат, обгоняющего производительность труда. У него есть объективное ограничение, в частности уменьшение инвестиций, отметил экс-министр финансов.

Главное в работе правительства, заявил Кудрин, – это разворот нашей экономики от нефтяной зависимости и добычи природных ресурсов. Но, по его мнению, такого разворота не происходит, несмотря на определённые шаги в этом направлении. Кроме того, правительство должно дать чёткие ориентиры для бизнеса (Кудрин напомнил о повышении страховых взносов, от которого пострадали предприниматели). Кроме того, считает экономист, нельзя поддерживать регионы за счёт увеличения расходов федерального бюджета.

Закончил целый поток своих вопросов и проблемных тезисов экс-министр словами, что все экономические реформы, которые приняты сейчас, должны были быть осуществлены ещё год назад.

Как это будет

Нужно отметить, что рецессия, особенно техническая, – не такое уж эпохальное событие. За последние 12 лет (не считая времени кризиса 2008–2009 годов) в 24 странах БРИКС и ОЭСР произошло 47 технических рецессий. Другое дело, что Россия прежде не оказывалась в такой ситуации. Все кризисы – и 1991 года, и 1998-го, и 2008-го – были так называемыми V-кризисами: резкое падение и затем такой же резкий отскок. Поэтому рецептов выживания нет ни у власти, ни у народа.

Первый вопрос: когда? Ранее Андрей Белоусов говорил, что, если в стране не принять необходимых мер, рецессия может наступить уже осенью этого года. Большинство экспертов согласны с его прогнозом.

Второй вопрос: как это будет? Никаких особенных изменений граждане скорее всего первоначально не почувствуют. Возможно, даже порадуются замедлению роста цен. Но через какое-то время поймут, что зарплаты тоже перестали расти. Более того – постепенно может начаться сокращение зарплат. В первую очередь – у высокооплачиваемых специалистов. Одна из характерных черт рецессии – отказ предприятий от инновационных проектов, стремление к упрощению ассортимента для его удешевления. А значит, уникальные специалисты в этот период им не нужны. Наибольшим спросом будут пользоваться «рабочие лошадки»: крепкие профессионалы среднего звена.

Кстати, падение спроса коснётся в первую очередь производственных профессий – от рабочих до инженерно-технических. Зато повысится спрос на специалистов по продажам: снижающийся спрос заставит внимательнее относиться к тем, кто умеет продавать всегда и всем.

Сколько времени продлится рецессия? Как показывает опыт Японии, длиться она может не одно десятилетие. Не исключено, что в России вырастет целое «поколение рецессии».

Однако эксперты отмечают, что власть понимает опасность такого развития событий. Россия не Япония, остановка в Стране восходящего солнца произошла на достаточно высоком уровне национального богатства. Россия же, в случае остановки, рискует уйти в аутсайдеры третьего мира, а то и вовсе прекратить существование в сегодняшнем виде.

По мнению Владислава Иноземцева, директора Центра исследований постиндустриального общества, не исключено, что экономические проблемы вынудят Путина провести смену элит: в рецессию уровень коррупции нынешних чиновников страна не выдержит. К тому же договор власти и общества – сытость в обмен на лояльность – уже нарушен. «Новый общественный договор может выглядеть так: власть снова включает подобие социального лифта и параллельно ограничивает воровство хотя бы бюджетных средств, жёстко ставя на место тех, кто нарушает это правило, – заявил экономист в интервью. – Этот договор можно обставить так, что население если и не возрадуется, ибо у нас всё-таки не будет общества европейского типа, то по крайней мере успокоится, потому что будет понимание и соблюдение рамок».

Впрочем, не исключено, что и здесь власть обойдётся полумерами.

Например, уже понятно, что антикоррупционную борьбу будут разворачивать в сфере ЖКХ: большинство жуликов здесь «местного розлива», связей на федеральном уровне у них нет. Зато для населения сегодня рост тарифов без улучшения качества уже стал нетерпимым. О том, что «сезон охоты» на неуправляемых дом-управов начался, свидетельствует и то, что во время прямой линии один из вопросов Путину касался как раз размаха воровства в ЖКХ.

Что касается иных мер вроде создания благоприятного инвестиционного климата за счёт снижения давления на бизнес, восстановления независимости судов, стимулирования честной конкуренции и т.п., то надеяться на быстрые изменения здесь вряд ли стоит. Скорее власть прибегнет к испытанному средству – экономии. Недаром перед совещанием в Сочи в СМИ просочился слух о том, что приглашённому на него Кудрину могут предложить пост в администрации президента. После прямой линии, где Кудрин отказался возвращаться во власть, пока всё ограничивается полумерами, а Путин пошутил о «сачковании» от работы экс-министра финансов, СМИ заговорили о том, что Мистер Нет может сменить на посту премьера Дмитрия Медведева.

В этом случае рецессия может довольно быстро смениться привычным для России кризисом: обвал на фоне жёстких мер экономии – и быстрое восстановление. Что лучше: медленно или больно? – вопрос, ответ на который можно получить только опытным путём. Беда в том, что ответ этот граждане дадут на площадях: Путин недаром припомнил Кудрину монетизацию льгот, когда разбушевавшихся пенсионеров пришлось успокаивать гораздо большими деньгами, чем хотели сэкономить.

Опубликовано:
Отредактировано: 20.05.2013 15:43
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх