// // Чем обернётся для России падение европейской валюты?

Чем обернётся для России падение европейской валюты?

375

Европопа

Западные протесты могут обернуться серьёзными проблемами для нашей страны
Фото: ИТАР-ТАСС
Западные протесты могут обернуться серьёзными проблемами для нашей страны Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

«До конца евро осталось … дней» – впору устанавливать на площадях щиты-календари, наподобие тех, что устанавливают перед Рождеством. Тем более что Рождества эта наднациональная валюта может и не увидеть. Комиссар ЕС по экономике и денежно-кредитной политике Олли Рен заявил на днях, что судьбу евро необходимо решить до 10 декабря. Варианты развития кризиса и выхода из него предлагаются самые разнообразные. «Наша Версия» решила проанализировать, как самые популярные из них могут отразиться на жизни российских граждан.

Самым первым сценарием стал вариант изгнания из еврозоны «застрельщика» нынешнего кризиса – Греции. Надо заметить, что такой вариант вовсе не кажется плохим самим грекам. Более того, прошлым летом они ещё и дрались с полицией на митингах за право вернуться к драхме. Причина проста: хитрые греки считают, что в этом случае им будет проще объявить дефолт или хотя бы обесценить при помощи девальвации драхмы свои непомерные долги. Однако в любом случае «за так» выйти из еврозоны не удастся. По подсчётам экспертов банка UBS, первый год после выхода для проблемных стран со слабой экономикой и большой долговой нагрузкой будет стоить каждому её жителю трудоспособного возраста 9,5–11,5 тыс. евро.

Что такой сценарий будет означать для России? Во-первых, европейский кризис выход Греции не потушит. Если бы это было проделано с самого начала – может быть, а теперь распад еврозоны остановится разве что на Италии. Или не остановится. Так что если начать считать по гамбургскому счёту, то разве что жители Гамбурга и прочих немецких окрестностей будут достойны еврозоны.

А если кризис продолжит развиваться – будет падать цена на нефть. Которая наше всё. Учитывая невыносимую тяжесть предвыборных расходов бюджета, нельзя исключить, что российским гражданам придётся вспомнить подзабытое слово «секвестр». И ладно, если этим секвестром пройдутся, например, по программе закупки нелетающих ракет. Но гораздо вероятнее, что смахнут с графы расходов не их, а, например, закупку нового оборудования в районную больницу. Или ставку учителя в сельской школе.

Для российских банков падение фондового рынка может стать последней каплей. Они и сегодня страдают от недостатка ликвидности – проще говоря, от недостатка денег. Банк ведь работает не на своих, а на привлечённых деньгах: у одних берёт на депозит или в кредит, другим – даёт, разница в процентах за пользование – прибыль банка.

До кризиса основным источником денег для российских банков были банки европейские. Теперь европейские банки сами едва живы, и «еврокачалка» закрыта.

Впрочем, сейчас рассматривается совершенно противоположный вариант разрешения кризиса. По данным итальянского издания Quotidiano.net, в Германии профессором Гамбургского университета им. Гельмута Шмидта Дирком Мейером уже разработан план выхода страны из еврозоны. Согласно его сценарию, проснувшись однажды утром, жители и гости Германии обнаружат, что все местные банки закрыты. А на следующий день вместо привычных евро появятся новые купюры, отличительной чертой которых станут специальные магнитные полосы. Ввозить в страну денежные знаки старого образца будет строжайше запрещено. И через пару месяцев Германия, а вслед за ней Франция, Нидерланды и некоторые другие страны объявят о том, что они покидают еврозону. Команда Мейера подсчитала, что такое постепенное убийство евро обойдётся дешевле, чем попытки его сохранить. По их данным, потери для банков и страховых компаний в результате осуществления этого сценария могут составить от 225 млрд до 340 млрд евро (от 10 до 14% ВВП Германии), тогда как усилия по поддержке евровалюты оцениваются в сумму, превышающую 560 млрд евро.

По теме

«Если говорить о типе политики, который демонстрирует Европа, его можно охарактеризовать двумя словами – «поздно» и «недостаточно»: реакция на глобальные трагические события на европейском рынке происходит с большим опозданием, и тот набор мер, который демонстрируется рынку, является недостаточным», – заявил недавно президент Сбербанка Герман Греф. Лучше не скажешь.

Между прочим, Германия уже пострадала из-за этой нерасторопности: недавно она крайне дорого разместила свои облигации, да и то 40% их выпуска осталось невостребованным. Так что можно сказать, что инвесторы уже проголосовали ногами за возможный выход из еврозоны её создателей.

Разумеется, при этом очень велика возможность распада Евросоюза как такового. С другой стороны, вышедшие из порочного валютного круга страны могут немедленного заключить новое соглашение – и оно будет вполне благосклонно воспринято мировыми рынками.

В этом случае, кстати, те же цены на нефть могут и вырасти. Хотя бы потому, что обновлённая Европа обратит внимание на конкурентоспособность своих товаров. Тенденция сейчас такова, что американцы уже начали возвращать свои производственные мощности из Китая – так, недавно вновь заработал завод производителя дорожной и строительной техники Caterpillar. Немалые резервы в этом смысле есть у Франции и Германии. Да и Италия, если всё же попадёт в число «выходцев», может поправить своё положение за счёт возвращения промышленного потенциала. Рынок сбыта есть – те самые евроаутсайдеры, которые теперь по гроб жизни обязаны своим спасателям. Часть этого долга вполне может конвертироваться в заказы и подряды европейским промышленникам. А промышленный рост требует топлива. Вот вам и рост цен на нефть.

Для российского бюджета это хорошо. А вот для российской промышленности – плохо. Потому что конкуренцию с китайскими товарами наши промышленники ещё могут выдержать, а вот с европейскими – ни за что. Учитывая присоединение России к ВТО, нетрудно догадаться, что последние бастионы российской промышленности, а также агропрома падут под натиском качественных и подешевевших европейских товаров.

Есть и третья, вполне конспирологическая версия. Всё чаще звучат голоса о том, что главная проблема еврозоны – отсутствие начальства. Прямо говоря, идея о едином доме, где все члены большой семьи сознательно ограничивают свои аппетиты и не запускают руку в семейную копилку, оказалась утопией. Первопричиной стала неспособность закрепить на законодательном уровне ЕС соглашение о стабильности и росте в самом начале создания союза, считает главный экономист Saxo Bank Стин Якобсен. Кстати, первыми нарушителями правил вскоре стали как раз Германия, Нидерланды и Франция. По иронии судьбы тогда Испания безуспешно пыталась ввести «наказание» для нарушителей, отмечает эксперт.

Теперь Германия, да и Франция хотели бы создать наднациональный финансовый орган, контролирующий экономическую политику стран еврозоны. Что, понятное дело, совершенно не нравится остальным членам. Да и в принципе противоречит самой идее Евросоюза. Эта идея витает в воздухе, так как нет никого, кто решился бы озвучить её во всей жёсткости формулировок. В результате и родилась версия, что нынешняя нерешительность еврочиновников есть не что иное, как тонкий расчёт.

«Нужно собрать «кардиналов Европы», запереть их в отеле и не выпускать до тех пор, пока из трубы не пойдёт белый дым, – считает Якобсен. – По-хорошему в ЕС уже действовать нельзя. Нам нужны нетрадиционные планы и нетрадиционное мышление». Однако это произойдёт только тогда, когда фондовые рынки по-настоящему рухнут, считает он. Вот-вот, говорят сторонники конспирологической теории, когда всё повалится в тартарары, вся Европа будет умолять о создании единого финансового правительства.

Не будем рассматривать, насколько такая конструкция жизнеспособна в условиях сохранения политического суверенитета стран еврозоны. Рассмотрим другое – что произойдёт после? И тут приходится признать, что навести финансовый порядок Европе вряд ли удастся иным способом, нежели накачиванием денег и раскруткой инфляции. Потому что сегодня единственная альтернатива – дефолт и жизнь с чистого листа. Но дефолт большей части развитого мира – эта штука посильнее ядерного конфликта Израиля с Ираном. А Меркель никогда не была замечена в авантюризме. Надо признать, что такой сценарий – самый благоприятный для России. Бояться того, что у нас цены тоже пойдут в рост, не стоит. Во-первых, они и так растут. Во-вторых, разница между европейской инфляцией в пару процентов и нашей двузначной такова, что речь может идти только о сближении показателей. А это, кстати, делает более интересными совместные проекты – значит, в Россию могут пойти не только сборщики европейских автомобилей. Европейские инвесторы перестанут пугаться российского рынка – инфляция всегда заставляет забывать об осторожности и искать доходность. Значит, оживёт фондовый рынок. Оживление европейской экономики потребует российского сырья, да той же нефти. Воспрянут российские банки – вслед за европейскими. Некоторое падение уровня жизни населения из-за отстающих от инфляции доходов, конечно, будет. Но гораздо меньшее, чем при коллапсе европейской экономики. В общем, этот вариант, конечно, не сахар. Он просто лучшее из зол.

Опубликовано:
Отредактировано: 05.12.2011 15:39
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх