// // Чеченцы станут новой боевой силой России?

Чеченцы станут новой боевой силой России?

1031

С войной в крови

4
В разделе

Глава Чечни Рамзан Кадыров заявил, что готов хоть завтра отправить на юго-восток Украины 74 тыс. добровольцев. Пока в ополчении Донбасса вроде бы воюют 14 чеченцев, но, по признанию самого Кадырова, если бы желающих помочь повстанцам с оружием в руках «не сдерживали», то «там было бы не 14, а 4 тыс.» вайнахов. «У чеченцев война в крови, – поясняет чеченский лидер. – Нравится им это. Я сам люблю это дело». Но раз так, почему бы действительно не предоставить возможность кавказцам заняться тем, что они лучше всего умеют делать? Ведь кругом выгода: и традиционную для Северного Кавказа проблему занятости с ходу можно решить, и дать возможность большому числу лихих людей заняться любимым делом. Да заодно ещё и порядок на южных границах навести.

Лишь полтора месяца назад в российском Генштабе решено было пополнять армию выходцами с Кавказа безо всяких ограничений. А до прошлого года армейский призыв в Чечне вообще отсутствовал как таковой – в течение целых 22 лет! Но даже в 2013 году, когда из 80 тыс. чеченцев призывного возраста в войска чисто символически отправили 620 новобранцев, местные жители буквально возликовали – ведь для них служить в армии традиционно считается особой честью и доблестью.

Говорят, что окончательно снять все ограничения в Москве решились после событий «крымской весны». Чеченские добровольцы отлично себя проявили в ходе возвращения Крыма Россией и, судя по всему, тем самым окончательно вернули доверие военного руководства страны к выходцам с Кавказа. События двух недавних чеченских кампаний, таким образом, окончательно остались в прошлом. А если так, то почему бы не пойти ещё дальше и не возродить давние традиции тех времён, когда кавказцам доверяли и охрану российских императоров, и выполнение особо секретных и опасных миссий за границей?

Горцы требовали заменить им имперских орлов на орденах «джигитом Георгием»

Невзирая на то что одни народы Кавказа, к примеру осетины, традиционно считались наиболее лояльными российской власти, а другие – те же чеченцы – наименее лояльными, и те и другие служили в личном царском конвое. На равных. Таким образом, российские императоры как бы подчёркивали, что доверяют и тем и другим в одинаковой степени. И это доверие вайнахи оправдывали. Настолько, что в Первую мировую войну из них сформировали особый чеченский полк элитной Дикой дивизии, наводившей ужас на австрийцев и немцев. К слову, в той же Дикой дивизии были подразделения, состоявшие из осетин, карачаевцев, ингушей, абхазов, кабардинцев и балкарцев. А в регулярной армии действовало порядка двух десятков национальных подразделений – польский, грузинский и армянский корпуса, осетинская пешая бригада, текинский (туркменский) конный полк и др.

Примечательный факт: из уважения к подданным нехристианского вероисповедания на орденах Российской империи, которые им вручались за доблесть в бою, изображения христианских святых поначалу заменяли двуглавым орлом. Так вот вскоре горцы потребовали заменить им орлов на «джигита Георгия» – святого Георгия Победоносца.

В дальнейшем на протяжении всего ХХ века от национальных боевых формирований то отказывались, то возрождали их вновь. К началу Великой Отечественной войны Красная армия формировалась по экстерриториальному принципу, игнорируя национальность военнослужащих. Но боевой опыт частей и соединений Закавказского округа в сражениях за Крым в конце 1941 года подсказал руководству армии, что им следовало бы изменить свой подход. Успевшие к тому времени поучаствовать в боевых действиях офицеры настаивали на том, что-де смешанные подразделения быстро теряют боеспособность и несут излишние потери – якобы только из-за того, что бойцы не понимают друг друга в силу плохого знания ими русского языка. Отмечалось и то, что соединения, в составе которых служат бойцы одной национальности, значительно превосходят в боеготовности смешанные части. И в начале 1942 года мононациональные войсковые формирования, полностью упразднённые в 1938 году, возродили – среди них были чечено-ингушские и кабардино-балкарские национальные подразделения. К концу войны насчитывалось 37 подобных формирований. А в середине 50-х годов все эти национальные части вновь упразднили. Зачем и почему это сделали, понять сложно. Во всяком случае, у военных экспертов нет единого мнения на сей счёт.

По теме

А в начале 80-х ситуация чуть было не изменилась ещё раз. В порядке эксперимента на базе 22-й отдельной Бригады специального назначения Среднеазиатского военного округа, дислоцированной в Казахстане, был сформирован отдельный отряд спецназа ГРУ, на две трети состоявший из уйгуров. Отряд предполагалось задействовать в ходе боевых действий на территории Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая. И хотя подразделение просуществовало не более года, а в его названии не упоминалось то, что он «уйгурский», руководство Минобороны признало опыт удачным и постановило к 1986 году сформировать три национальных отряда спецназа ГРУ – «армянский», «чечено-ингушский» и «прибалтийский». Но процесс затянулся, а там и страна распалась. Предпринималась ещё одна попытка создания «особой чеченской бригады» уже в России, при содействии генерала Лебедя, считавшего вайнахов «лучшими солдатами», но и она также не увенчалась успехом – началась первая чеченская кампания.

Боевая подготовка чеченцев на высоте, но создавать из них национальные подразделения не спешат

В очередной раз мысль о том, что-де было бы неплохо вернуться к практике формирования национальных воинских подразделений, посетила российское военное руководство в середине прошлого десятилетия. Тогда даже решились на небывалый эксперимент: двум чеченским батальонам – «Западу» и «Востоку» – осенью 2006 года поручили обеспечить безопасность военнослужащих 100-го отдельного мостового батальона в Ливане – российский «стройбат» восстанавливал коммуникации, разрушенные в ходе второй ливанской войны. Чеченцы отлично справились с поставленной задачей. А в августе 2008 года те же самые чеченские батальоны отличились ещё раз – в ходе событий в Абхазии и Южной Осетии. Бойцы «Востока» освобождали Цхинвали 9 августа, и из 218 военнослужащих не погиб никто, лишь двоих ранило. Военные эксперты по достоинству оценили боевую подготовку чеченцев.

Кстати, Рамзан Кадыров уже тогда предлагал активнее задействовать вайнахов в боевых действиях: «У нас готовы 10 тыс. бойцов, мы ждём приказа. Мы умеем воевать, шутить с Россией мы не позволим». Тогда же у западных журналистов случился «разрыв шаблона»: корреспондент британской газеты Daily Telegraph Адриан Бломфельд узрел «сюрреалистическую иронию» в том, что чеченские подразделения присутствуют в составе российских миротворцев. «У Путина, – писал Бломфельд, – этот факт должен вызвать чувство удовлетворения, ведь многие из этих людей воевали против него во время развязанной им второй чеченской войны».

Тем не менее «прорыва» не последовало, и от создания чеченских национальных армейских подразделений в очередной раз решено было отказаться. Мало того, батальоны «Восток» и «Запад» и вовсе расформировали – от греха подальше. «Кавказцев будут призывать в армию и на флот по-прежнему, однако моноэтнических формирований создаваться не будет», – пообещал заместитель начальника Генерального штаба генерал-полковник Василий Смирнов.

Отказ от создания национальных подразделений странным образом совпал с резким сокращением призыва из южных республик. Так, в прошлом году в Дагестане повестки получили не более тысячи призывников, хотя в планах было призвать более 2 тыс. парней. В Ингушетии на службу призвали 300 новобранцев, хотя могли бы призвать в разы больше. Возможная причина, по которой от призыва стали воздерживаться, – участившиеся случаи неуставных взаимоотношений и «преступлений на национальной почве», инициаторами которых могли выступать кавказцы.

Раньше кавказцы давали взятки, чтобы не служить в армии, теперь – наоборот

Так почему же сейчас руководство Минобороны вдруг решило возобновить призыв новобранцев из южных республик? И почему снова заговорили о том, что целесообразно было бы сформировывать из кавказцев особые воинские подразделения – как для охраны российских границ, так и для сопровож­дения гуманитарных грузов, которые уже готовятся к отправке в Донбасс? Почему военные всё же решились проигнорировать угрозы многочисленных комитетов солдатских матерей, что-де мы костьми ляжем, но призывать в российскую армию выходцев с Кавказа не позволим? Некоторые даже поспешили связать возобновившийся призыв кавказцев с подготовкой России к войне.

А вот как объясняет этот феномен начальник Главного организационно-мобилизационного управления Генштаба Василий Тонкошкуров: до сих пор чеченцев не призывали потому, что учёт молодых людей призывного возраста и работа военкоматов «были налажены плохо». Других официальных объяснений нет – есть неофициальные, их в разное время озвучивали в анонимных интервью командиры воинских частей. Лейтмотив этих объяснений примерно такой: «Мы не справляемся с кавказцами, создающими земляческие группировки и глумящимися над сослуживцами из других регионов».

Доходило, бывало, и до тяжких преступ­лений. На Дальнем Востоке по некоторой информации кавказцы облагали солдат данью. А в Свердловской и Нижегородской областях якобы забивали своих сослуживцев насмерть. Проблема межнациональных конфликтов в армии обострилась и требовала решения, и пару лет назад её решили по-военному просто и без особых изысков, резко ограничив призыв. И вот тут-то возмутились жители северокавказских республик – ведь отсутствие военного билета закрывало местной молодёжи дорогу в любые государственные структуры. И это в условиях традиционной для этих мест безработицы! Приходилось идти на хитрости – если раньше давали взятку за то, чтобы не попасть в армию, теперь подношения несли, чтобы оказаться на срочной службе. В итоге министр обороны Сергей Шойгу принял решение отменить ограничения на призыв выходцев с Кавказа. И теперь вопль негодования издали комитеты солдатских матерей.

Что же касается возобновления призыва, то здесь интрига.

А предложения Рамзана Кадырова на сей раз, похоже, восприняли всерьёз. Правда, не в Минобороны России. Разумеется, о заброске 74 тыс. боевиков в Донбасс речи и быть не может, зато известно, что представители Донецкой и Луганской народных республик обсуждают возможность формирования интернациональных военных отрядов на основе подразделений из бывших чеченских военных. А, быть может, и не только из бывших, как знать. По некоторым данным, сегодня ополченцам юго-востока Украины помогают уже не 14, как говорил Кадыров, а порядка 200 выходцев из Чечни. Среди них немало ветеранов расформированных батальонов «Восток» и «Запад».

У западных журналистов случился «разрыв шаблона»: как мог Путин включить в состав российских миротворцев чеченские подразделения, если они недавно стреляли друг в друга?

Опубликовано:
Отредактировано: 09.06.2014 14:03
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх