// // Владивостокский предприниматель сумел привлечь в регион порядка 700 млн долларов и… оказался в СИЗО

Владивостокский предприниматель сумел привлечь в регион порядка 700 млн долларов и… оказался в СИЗО

756

Посадили за экономию

2
В разделе

Эта история невыдуманная. Хотя трудно поверить, что такое возможно, казалось бы, в правовом государстве, где живут здравомыслящие люди. Конечно, с правосудием и соблюдением закона в нашей стране не всё безупречно. Но случай во Владивостоке, о котором мы хотим рассказать, выходит за рамки общепринятого представления об огрехах правоохранительной системы. Более того, сегодня на восточной окраине страны, в столице Приморья, как нам кажется, создаётся опасный прецедент. По которому в скором будущем можно будет обвинить и отправить на нары любого предпринимателя. Но обо всём по порядку.

Размеренную жизнь Владивостока в конце нулевых прервала новость о грядущем саммите АТЭС. В регионе началась стройка века, сравнимая с подготовкой к Олимпиаде в Сочи. Появились масштабные проекты вантовых мостов, современных трасс, «деревни» для гостей. Начали меняться фасады домов, закатываться ямы. Одна незадача – всю красоту преобразований мог испортить едкий дымок с восточного побережья полуострова.

Первый объект саммита АТЭС

Тридцать лет здесь разрасталась, горела и дымила гигантская свалка бытовых отходов. Дышать в округе полигона ТБО было сложно. Особенно страдал посёлок Рыбачий, к берегу которого то и дело прибивало разную гадость, которая сыпалась со свалки в море. С каждым дождём нечистоты щедро смывались в бухту, где когда-то водились крабы.

Однако заморозить гигантский объект, чтобы он уже не приносил вреда экологии, – дело непростое и затратное. По целевой программе на рекультивацию полигона ТБО отводилось около 1,1 млрд рублей. Такую минимальную стоимость проекта рассчитали эксперты из Москвы и Петербурга.

Краевой департамент строительства объявил тендер на выполнение работ. Наименьшую сумму предложило ООО «Востокстройсервис» – 695 млн рублей, то есть на 37% дешевле стартовой цены. Подобное снижение объясняется просто: в кризисный 2009 год другого выбора не было – ради участия в крупном проекте руководству компании пришлось идти на коммерческий риск и включить смекалку, чтобы выполнить условия, на которые согласились изначально. Работа закипела…

В ходе строительства цена… упала

То, что произошло дальше, может войти в историю российского строительства как уникальный случай. Во-первых, масштабный проект завершили качественно и в сжатые сроки. За год с небольшим строители сумели превратить горящий «вулкан» мусора в укреплённый валунами, специальной сеткой и слоями грунта зелёный живописный курган. От моря его отгородили огромной каменной насыпью – создали новый и крепкий скалистый берег.

Во-вторых, проект в ходе работ всё же был скорректирован. Но вопреки распространённой практике итоговая сумма контракта… понизилась. До 662 млн рублей.

Так полигон стал первым сданным к саммиту АТЭС объектом и единственным, где стоимость не выросла, а упала. Для более красноречивого сравнения вспоминаем динамику цен на сочинской олимпийской стройке. Достижение подрядчика отметили и в Москве – благодарное письмо на имя директора прислал вице-премьер Игорь Шувалов.

Что произошло дальше? В июне 2013 года по факту в краевом управлении ФСБ возбуждают уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере), а затем в конце октября 2013 года привлекают к уголовной ответственности руководителя «Востокстройсервиса» Олега Дроздова. Предпринимателя берут под стражу и держат в СИЗО уже более семи месяцев. За что?

По версии следствия, подрядчик, предположительно, использовал в рекультивации полигона аналог геосинтетической решётки (материала для начального укрепления грунта на склонах), что само по себе положений заключённого контракта не нарушает, а если нарушает, обращайтесь в арбитражный суд. К чему коммерсанта упекать в застенки на семь месяцев? Возникает резонный вопрос: кому же навредил подрядчик? Предприниматель запросил у государства больше денег на выполнение работ, указанных в проектном задании? Нет. По факту заказчик заплатил ему на полмиллиарда меньше, чем указывалось в первоначальной проектной смете и на 33 млн рублей меньше, чем при подписании контракта. То есть государство тут очень неплохо сэкономило.

По теме

Пожаротушение, к слову, подрядчик вообще провёл за свои средства. Арбитражный суд в марте 2014 года отказал ему в получении компенсации от госзаказчика, поскольку такой статьи якобы не оказалось в смете. Но главное, в решении суда указывается, что стороны претензий по качеству работ и применённых материалов не имеют. В этом департамент градостроительства якобы заверял подрядчика и ранее: во время действия контракта и в течение двух гарантийных лет.

Не имело претензий и казённое предприятие «Приморкрайстрой», как и многие аудиторские организации, – с момента сдачи объекта прошла не одна экологическая и техническая экспертиза.

Вот лишь пара выдержек из отчётов.

Тихоокеанский океанологический институт им. В.И. Ильичёва: «Утилизация свалки проходит в нормальном режиме, нет роста выделения газов, приземная атмосфера за пределами свалки достаточно чистая».

Экоаудиторская организация РЦЭК: «Рекультивация полигона ТБО выполнена в соответствии с техническими решениями, предусмотренными проектом; растительность на склоне находится в хорошем состоянии; концентрации всех загрязняющих веществ на границе СЗЗ и жилой застройки не превышают ПДК». Отдельное обследование с привлечением всех заинтересованных лиц провела СРО «Региональное объединение строителей Приморского края».

«Экспертиза показала, что в самом напряжённом участке полигона запас прочности составляет 14-кратную величину, – рассказала автору исполнительный директор организации Надежда Куликова. – И заказчик, и город как собственник, и экологи – все нам ответили: нет претензий к выполненным работам. Да и люди сегодня уже не боятся купаться в море вблизи полигона. Здесь больше нет дыма, запаха, стала чище вода, говорят, в бухте вновь появился краб».

«Мне трудно понять, почему могут возникать претензии к характеристикам решётки – она нужна только на первом этапе, для удержания грунта, пока не появится растительность, – прокомментировал автору статьи представитель Ростехнадзора Михаил Бибиков, при участии которого объект принимался в эксплуатацию. – И задачу свою выполнила: почва укреплена, заросла кустарником, оползней нет. Больше она не нужна. В некоторых странах вообще обходятся без решётки: наносят на склоны ткань с засеянным грунтом – и всё».

Что выходит? Государство получило объект в срок и в полном объёме, по заниженной цене плюс бесплатно дополнительные работы. Экологи и местные жители довольны. Кто же пострадал? Выходит, только подрядчик? За то, что мог получить некую коммерческую прибыль в рамках выполнения контракта, на который пошёл, рискуя своими деньгами? Если он не имел на неё право, то в чём же смысл предпринимательской деятельности? Вопросы остаются риторическими.

О чём может недоговаривать следствие?

Интересно, что Олег Дроздов не бандит с криминальным прошлым, не убийца и грабитель. Выпускник кадетского училища, подводник, имеет техническое и юридическое высшее образование, растит троих детей (один приёмный). Но этот факт, как и отсутствие зарубежных счетов и недвижимости, диагноз диабет и острый панкреатит, не стали основанием для прокуратуры и суда выпустить его под залог на время следствия.

Его партнёры предлагали внести за него до 10 млн долларов – судья отказал, рассказывает супруга предпринимателя Марина Ломакина. Не подействовала и жалоба, что по закону, по 159-й статье за преступление в сфере предпринимательства, его вообще не имели права держать под стражей во время следствия. Возникает вопрос: с какой целью было уголовное преследование? Деньги вернуть? Залог является обеспечением – доказывайте, что они похищены. Но отказ мы понимаем как намёк, что возврат денег государству их мало интересует – мотив другой».

Об этом возможном мотиве говорят другие красноречивые события, произошедшие в последнее время в Приморье. Как известно, здесь на берегу Уссурийского залива планируется разместить игорную зону. Так получилось, что предприниматель Дроздов стал одним из активных участников проекта, который в своё время мало кого интересовал: долго не было инвесторов.

Но в прошлом году после долгих переговоров и проверок на надёжность в финансовой и правовой сфере крупные китайские инвесторы согласились стать партнёрами ООО «Первая игровая компания Востока» Олега Дроздова. В ближайшие годы они обещали вложить в развитие зоны «Приморье» 700 млн долларов и привлечь в регион до 8 млн туристов в год. Соглашение об инвестициях было подписано в сентябре 2013 года. Но уже в октябре Олег Дроздов был арестован по подозрению в многомиллионном мошенничестве четырёхлетней давности. Возможно, очень интересен стал его бизнес другим людям.

Примечательно, что ещё летом 2013 года природоохранная прокуратура пыталась отменить через суд решение о вводе в эксплуатацию объекта из-за возможных технических нарушений. Но госзаказчик сумел доказать, что все работы исполнены надлежащим образом. Тогда Фрунзенский районный суд Владивостока прокурору в иске отказал, что, впрочем, не помешало заключить под стражу Дроздова через несколько месяцев. Не получилось привлечь за качество решётки, нашли другой повод –

стоимость?

Странных совпадений в этой истории можно найти немало. Одно из самых печальных – из-за ареста Дроздова на грани срыва оказался глобальный инвестиционный проект: осторожные китайские инвесторы готовы были сотрудничать именно с проверенным предпринимателем, которому доверяют. Страна, где таким образом относятся к бизнесу, вряд ли интересна для вложений.

Примечательно, что вся эта история происходит на фоне заключения стратегического соглашения с Китаем, которого руководство страны добивалось много лет. Выходит, с одной стороны, мы налаживаем мосты, с другой – всё рубим с плеча в отдельно взятом регионе?

Опубликовано:
Отредактировано: 02.06.2014 15:31
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх