// // Алекс Дубас: Не мог пригласить в эфир Би-би-си по-настоящему интересных людей

Алекс Дубас: Не мог пригласить в эфир Би-би-си по-настоящему интересных людей

382
Алекс Дубас: Не мог пригласить в эфир Би-би-си по-настоящему интересных людей
В разделе

«Ну что, по подвешенному кофе? – спросил Алекс с порога. – Никак не могу проснуться. В этой кофейне есть специальная доска, на которую этот самый кофе и подвешивают». Поскольку, как и герой моего интервью, я тоже хочу взбодриться, соглашаюсь. «Подвешенный кофе» – это новая идея Дубаса. Он часто повторяет об этой неаполитанской традиции в своём «Завтраке для чемпионов» на радиостанции «Серебряный дождь».

Что такое «подвешенный кофе»? В двух словах передам суть. Посетитель заведения покупает кофе не только себе, но и для кого-нибудь ещё. И этот «кто-то ещё», несмотря на то что в его бюджете не запланированы траты на пребывание в кофейнях, может выпить эту чашку совершенно бесплатно. В любое время, зайдя в кофейню и спросив: «Не оставляли ли подвешенный кофе?» На сегодняшний день таких кофеен в России уже около 40. «Жаль, – вздыхает Алекс, – многие ведь даже не догадываются о такой возможности». Сейчас предложение превышает спрос. Но, наверное, дело теперь за «сарафанным радио».

– Ваша радиостанция известна своими проектами. Слышала как-то, Ксения Собчак проводит ежегодную барахолку от Собаки Барабаки. А вы что выставили на продажу?

– Ничего. Вообще, этот проект прошёл мимо меня. Я очень люблю проекты открытые. Каждый ноябрь мы проводили во дворе радиостанции праздник Beaujolais nouveau. К молодому вину из свежего урожая мы жарили каштаны и раскладывали их по кулькам, как в Париже. А с этих праздников шло вещание в эфир. Очень жаль, что теперь этого нельзя делать.

– Это почему?

– На радио запретили рекламу алкоголя. Хотя какая реклама, мы даже марки вин не называли. Наоборот, пропагандировали общение и солидарность, а не алкоголизм. Но закон есть закон.

– Мне кажется, что где бы вы ни работали, на радио или на различных каналах телевидения, вы всегда используете музыкальную подложку. Причём стараетесь передать настроение происходящего в студии. Будь ваша воля – вы и на телеканал «Культура» привнесли бы своё know how. Как вы оказались на этом канале?

– Мне предложили вернуться на этот канал. Несколько лет назад я там появлялся по выходным и вёл развлекательную утреннюю передачу «Капучино». Потом был перерыв, и вот теперь я на «Культуре» в новой роли, веду программу «Наблюдатель».

– Мне показалось, что вы, общаясь с Маковецким и Коноваловой, немного волновались. И как-то неестественно двигали руками.

– Главной моей проблемой было не говорить, а отложить заготовленные вопросы и просто слушать Сергея Маковецкого. Его красноречие потрясает, и Сергею Васильевичу есть что сказать! Какой прекрасной была история о 17-летнем мальчике, волею судеб попавшем на «Турандот»!

– У вас в ухе наушник был?

– Этот наушник всегда есть у всех телевизионных ведущих.

– А для чего? Вам подсказывали в этот наушник вопросы?

– Нет. Давали рекомендации по ведению эфира. Например, до конца передачи оставалось меньше получаса, а нужно было ещё вставить три сюжета. В моих телепередачах «Мгновения» на телеканале «Дождь» трудности другого плана. Вчера, например, мы в мужской компании с Владимиром Познером, режиссёром Павлом Бардиным и рэпером Noize МС обсуждали проблему отсутствия толерантности в России. У нас – участников этого обсуждения – схожие идеи и позиции по этому поводу. Не было оппонентов. Позвонила одна барышня и сказала, что не хочет такой политкорректности и толерантности, как во Франции. На это Владимир Владимирович задаёт ей вполне закономерный вопрос: «А на чём основан этот вывод? Вы там бывали?», но она ничего не ответила и бросила трубку. Бывать – мало: чтобы понять, нужно там какое-то время пожить, чтобы это прочувствовать. А помните фильм «Париж, я люблю тебя»? Там среди новелл было две именно на эту тему. Первая – о парне, который влюбился в девушку-мусульманку, а вторая – о темнокожем музыканте.

По теме

– У меня порой создаётся впечатление, что к своим эфирам вы не готовитесь. Так естественно звучат ваши рассказы, взять хоть несколько примеров. Вы уложили спать своего сына прямо в студии и начали ему, спящему, рассказывать истории из вашей с ним жизни. Или с друзьями наперебой вспоминали чудные 60-е годы, в которые, кстати, вы ещё и не жили.

– Напротив, я очень тщательно готовлюсь ко всем своим передачам. И рад, что начинаю чувствовать эфирное время. Чувствую, когда пора подводить к новому сюжету или песне.

– Хочу особо сказать о некоторых названиях ваших передач. «Завтрак чемпионов» – это ведь заимствование из Курта Воннегута, который, в свою очередь, тоже это название присвоил.

– Да говорите прямо. Я украл это название у Воннегута, а писатель украл, в свою очередь, у американской компании «Дженерал миллз», которая выпускала пшеничные хлопья для завтрака. Более того, он сам и признался в содеянном.

– А как быть с «Человеком дождя»?

– Так, по-моему, у кого-то до меня называлась программа, а до этого – великий кинофильм.

– А название вашей первой книги – «Правила аквастопа» – это тот же самый автостоп, только на воде.

– Совершенно верно.

– И вы освоили правила потому, что служили на флоте?

– Да, я был в водолазных войсках. Для меня море – это всё. Однажды Валентин Саввич Пикуль сказал: «Если человек побывал однажды в открытом море, то моментально в него влюбляется и это чувство сохраняет всю жизнь». И если хотите, можно установить и такие причинно-следственные связи. Море я очень люблю, как и походы на яхтах.

– На своих?

– Пока нет. Мы с друзьями берём яхты в аренду, но путешествия у нас взрослые. Если не сказать, опасные. Да и одеваюсь я, явно симпатизируя морскому стилю, постоянно покупаю себе бушлаты. (На Алексе – свитер, украшенный вывязанным якорем.)

– Выглядит как винтаж.

– Это свитер из последней коллекции, хотя выглядит так, словно его связала много лет назад девушка, которая дожидалась своего парня из плавания. Или из паба.

– Из паба? Да, ведь давно известны вольные нравы моряков, – на что Алекс лишь посмеивается. А затем спрашивает: «Как вам мой квартирник?» И, совершенно не кривя душой, отвечаю: «Мне он очень понравился».

– Мне тоже, – признаётся дебютант. – А помните, когда я спросил: «Кто знает свою группу крови, поднимите руку», 70% зрителей подняли руки, а на вопрос «Кто знает свой знак зодиака?» руки поднял весь зал. Это была импровизация, признаюсь, я их очень люблю. Что говорить: Сколково, нанотехнологии... морально мы в Средневековье находимся. Какое уж тут «будущее за нами». Знаете, кстати, чей это был лозунг? Фашистов.

– Tomorrow belongs to you. Потрясающе. Я сейчас случайно произнесла эту фразу. Она из «Кабаре» Боба Фосса – фильма о зарождении фашизма. Ведь фашизм начинает расти среди обывателей, сплотить их очень легко, одними обещаниями благ. В отличие от интеллигентов. Кстати, Алекс, а кто такие интеллигенты?

– Я и не знаю. Но знаю человека, чей предок это слово придумал. Это великолепная петербургская певица Женя Любич, она выступала на моём вечере… Что же касается жизни в России, то да, сейчас многие боятся. Уезжают или всерьёз подумывают об этом. Но перед вами человек, который сознательно живёт здесь уже шестой год и очень этому рад. Да, наверное, мне легко это говорить, ведь в кармане у меня европейский паспорт, но это не лукавство. Мне действительно тут очень нравится. И мои друзья, и люди, с которыми я общаюсь. Живи я в Лондоне или в Риме – у меня не было бы такой наполненности в жизни. Я не мог бы пригласить в эфир русской службы Би-би-си по-настоящему интересных мне людей. Их там просто нет. А Россия проживает сейчас трудное, но интереснейшее время. И, кстати, другого-то времени у нас нет и не будет. Об этом нужно помнить. А также о том, о чём говорят все религии и эзотерические учения мира: жить здесь и сейчас. Но помнить – мало, надо стараться так жить. Вот у меня нечасто, но получается.

Лариса Алексеенко
Опубликовано:
Отредактировано: 19.12.2011 15:16
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх