Версия // Общество // Бывший командующий Северным флотом адмирал Попов признал: «Курск» погиб в результате столкновения с американской подлодкой. Тайну разрешили открыть?

Бывший командующий Северным флотом адмирал Попов признал: «Курск» погиб в результате столкновения с американской подлодкой. Тайну разрешили открыть?

5798

Её утопили

Бывший командующий Северным флотом адмирал Попов признал: «Курск» погиб в результате столкновения с американской подлодкой. Тайну разрешили открыть?
(фото: Лев Федосеев/ТАСС)
В разделе

Всё-таки «Курск» потопили американцы. Как об этом и писала «Наша Версия» всё это время начиная с 2000 года. Дорого нам тогда далась наша правда: в редакции то и дело проходили обыски и «выемки документов», а за опубликованный снимок «подбитой» подлодки «Мемфис» нас объявили чуть ли не фальсификаторами. Но мы были правы, и признание адмирала Попова тому свидетельством.

Сюжет: Армия

Однако возникает вопрос. На протяжении 21 года власти упорно твердили, что «Курск» погубила торпеда. Что же произошло, что сейчас заговорили иначе?

О том, что нам вскоре расскажут, как было на самом деле, можно было догадаться ещё год назад, когда на сайте цифровой библиотеки Билла Клинтона появилась рассекреченная стенограмма его беседы с Владимиром Путиным. Обсуждалась гибель атомохода «Курск». «Мы не могли рассказать родственникам, – сообщил Клинтону президент России, – но в корпусе была дыра размером около двух метров, через которую затопило первые три отсека». Сенсационность рассекреченной записи заключалась в том, что все высказанные ранее разномастные версии с «дружественными» торпедными атаками, вернувшимися «Шквалами» и т.п. отметались таким образом напрочь. Сравнительно небольшую пробоину, ставшую тем не менее фатальной для экипажа, могла оставить только другая подлодка. А именно американские «Мемфис» и «Толедо», дежурившие поодаль. То, что «Мемфис» поспешил в норвежские доки базы Хоконсверн штопать пробоины в корпусе вскоре после инцидента – установленный факт. Проясняется и сюжет с внезапным визитом в Москву директора ЦРУ Джорджа Тенета – он прибыл 18 августа (судачили, что это был его повторный визит, а до этого он прилетал тайно сразу после катастрофы). «Курск» же затонул 12-го. Обнародованная беседа Путина с Клинтоном состоялась 6 сентября в Нью-Йорке. Клинтону, по всей видимости, было важно прояснить для себя ещё раз, глядя глаза в глаза, насколько лояльно себя поведёт Москва. Иначе – не просто международный скандал. Только представьте себе: американская подводная лодка топит российскую, и та тонет вместе со всем экипажем. Могла бы и третья мировая начаться.

«В принципе мы могли бы объявлять войну»

А вот что заявил на прошлой неделе адмирал Вячеслав Попов в интервью «РИА Новости»: «Столкнувшаяся с «Курском» подлодка следила за нашим атомоходом. Она сблизилась слишком близко с «Курском» из-за условий моря либо манёвра российской лодки. С вероятностью 90% я знаю наименование лодки НАТО, но «выложить» свои доказательства я не могу». Понятно: военная тайна. Но главное тем не менее сказано – спустя 21 год.

Попов, отдадим ему должное, и раньше указывал, что с «Курском» дело нечисто. Через несколько лет после катастрофы он рассказал, что кое-кто из участников учений, в ходе которых погиб наш атомоход, лицезрел виновника катастрофы своими глазами. «На следующий день после гибели «Курска», – цитировала адмирала Попова «Наша Версия», – российские военные лётчики наблюдали всплывающие топливные пузыри примерно в 20 километрах от места аварии, о чём и доложили командующему. Одновременно лётчики засекли уходящую из акватории Баренцева моря неизвестную подводную лодку». Чересчур разговорчивого Попова, напомним, вскоре сняли со всех должностей, как и его коллегу Михаила Моцака, руководившего учениями и доложившего командованию открытым текстом, что «Курск» потопила иностранная субмарина. Об этом мало кто знает, но после увольнения адмиралов все командиры кораблей Северного флота в знак протеста подали рапорты об увольнении.

У военных моряков, таким образом, появилась своя правда о «Курске», отличная от официоза, как и у «Нашей Версии». После выхода публикации Вадима Саранова «Убийца «Курска» (№ 37 2000 г.) в редакцию наведались люди в штатском – сотрудники управления ФСБ по Московскому военному округу. Заинтересовали контрразведчиков опубликованные нами спутниковые снимки норвежской военно-морской базы Хоконсверн. Эти снимки, сделанные с российского спутника, на которых был запечатлён подбитый «Мемфис», объявили секретными. Из редакции изъяли компьютеры и сервер, журналистов отдела расследований вызвали на допрос. Примечательную позицию заняла норвежская сторона: якобы фото, опубликованные нашим изданием, были сделаны ещё в 1996 году. Впрочем, в конце концов и норвежцы вынуждены были признать, что американская подлодка была сфотографирована в августе 2000 года, то есть сразу после катастрофы «Курска». Зачем мы об этом вспомнили: показательная реакция российских и норвежских властей наталкивала на вывод о том, что публикация была для обеих сторон очень некстати.

Версия о гибели «Курска» из-за столкновения с субмариной НАТО была политически невыгодной в 2000-е годы, разъясняет офицер-подводник, Герой России Юрий Юрченко. «С самого начала большинство подводников придерживались той версии, которую озвучил Попов в первый день после гибели «Курска». «Министерство обороны России запрашивало у Пентагона разрешение на инспекцию подлодок «Мемфис» и «Толедо», – вспоминает бывший начальник Главного штаба ВМФ адмирал Виктор Кравченко, – но ведомству отказали в связи с «рабочим состоянием всех субмарин», хотя все косвенные признаки подтверждали версию Попова».

«По вновь открывшимся обстоятельствам»

«Истинные причины гибели АПК скорее всего никогда не будут установлены», – на голубом глазу публично признал председатель правительственной комиссии по расследованию причин катастрофы Илья Клебанов 15 декабря 2000 года, всего через полгода после катастрофы, когда останки погибшей подлодки ещё не были подняты на поверхность. Видимо, Клебанов уже тогда что-то знал о негласных договорённостях?

Удивительно, но факт: после шквала публикаций с цитированием адмирала Попова, словно по чьей-то отмашке, случился откат. «Версия о столкновении «Курска» с иностранной субмариной отрабатывалась в ходе следствия, но не нашла подтверждения, – приводил «Интерфакс» два своих отчего-то неназванных источника. – Было собрано и изучено немало материалов, но доказательств столкновения как причины гибели «Курска» нет». Следствие, конечно, могли бы возобновить в связи с вновь открывшимися обстоятельствами, «но сейчас речь идёт о фактах, известных раньше», так что «оснований для возобновления расследования пока нет». Как будто кому-то сигнализируют: мы-то всё давно знаем, да и народ теперь тоже, но хода делу пока не дадим. Не время с партнёрами ссориться. А ну как такое время придёт – тогда и появятся основания возобновить расследование? Дело теперь за Генеральной прокуратурой. По словам члена думского комитета по обороне Юрия Швыткина, если надзорный орган найдёт основания для возбуждения уголовного дела по вновь открывшимся обстоятельствам, будет проведено и новое расследование обстоятельств гибели «Курска». А пока официальная версия – взрыв торпеды в отсеке.

Но «торпеды сами по себе не взрываются», справедливо указывает историк флота, капитан 1 ранга запаса Николай Черкашин. «Тем более там было несколько ступеней предохранения, без внешнего воздействия – никак. Я думаю, что версия адмирала Попова наиболее близка к истине, – разъясняет он. – Во всяком случае, это не самопроизвольный взрыв торпеды, которая находилась в первом отсеке. Произошло умышленное или неумышленное воздействие на «Курск». Вероятность того, что сигнал SOS стуками в тот день подавался не «Курском», крайне велика». «Эти стуки слышались и после пожара (в которой погибла часть экипажа. – Ред.). Кто-то мог посчитать, что это был акустический маячок, которым снабжаются подводные лодки, – на такие простые стуки могут наводиться поисково-спасательные силы. Но на нашей лодке таких маячков не было». Да и выживших членов экипажа, пожалуй, тоже. «Жили они недолго, несколько часов, – заключает историк. – Потому что возник пожар, который всех погубил».

Кто стучал и кому – не единственные риторические вопросы в этой трагической истории. Теперь мы уже едва ли узнаем, что побудило министра обороны Игоря Сергеева по горячим следам поднять в воздух две противолодочные эскадрильи и по кому самолёты должны были нанести ракетный удар. И, кстати, почему приказ маршала пришлось отменять в пожарном порядке. Так или иначе, если взрывы на «Курске» всего лишь трагическое стечение обстоятельств (взрыв торпеды в отсеке!), то к чему была вся эта суета?

Все всё знали

Попову, признаться, повезло: он дожил до того момента, когда о катастрофе «Курска» можно сказать если не всю, то значительную часть правды. А вот контр-адмирал Валерий Алексин до этого не дожил – его не стало в сентябре 2001-го, через год после катастрофы «Курска». Тем не менее именно адмирал Алексин провёл самое первое расследование гибели «Курска», и сегодня мы об этом не можем не вспомнить. Первые данные он обнародовал всего через месяц после инцидента, опросив перед этим бесcчётное количество хорошо информированных источников. Так вот, в отчёте контр-адмирала Алексина говорилось: имело место столкновение подводных лодок – российской и американской. К тому моменту, как в первом отсеке раздался взрыв, а это случилось через 2,5 минуты после столкновения, «Мемфис», распоров правый борт «Курска», лёг на грунт в 700 метрах от нашей субмарины. Судя по спутниковым снимкам, а также некоторым другим документам, к которым получил доступ адмирал Алексин, американская подлодка получила пробоину в обтекателе гидроакустического комплекса. Не исключено, что были и человеческие жертвы – в затопленном первом отсеке. Но жизненно важные механизмы «Мемфиса» оказались исправны, и, отремонтировав их примерно за сутки и запустив в аварийном режиме ядерный реактор от аккумуляторной батареи, американцы смогли всплыть до глубины 40–50 метров, дав малый ход. Так и ушли в Норвегию. Алексин совсем немного не дожил до своего 60-летия, и его безвременный уход дал пищу досужим домыслам – мол, он слишком много знал. Так или иначе, сторонники версии об американском следе в трагедии «Курска» по сей день продолжают оперировать его исследованиями.

Вернёмся, однако, к Попову и к тому резонансу, который вызвало его интервью. Приведём только два заголовка либеральных изданий: «Зачем адмирал Попов повторил фейк о столкновении «Курска» с лодкой США?» («Новые известия») и «Не тонет только Попов – Завершение политической карьеры бывший командующий Северным флотом отметил обвинениями НАТО в гибели «Курска» («Новая газета»). Вот, казалось бы, откуда такой молодецкий задор, как будто это Попов лично оттоптал авторам все их любимые мозоли? Не потому ли, что адмирал ткнул не пальцем в небо, а западные партнёры сами себя не обелят? А припекло, видать!

«Сигнал Вашингтону»

Российские военные эксперты, не сговариваясь, оценили демарш адмирала Попова в первую очередь как сигнал Вашингтону. Тем не менее возникает немало вопросов, отмечает Виктор Баранец. «Почему о своей уверенности в причине гибели «Курска» адмирал решил вспомнить и пооткровенничать именно сейчас? Может, он на самом деле знает гораздо больше, чем может сказать? И держит какие-то козыри в рукаве? Почему именно сейчас снова возник вопрос об истинных причинах гибели «Курска»? Не потому ли, что отношения России и США, России и НАТО опустились до критически низкой точки и Москва наконец устами адмирала решила напомнить миру про неоплаченный «должок» тех, кто утопил нашу подлодку и 118 её моряков?» Кстати, припоминает Баранец, американцы и не отрицали присутствие своей субмарины в районе трагедии, так, может быть, адмирал Попов прав в своих осторожных догадках?

Конкретно

Признания бывшего командующего Северным флотом – знак того, что вскоре многие из тех, кто не понаслышке знаком с этой историей, начнут рассказывать неудобную правду, полагает капитан 1 ранга запаса Константин Сивков. «Только сегодня это стало возможно, хотя многие военные моряки об этом непублично говорили и раньше. И я тоже говорил. Всё было очевидно ещё в дни трагедии. Мой однокашник по военно-морской академии командовал эскадрой в районе трагедии. Он прямо говорил, что сам видел радиобуй американской подлодки. По идее, американские подводные лодки не должны были находиться в наших водах. Тогда было желание всё замолчать, чтобы не портить отношения».

А вот военный эксперт Виктор Литовкин считает внезапные откровения адмирала Попова попыткой снять с себя ответственность: «Не исключаю, что всё могло быть именно так, как говорит Попов. Есть разные гипотезы. Я не могу утверждать что-то с полной уверенностью. Но если это было столкновение с американской подводной лодкой, то где эта лодка? Не бывает, чтобы одна подлодка была повреждена, а вторая в целости и сохранности. Пусть Попов объяснит, почему, когда «Курск» лёг на грунт, все наши корабли ушли из этого района далеко-далеко и только потом вернулись искать лодку. Там много неясных вещей».

«Наша Версия» 21 год подряд, из года в год, писала о трагедии «Курска». Многое из того, о чём мы узнавали (порой это были по-настоящему сенсационные подробности!), слизывалось временем и теряло, как нам казалось, свою остроту. К примеру, адмирал Моцак как-то припомнил, что «сигнал наших гидроакустических буёв был прицельно подавлен системой подавления наших «друзей» из НАТО». Совпадение или попытка спрятать концы в воду? – спрашивала наша газета. «Были зафиксированы косвенные признаки наличия в непосредственной близости от аварийного «Курска» второго подводного объекта, так же, возможно, аварийного», – припомнил как-то маршал Сергеев, и мы, не медля, об этом написали. И вот итог – громогласное признание.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 30.11.2021 17:30
Комментарии 0
Наверх