// // 15 лет назад Билл Клинтон предупредил Тони Блэра об огромном потенциале Владимира Путина

15 лет назад Билл Клинтон предупредил Тони Блэра об огромном потенциале Владимира Путина

1862

Тайная дипломатия тандема

15 лет назад Билл Клинтон предупредил Тони Блэра об огромном потенциале Владимира Путина
В разделе

Британская вещательная корпорация BBC воспользовалась возможностями американского закона о свободе информации и добилась обнародования стенограмм разговоров экс-лидеров США и Великобритании Билла Клинтона и Тони Блэра. В опубликованной коллекции более 500 страниц с беседами лидеров двух государств в период с 1997 по 2000 годы - время, когда Америка управляла миром с помощью «мягкой силы» и при поддержке Британии. «Наша версия» прочитала переписку Блэра и Клинтона, опубликованную на сайте библиотеки американского президента.

Как ранее писала «Наша версия», американский и английский лидеры Билл Клинтон и Тони Блэр были по-настоящему близкими друг другу политиками. По своему возрасту, стилю, и манерам. Они понимали друг друга с полуслова. По сути это был настоящий тандем. Клинтон мог легко прийти на заседание в кабинет Блэра, где обсуждались основные вопросы экономической политики. Он в них участвует на равных, и если бы не должность «президент», можно было подумать, что выступает один из министров кабинета. Местами дискуссия переходит на уровень обсуждения общих экономических закономерностях, как на обычной лекции по экономике. Есть, конечно, важный нюанс. Обратного примера – участия Блэра в заседаниях американского кабинета, не зафиксировано, что говорит о наличии иерархии: старшим братом в тандеме был американский президент.

Северная Ирландия. Расширение НАТО. История побед

История 1990-х - это победное шествие «новой дипломатии». Эпоха, когда ставились и решались давние проблемы. Для Британии такой головной болью был вопрос с Северной Ирландией. На протяжении столетий здесь в состоянии настоящей войны находились две общины - католическая, которая ориентировалась на Ирландию, уже добившуюся независимости от Британии, и протестантская, которая поддерживала позицию британских властей. Президент США активно участвовал в урегулировании конфликта и по внутриполитическим причинам. В крупных городах восточного побережья Америки живут выходцы из Ирландии, которые традиционно играют большую роль во внутренней политической жизни Штатов. Но вплоть до 90-х годов американские политики использовали эту общину для давления на Британию, а не для достижения согласия. Интересно, что практически все высказывания Тони Блэра оказались жестоко вымараны цензором – видимо, чтобы не будить лиха в наше и так неспокойное время.

Также осталось за кадром мнение британского премьера относительно темы расширения НАТО на Восток и, в частности, включения в военной блок Прибалтики. Сам Клинтон на встрече, состоявшейся 29 мая 1997 года, категорически выступает за расширение и ликвидацию любых «серых зон» на континенте. Но он признает, что на этот счет у него есть разногласия «на континенте». Очевидно, что он имел в виду Германию и другие государства старой Европы. Против расширения НАТО на территорию бывшего СССР были и некоторые из республиканских конгрессменов. Они, по признанию Клинтона, опасались националистической реакции в России. В этот момент в беседу лидеров вступает Стэнли Бергер, советник Клинтона по национальной безопасности, который приводит результаты свежих социологических опросов, указывающих на то, что в России тема НАТО не имеет значения для широкой публики. «Ничего удивительного, - замечает Блэр, - их гораздо больше волнуют экономические темы».

По теме

Собирался ли Ельцин на третий срок?

«Привет Билл. Я тебе звоню, чтобы рассказать о паре вещей. Я ездил в Москву на этой неделе…», - с такими словами обратился к президенту США Тони Блэр, позвонивший ему 9 октября 1997 года.

«А он хоть как-то намекнул, будет ли он баллотироваться на третий срок?», - буквально перебил его Клинтон, имея в виду первого российского президента Бориса Ельцина. К сожалению, ответа на этот вопрос мы не узнаем, по крайне мере из опубликованной переписки. Подробный ответ Блэра тщательно вымаран цензорами, готовившими переписку к публикации. Зато сохранилась реплика Клинтона. «Да уж», - заметил американский президент. После чего последовал еще один подробный комментарий Блэра, как и предыдущий, полностью вымаранный перед публикацией. «Мы сделаем это», - вот последняя фраза Клинтона, которая дошла до нас без изменения. Интрига с третьим сроком Ельцина, которая (независимо от решений, принятых в 1997 году), так и не реализовалась и еще ждет своего исследователя.

Под чью дудку плясал Ельцин?

Интересно еще одно высказывание Клинтона, в котором тот описывает известные ему нравы окружения Ельцина. «Я думаю, что многие дела делаются без его ведома. Когда они поменяли свою экономическую систему, они не смогли установить там механизмы контроля, которые есть в нормальной экономике», - поделился своим мнением с Блэром Клинтон. А чуть позже в разговоре высказал следующее предположение: «Он очень внимателен в том, что говорит на публике, может потому, что он не хочет выглядеть поддакивающим нам». Интересное предположение. Может даже показаться, что речь идет о каком-то другом человеке. Плясал ли под чью-нибудь дудку Ельцин, мы не знаем, но тезис о его «внимательности к публичным фразам» более чем спорен.

В телефонном разговоре, состоявшемся спустя несколько месяцев - 25 февраля 1998 года, Клинтон более подробно останавливается на теме своих отношений с первым российским президентом:

«Его твердолобое окружение уверено, что я могу сговорить его на продажу нефтяных скважин по 3 с половиной доллара за штуку. Но это не правда. Он намного более прогрессивен и дальновиден, чем они».

Предполагая, что окружение оказывает сильное давление на Ельцина, Клинтон поясняет Блэру, что, по его мнению, больше всего российский президент не любит, когда его начинают использовать в своих целях. Почему это так важно для Клинтона и Блэра? Дело в том, что в тот момент они давили на Саддама Хуссейна и, судя по всему, смогли договориться с Ельциным на этом фронте. Теперь им было важно сохранить российского президента в своей обойме и использовать в качестве инструмента управления Саддамом.

Смена власти в Кремле (у «уставшего» Бориса Ельцина прямо в новогоднюю ночь принял эстафетную палочку Владимир Путин) не вызвала никакой истерики в Белом Доме. «У него {Путина} огромный потенциал», - провидчески предупредил Блэра уходящий в отставку Клинтон. Можно предположить, что эта оценка стала решающим фактором того, что именно Блэр методами челночной дипломатии устанавливал связи с новым российским президентом.

Газпром, Тотал и угрозы Ирана

В уже упомянутом разговоре, состоявшемся 9 октября 1997 года, Клинтон рассказывает о «случае Газпрома-Тотали». Каким образом пересеклись интересы российской и французской компаний и почему эту тема оказалась в центре внимания Блэра и Клинтона, участники разговоров не прояснили. Не знала об этом и открытая пресса - еще одна страничка тайной энергетической дипломатии пока остается за семью печатями. Но, судя по тому, что сразу после разговора о «случае» два лидера переходят к обсуждению рисков Ирана, можно обоснованно предполагать происхождение этой проблемы.

«Я все еще обеспокоен перспективами превращения Ирана в промышленного и военного гиганта», - делится своими опасениями Билл Клинтон.

Как видим, понадобилось без малого два десятилетия, чтобы США смогли как-то смириться с этими перспективами.

«Иранцы, а иногда, я думаю, и китайцы тоже, считают, что наше поведение объясняется исключительно денежными интересами, а, значит, мы неизбежно сдадимся», - жалуется Клинтон Блэру.

А затем тема разговора смещается в сферу экологии.

Минус Россия

Россия, Ельцин и другие эпизоды отечественной политики и экономики в реальности занимали малую долю времени общения американского и британского лидеров. Это особенно ярко бросается в глаза на фоне современных дебатов и роли в них России. Внешнеполитическая догма 90-х состояла в создании монополии на принятие решений узким кругом близких по духу и интересам людей. В этом клубе единомышленников не было места для реальной политики - в прямом и переносном смыслах, лишь неспешные разговоры о судьбах человечества. Очевидно, что подобная ситуация не была и не могла быть устойчивой в перспективе.

Кому это выгодно?

Появление расшифровок телефонных разговоров Клинтона и Блэра в момент, когда предвыборная кампания в США вступает в стадию выдвижения официальных кандидатов от политических партий, конечно же, не случайно. Хиллари Клинтон - одна из самых серьезных участниц этой гонки. Обнародование разговоров, в котором ее муж уверенно и «по-семейному» решает судьбы мира, не прибегая лишний раз к оружию, положительно характеризует всю семью. Ставка идет на тех американцев, которые реально устали от геополитики и больших концертов и хотят возвращения мирного правления.

О характере публикации, «заряженном» на продвижение Хиллари Клинтон, говорит и тот факт, что цензоры не щадили высказывания Блэра, но очень либерально относились к фразам Клинтона. Особенно когда тот выражает уверенную позицию страны в отношении Ирана и других глобальных проблем.

Тот факт, что Клинтон знал о микрофоне и тщательно подбирал слова, сомнений особенных нет: традицию тотальной записи всех официальных разговоров в Белом доме ввел еще Ричард Никсон. И Клинтон хорошо и правильно играет свою роль. Ту самую, которую не удалось повторить пока ни одному из его преемников. Впрочем, и сам Блэр после ухода из власти «друга Билла» очень быстро превратился в глазах британцев в «американского пуделя» - собачки на посылках большого заокеанского босса.

Опубликовано:
Отредактировано: 22.01.2016 16:06
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх