// // Бунты в российских исправительных колониях продолжаются

Бунты в российских исправительных колониях продолжаются

156

«Пацаны» и «Петухи»

Бунты в российских исправительных колониях продолжаются
В разделе

«Версия уже писала о бунте заключенных в Льговской колонии, когда несколько сотен человек вскрыли себе вены. На минувшей неделе 180 человек объявили голодовку в колонии общего режима ЮИ 78/3 (Ульяновская область). В СМИ тут же появилась информация, что причина возмущения заключённых — систематические избиения их охранниками. Однако вскоре сотрудники ГУИН опровергли эту информацию, сообщив, что подлинная причина недовольства зэков — присутствие в колонии «опущенных». Нам удалось выяснить некоторые неизвестные подробности бунта в Ульяновской области.

По неписаным тюремным законам заключённых, совершивших наиболее тяжкие преступления против «воровских понятий», подвергают обряду «опускания», который в классической форме выражается в изнасиловании. Однако чаще это изнасилование бывает условным. Достаточно хлестнуть заключённого трусами по лицу или облить мочой, после чего он будет считаться «опущенным». С ним нельзя вместе есть, дотрагиваться до него, и, кроме того, он выполняет самую грязную работу. В общей камере такие заключённые спят возле туалета или под нарами.

По версии сотрудников колонии 78/3, голодающие требовали кормить их отдельно от «опущенных», а также не заставлять убирать туалеты.

Мы решили разобраться, из-за чего всё-таки произошла голодовка. Для этого мы связались с Варданом Варданяном, который несколько лет провёл в соседней колонии и хорошо знаком с местными традициями, а событиями тюремной жизни живо интересуется и поныне.

— В чём причина голодовки в Ульяновской колонии?

— Сейчас лагерная администрация всеми силами попытается сократить контакты протестующих арестантов с внешним миром, поэтому доподлинно выяснить, что там случилось, вряд ли возможно. Однако есть такая вещь, как тюремная почта. В Москве говорят, что бунт начался после того, как туда пригнали этап из Льговской колонии, где не так давно заключённые также голодали.

— Другими словами, «льговские» попытались привить успешный опыт борьбы с администрацией лагеря и в ульяновской зоне?

— Не исключаю, что относительная победа «льговских» могла вдохновить и «ульяновских». Обе этих колонии являются «красными» зонами, где администрация с помощью своих помощников из числа зэков (на фене их называют суками) устанавливает крайне жёсткий режим. Мечта любого зэка — переделать «красную» зону в «чёрную», где режим мягче, существует своего рода самоуправление и где считаются с тюремными традициями.

Возможно, была и другая причина. Как правило, «опущенных» не объединяют с остальными. В их делах даже ставится специальная пометка, чтобы не перепутать. Прибывший этап «льговских бунтовщиков» стали «ломать». Их действительно могли заставлять питаться вместе с «петухами». А ведь тот, кто ест с ними, сам считается таковым. Тех, кто отказывался, могли избивать.

Приведу такой пример. Соликамская зона особого назначения, известная как «Белый лебедь», специально предназначена для того, чтобы ломать воров и авторитетов. Несколько лет назад там произошёл бунт, потому что поварами назначили «опущенных». В общем-то это стандартная практика. На всех «красных» зонах новоприбывшего принуждают вымыть полы в административных помещениях, где зэки убираться не обязаны. Согласившихся без особых мытарств переводят в барак, но они считаются после этого «шнырями» (мало уважаемой тюремной кастой, хоть и не столь низкой, как «петухи»). Отказавшихся закрывают в карцер, где их могут держать с небольшими перерывами по нескольку лет.

— По официальной версии, заключённые требовали, чтобы для уборки туалетов использовались только «опущенные».

— Это выглядит неправдоподобным. Убираться там, где ты живёшь, считается нормальным. В Бутырской тюрьме один весьма уважаемый «вор в законе» демонстративно сам подметал камеру. Другое дело, что в зонах существует множество мест, где заключённые убираться не должны. Там по штату положен уборщик, который получает за это зарплату. На эти «хлебные» места нанимают «сук», но в «красных» зонах они своих обязанностей не выполняют, заставляют работать за себя других. Возможно, в Ульяновске была именно такая ситуация.

— То есть администрация должна считаться с тюремными обычаями?

— Тюрьма — это часть общества, а стало быть, тюремные установки тоже в какой-то степени общественные. Не учитывать их — это особая пытка, которая, может быть, пострашнее побоев. В иностранных тюрьмах считаются с убеждениями людей. Например, евреи во многих странах получают кошерную пищу.

Опубликовано:
Отредактировано: 14.11.2016 20:50
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Наверх