// // Александр Шилов знаменитый мастер классической школы о том, что происходит с искусством сегодня

Александр Шилов знаменитый мастер классической школы о том, что происходит с искусством сегодня

1500

Настоящее искусство не зависит от моды

фото: Юрий Мартынов/Коммерсантъ
В разделе

Александр Шилов – один из самых известных и узнаваемых российских художников-портретистов, чья картинная галерея на Знаменке пользуется неизменной популярностью у зрителей вот уже 20 лет. 31 мая Галерее Александра Шилова исполнилось 20 лет, и в дар городу художник преподнёс более 50 новых работ. О юбилее галереи, современных мастерах и о том, каким должен быть настоящий художник, с маэстро говорила Любовь Пуликова.

– Галерее Александра Шилова – 20. Расскажите, как всё начиналось?

– В 1980–1990-е годы у меня часто проходили персональные выставки, и после каждой из них люди, которые не смогли посмотреть экспозицию, стали обращаться к правительству, в Минкульт, затем в Госдуму с просьбой сделать мою выставку постоянно действующей. Друзья подсказали, что раз моё искусство признано людьми, то у меня есть моральное право все имеющиеся у меня картины безвозмездно отдать государству. Я обратился в Государственную думу, к её тогдашнему председателю Геннадию Селезнёву. Через неделю он мне перезвонил и поздравил, так как все фракции проголосовали за создание Государственной картинной галереи и решили назвать её моим именем, поблагодарив таким образом за бескорыстный дар. Правительство Москвы предложило особняк на улице Знаменке, дом 5, выстроенный в 1830 году архитектором Евграфом Тюриным. На открытии галереи 31 мая 1997 года я объявил, что все картины, написанные не на заказ (а это примерно 97% всех работ), я буду дарить стране. На сегодняшний день мой дар составляет 1250 живописных и графических работ.

– А где хранятся работы?

– Вначале хранилища у нас не было, поэтому правительство Москвы постановило построить для него новое здание. Архитектором выступил Михаил Посохин, и его постройка идеально вписалась в стиль Боровицкой площади, органично влилась в ансамбль.

Портреты тех, кому мы обязаны жизнью

– Помимо выставок какие ещё мероприятия проходят в галерее?

– Вот уже восемь лет у нас проводятся вечера классической музыки «Звёзды в гостях у Александра Шилова». В этом цикле выступали Елена Образцова, Юрий Башмет, Иосиф Кобзон, очень часто концерты дают Светлана Безродная, Владимир Маторин, Михаил Казаков, Валентин Гафт, который на следующий день после выступления прислал очень дорогие для меня стихи. Регулярно проходят концерты хора Минина, а также хоров Даниловского и Сретенского монастырей. Так что у нас полноценный культурный центр.

– Вы много пишете священнослужителей и артистов, военных и врачей…

– Да, в зале боевой Славы выставлены портреты разных людей – известных и неизвестных. Военных людей я начал писать ещё со студенческой скамьи, когда учился в Суриковском институте. Именно им мы благодарны даже за то, что сейчас беседуем, что страна существует и не взлетела на воздух. За свою серию портретов я получил первую премию ФСБ и очень ею горжусь. Наш коллектив и я также гордимся тем, что галерею дважды посещал президент России Владимир Путин. Он внимательно осмотрел зал Славы и предложил провезти мои работы по городам-героям и местам боевой славы.

Современное искусство как плевок в душу

– Вы – художник классической школы. Сегодня в моде другое искусство, именно там сосредоточены основные деньги.

– Настоящее искусство не зависит от моды. А моду определяют торговцы картинами, чтобы делать барыши из ничего, из воздуха. Это попытка обмануть людей. Есть люди, которые искусство покупают, как будто деньги в банк кладут, воспринимая его как инвестиции. Они приобретают картины не для того, чтобы смотреть на них и наслаждаться, а просто для сохранения денег. А если они попробуют назад свои деньги вернуть, то эту современную мазню продать не получится. И таких случаев великое множество. Ещё Василий Верещагин в начале века, когда зарождались первые обманные аукционы, писал о том, как подсаживают специальных людей в зал, как они делают вид, что торгуются с аукционистом и т.д. И когда аукцион прошёл, часто говорят, что новый владелец пожелал остаться неизвестным – дешёвая реплика, скрывающая этот обман.

Я считаю, что какое искусство, такая и душа человека. При помощи антиискусства можно уничтожать страны.

По теме

– Современное искусство этому способствует?

– Крамской, Репин и Левитан говорили, что «нет понятия «современное искусство». Искусство либо есть, либо его нет». В чём заключается искусство? Это взять краски, а краски – это пигмент, смешанный с маслом, – и из него создать жизнь, заключённую в раму. Иногда подходишь к картине и видишь эти жалкие потуги художника, и он стоит и объясняет, или искусствовед, оплаченный им, стоит и рассказывает, что хотел выразить художник. Художник сначала выразить должен, а только после этого, если ему не стыдно, поставить подпись. Для настоящей картины объясняющий голос не нужен. Нам всем понятна классика, это касается и музыки, и поэзии. Но для этого ведь надо иметь большой талант, нужен адский труд и, конечно, нужна любовь к искусству и ответственность перед собой и людьми. Художник не тот, кто рисует, это состояние души. И по этим современным плевкам можно определить, какое там состояние души. Искусство должно облагораживать, освещать сердце, давать сердцу духовную, великую пищу. Чтобы смотреть на картину и думать, при этом специального образования не нужно: «Это Бог создал, какая-то неизведанная сила? Или же человек-художник сделал?» Я до сих пор так думаю, и я счастлив, что это во мне живёт, что я полон этим. Это даёт мне силы и желания.

– Тем не менее современное искусство сейчас в приоритете…

– Сейчас все поют, все рисуют, все лепят и пишут. Вопрос: можно ли смотреть на это? А искусство должно быть такое, чтобы человеку хотелось молиться и он мог смотреть на него как на икону. Сейчас пошли все эти инсталляции… А сделать так, как делали раньше Давид, Энгр, Брюллов, – вот это божественное искусство, которое от моды не зависит!

– Возможно, они их считают устаревшими...

– Это жалкое оправдание их неумения, нелюбви к искусству, нежелания учиться. А учиться надо до последнего вздоха, все великие мастера так делали, копировали, чтоб стать лучше. Как говорил Репин, «чтобы создать что-то хорошее, смотри на самое великое».

Кредо истинного мастера

– Каким, на ваш взгляд, должен быть настоящий художник?

– Повторяюсь, искусство – это жизнь, заключённая в раме. Вот подходишь к картине Василия Перова «Старушка» или «Проводы покойника» и хочется плакать. Настоящий художник должен быть благородным, порядочным, очень ранимым. Он должен чувствовать, что пишет горе вдовы, потерявшей единственного кормильца-супруга. Художник должен совершенствовать своё мастерство, работать над ним всю жизнь. Какие бы у вас ни были прекрасные мысли и чувства в сердце, без мастерства вы ничего не сделаете.

– Из современных авторов вы можете кого-то выделить? Кто-то вам нравится?

– Я считаю достойными акварелистами Сергея Андрияку, Дмитрия Белюкина, которые замечательно владеют этой техникой.

– Если сейчас человек решит заниматься портретной живописью, у него есть шанс пробиться, стать востребованным?

– Если есть желание, то пусть пишет. Краски-кисти продаются, но нужно всю жизнь учиться рисовать. Об известности думать не надо. Создают пиар вокруг имени, хотя художник или музыкант порой просто ноль, но имя на слуху, и оно уже стоит денег.

– Был ли случай, когда вы отказались писать на заказ?

– По личным соображениям было, да. Вообще я сам решаю, как писать. Естественная слабость – люди хотят выглядеть на портрете лучше, чем в жизни. Про это есть очень поучительная повесть Николая Гоголя «Портрет». Льстить нельзя, можно только чуть что-то улучшить, и так, чтобы это не повлияло на внутренний и внешний характер модели. Портрет – это история в лицах. По портретам мы судим, каким было поколение XVIII–XIX веков. И моя задача при абсолютно внешнем сходстве выразить внутренний характер человека, заставить говорить глаза. Это главная задача портретиста – через глаза передать внутренний мир человека. Ван Дейк уже в 20 лет такие потрясающие портреты писал, он уже мастер... а сейчас… Нужна школа!

– У нас же много высших художественных учреждений…

– По пути обучения старой Императорской академии художеств, то есть изучения великого классического искусства, анатомии, перспективы у нас идёт Академия Ильи Глазунова с большим успехом. Перед тем как начинать рисовать живого человека, я должен научиться рисовать гипсовые слепки так, как рисовали великие мастера. Мне не давали краски в руки, пока я не научился копировать фрагменты картин старых мастеров. Раньше после окончания Императорской академии художеств самых достойных, получивших золотую медаль, отправляли в Италию, чтобы там они могли копировать Рафаэля, Микеланджело. Выпускники уже были мастерами, но их ещё отправляли учиться дальше. Я за такую систему.

– А бывают периоды, когда совсем не хочется писать?

– Нет, если я день не поработаю, то чувствую себя очень плохо. В моём сердце, к счастью, горит огонь, без которого нельзя одухотворить искусство, всё будет мертво! А ведь задача искусства в том, чтобы возвышать и очищать души людей, окружить и правдой, и красотой. Художник должен своим творчеством достучаться до сердец людей и быть им нужным!

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 06.06.2017 13:45
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх