Версия // Власть // Зачем правящая партия Польши «Право и справедливость» лоббирует судебную реформу

Зачем правящая партия Польши «Право и справедливость» лоббирует судебную реформу

3808

Кто прав в битве за польские суды

В разделе

Неустанная борьба польской правящей партии за контроль над судами свидетельствует о том, что судебная система является самым сложным элементом демократии. Оппозиция регулярно проводит митинги против судебной реформы, которую правящая партия «Право и справедливость» (ПиС) продвигает через парламент.

По мнению оппозиции, после реализации реформы Польша «перестанет быть не только либеральной демократией, но и демократией вообще». Судебное сообщество против предложений ПиС, и Европейская комиссия уже недовольна тем, как правительство повело себя в случае с Конституционным трибуналом. Суть реформы не до конца ясна, и возникает вопрос, как страна с глубоко укоренившейся коррупцией может получить компетентную и независимую судебную систему.

В Польше судьи выбираются Национальным советом судей, который, в основном, состоит из уважаемых юристов, а затем их кандидатуры попадают на одобрение к президенту. Парламент, возглавляемый ПиС, проголосовал за расформирование совета и предоставил себе полномочия назначать своих членов. Правящая партия также утвердила законопроект, который прекратит полномочия судей Верховного суда и позволит министру юстиции принять решение о том, кто из членов высшего суда будет иметь право сохранить свое место. В совокупности эти две меры предоставили бы ПиС и министру юстиции Збигневу Зиобру (спорный лидер по правовым вопросам со склонностью к эффектным расследованиям и арестам) почти полный контроль над польской судебной системой. Это выглядит довольно плохо.

ПиС нельзя обвинить в непоследовательности. В последний раз в правительстве, после выборов 2005 года, партия пыталась провести аналогичные реформы и подверглась критике. Аргумент, тогда и сейчас, заключается в том, что судьи превратились в своего рода касту, нуждающуюся во встряске. В интервью новостному порталу «Онет» Ярослав Качиньский, лидер ПиС, который не имеет официального правительственного поста, назвал суды «одним из опорных пунктов посткоммунизма». Он отметил, что Национальный совет судебных органов был создан в 1989 году последним парламентом, избранным в рамках коммунистической системы, и утверждал, что он увековечил наследие старой правовой системы и ее «необузданной левизны».

В число поднимаемых ПиС вопросов входят коррупция среди судей и медлительность судебной системы при рассмотрении дел. Оппоненты отрицают оба эти обвинения: за последние 15 лет только пять судей из примерно 10 тысяч были осуждены за взяточничество, а дело в судах первой инстанции рассматривается в среднем 200 дней - примерно столько же, сколько в Германии, и в два раза быстрее, чем в Словакии.

В 2014 году, когда Европейский союз провел опрос по поводу коррупции, 82% поляков заявили, что она широко распространена в их стране; около четверти из них указывали на коррумпированность судов. С другой стороны, 39%, один из самых высоких показателей в ЕС, говорили то же самое о политических партиях. Если целью является пресечение коррупции, нет смысла передавать контроль над судами политикам. Расширение прав и возможностей министерства юстиции и парламента по зачистке судебных органов в конечном итоге может означать, что каждый раз, когда правительство меняется, будет меняться и состав высших судов.

Но ПиС также отчасти права. Польша, возможно, допустила ошибку, предоставляя избранным властям такой небольшой контроль над выбором и назначением судей. В США, где судебная система одна из самых независимых в мире, президент выбирает федеральных судей. Германия изо всех сил пыталась подобрать оптимальный механизм отбора судей, перепробовав ряд различных способов, в том числе назначение министрами юстиций и комитетами, образованными региональными парламентами. Судьи принимают участие в процессе выдвижения кандидатур, но обычно процесс контролируется государственными должностными лицами.

По теме

В Польше, хотя судебное сообщество по существу кооптирует новых судей, у Министерства юстиции был альтернативный механизм выбора судей. Закон от 2001 года позволил ему назначить «оценщиков» - судей-стажеров, которые с одобрения суда могли бы обладать полными полномочиями. В 2009 году в закон были внесены поправки для введения новой системы обучения судей, и министерство потеряло этот рычаг. Но это было, вероятно, полезно для взаимодействия политической власти и судебной, что неизбежно в функционирующей демократии.

В большинстве посткоммунистических стран электоральную демократию оказалось легче внедрить, чем действительно независимую судебную систему. Смена поколений занимает больше времени в юридической профессии, чем в политике, потому что она более элитарна. Довод Качиньского о польской судебной касте был бы более уместным 15 или 20 лет назад - естественный процесс перемен восстановил правовую элиту с коммунистических времен - но это не совсем неуместно.

Более высокий уровень политического контроля над судебной системой не является плохим сам по себе. Плохо в инициативе ПиС то, что она стремится добиться своего, невзирая на возмущение судебного сообщества и оппозиции. Стремление правящей партии явно обусловлено желанием назначать лояльных судей, а не обеспечивать определенный уровень общественного контроля. На это реагируют правозащитники и официальные лица ЕС, и поэтому, как только ПиС потеряет политическую власть, ее реформы, скорее всего, будут отменены. Если бы у лидеров партии было больше терпения и желания обсуждать реформу, они могли бы сделать более позитивный и более существенный вклад в историю, который был бы жизнеспособен.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 10.04.2018 17:43
Комментарии 0
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх