// // Кто, как и зачем разваливал важнейшие оборонные предприятия страны

Кто, как и зачем разваливал важнейшие оборонные предприятия страны

778

Стоп, машина!

2
В разделе

Отечественный оборонно-промышленный комплекс оказался в эпицентре серьёзного скандала. Причиной тому – судебные разбирательства вокруг южноуральского ОАО «Электромашина», бывший гендиректор которого ныне оказался фигурантом уголовного дела. Ситуация осложняется ещё и тем, что экс-глава «Электромашины» сегодня также входит в Военно-промышленную комиссию при правительстве РФ, а само предприятие является частью госхолдинга «Ростехнологии».

История нынешнего судебного разбирательства началась ещё в 2003 году, когда ОАО «Электромашина» возглавлял Олег Бочкарёв. Тогда 14 простых векселей предприятия на общую сумму 2,2 млн рублей приобрело ООО «Спецтехнология», которое, предъявив требование к их оплате, неожиданно получило отказ. Несколько лет векселедержатель, а также единственный учредитель и директор ООО «Спецтехнология» Сергей Могилевцев через суды пытался получить причитающиеся ему средства.

Коррупция дошла до ВПК

Однако, несмотря на положительные решения судебных инстанций, оплачивать векселя в «Электромашине» явно не торопились. Более того, в 2006 году «волшебным» образом в руководстве «Спецтехнологии» оказался начальник службы безопасности «Электромашины» Алексей Кочешков. В дальнейшем по подложным документам были внесены изменения в учредительные документы общества. «Мною доли в ООО «Спецтехнология» никому не уступались, я правомочия руководителя никому не передавал, следовательно, принадлежащие мне доли перешли незаконно, на основании незаконных документов были внесены изменения в ЕГРЮЛ», – указывает в своём заявлении, направленном в 2006 году в УВД Северо-западного округа Москвы, истинный владелец компании Сергей Могилевцев. Однако неповоротливость отечественной судебной системы, к сожалению, сыграла на руку мошенникам. Находясь на посту руководителя «Спецтехнологии», Алексей Кочешков подписал с гендиректором «Электромашины» Олегом Бочкарёвым соглашение об исполнении судебного акта по оплате векселей и принял у Бочкарёва 15 векселей Сбербанка на сумму 20 млн рублей. Векселей же «Электромашины», из-за которых изначально и произошёл конфликт, у Кочешкова не было. Действия злоумышленников сегодня уже стали предметом уголовного разбирательства, а Сергей Могилевцев в судах наконец-то сумел добиться восстановления своих прав на незаконно отобранное у него предприятие. Проблема, однако, в том, что денег ни за векселя Сбербанка, ни за векселя «Электромашины» владелец «Спецтехнологии» на счетах компании так и не нашёл.

Эта история могла бы и не получить широкого общественного резонанса – рейдерскими захватами предприятий сегодня в России никого не удивишь. Тем более что в данном случае, хотя на суды и уголовные разбирательства ушло много времени, мошенников всё же удалось остановить. Данное разбирательство обнажило куда более серьёзную проблему – коррупцию во всём отечественном военно-промышленном комплексе. Подчеркнём, что Олег Бочкарёв – гендиректор «Электромашины» – вообще-то возглавлял предприятие, 49% которого принадлежит государству. А сегодня и вовсе является членом правительственной Военно-промышленной комиссии. Между тем, как мы считаем, богатый опыт работы Олега Бочкарёва в оборонке сегодня скорее должен был стать предметом изучения правоохранительными органами, а не поводом для столь значительного повышения «по службе».

«Грамотный директор» не спешил развивать предприятие

Карьерный взлёт молодого менеджера Олега Бочкарёва произошёл в 1998 году с его избранием на должность гендиректора ОАО «Электромашина». На приход нового директора работники предприятия возлагали большие надежды – и действительно, в те годы отдел маркетинга, в котором до этого работал Бочкарёв, был поистине передовой структурой предприятия. «Усилия отдела маркетинга были направлены на расширение рынка как внутри страны, так и за его пределами. Поступившие за ранее отгруженную продукцию средства позволили выровнять ситуацию с задолженностью по заработной плате, налогами и др. У работников завода появилась надежда, что молодой, грамотный и инициативный Олег Бочкарёв сумеет объединить коллектив, направит усилия на развитие производства и стабилизацию экономической ситуации» – так описывали свои ожидания от прихода нового руководства работники ОАО «Электромашина».

По теме

Однако, по нашему мнению, «молодой, грамотный и инициативный» директор развивать вверенное ему предприятие не спешил, сосредоточившись на том, чтобы сконцентрировать в своей личной собственности как можно большую долю активов. Обставлено это было с большим размахом: свежеиспечённый руководитель объявил, что на базе ОАО «Электромашина» будет создаваться крупный оборонно-промышленный холдинг. На деле же этот процесс, по сути, превратился в вывод активов с предприятия.

Так, с 2002 по 2004 год гендиректор Олег Бочкарёв с одобрения совета директоров принял решение о создании четырёх дочерних хозяйственных обществ: ООО «Ресурс-С», «СБО-ЗЭМ», «ЭлТранс» и «Оптех-Урал». Интересно заметить, что, например ООО «СБО-ЗЭМ», изначально созданное как 100-процентная «дочка» «Электромашины», в итоге оказалось самостоятельной структурой – по состоянию на 2007 год «Электромашине» принадлежит лишь 5% этой компании. И это при том, что «СБО-ЗЭМ» по решению генерального директора были переданы все бухгалтерские дела ОАО «Электромашина», то есть фактически речь идёт о том, что оборонное предприятие всю свою финансовую деятельность отдало на аутсорсинг сторонней организации. Весьма странной оказалась и роль новоиспечённого «ЭлТранса», которому была передана вся конструкторская и технологическая документация по договору «Электромашины» с ОАО «РЖД». Таким образом, «ЭлТранс» фактически превратился в ненужного посредника между «Электромашиной» и РЖД.

Одновременно с этим в 2002 году разворачивается процесс по присоединению ФГУП СКБ «Ротор» к ОАО «Электромашина». Всё дело в том, что в нарушение законодательства о совмещении должностей в государственном и коммерческом предприятии в октябре 2000 года Олег Бочкарёв становится исполняющим обязанности директора ФГУПа. Чуть ли не первым его распоряжением в новой должности становится подписание приказа, согласно которому в СКБ «Ротор» переводится конструкторская служба ОАО «Электромашина» вместе со всеми разработками, документацией и оборудованием. Вопрос о том, на каком основании интеллектуальная собственность акционерного общества была передана ФГУПу без какого-либо официального юридического оформления, остаётся открытым. Как мы считаем, самого Бочкарёва, похоже, не особо заботило соблюдение «ненужных» юридических формальностей. Вот только один пример: в декабре 2000 года «Ротор» получает бюджетные средства на проведение научно-исследовательских работ. Но денег этих в «Роторе» так и не увидели: полученные 1,322 млн рублей переводятся в «Электромашину», которой необходимо было погасить задолженность перед налоговой инспекцией и банком.

Вещдоки исчезли прямо из-под носа у следователей

В марте 2003 года профессиональной деятельностью Олега Бочкарёва заинтересовались в Генпрокуратуре, вынеся представление о недопустимости совмещения должностей руководителя ФГУПа и коммерческого предприятия. Грустная ирония заключается в том, что представление прокуратуры Олег Бочкарёв использовал для того, чтобы завершить создание своего холдинга: ФГУП СКБ «Ротор» было реорганизовано в ОАО «НПО Электромашина». Результатом подобных «манипуляций» явился тот факт, что государство фактически оказалось отстранено от непосредственного управления собственными оборонными активами. Если раньше ОАО «Электромашина» управлялось напрямую Агентством по обычным вооружениям совместно с Росимуществом, то после создания «холдинга» цепочка выглядела так: Агентство по обычным вооружениям – НПО «Электромашина» – ОАО «Электромашина» – дочерние предприятия. Как мы считаем, выгодоприобретателем от подобных «метаморфоз» мог оказаться Олег Бочкарёв, который в период с 2004 по 2007 год сумел увеличить свою долю в уставном капитале ОАО «Электромашина» с 5,9 до 17,58%, из которых 5,9% принадлежат его супруге. Заметим, что доля остальных собственников при этом осталась без изменений – то есть, по сути, была размыта в пользу Бочкарёва.

По нашему мнению, подобные схемы никогда не могли бы быть реализованы, не имей Бочкарёв поддержки других акционеров компании, а также совета директоров. Посему с 2001 по 2004 год у сотрудников ОАО «Электромашина» проводилась активная скупка акций в пользу гендиректора предприятия. Причём назвать это «скупкой» можно весьма условно – чтобы заполучить дополнительные доли, в ход шли разные методы.

По теме

В октябре 2001 года ведение реестра акционеров «Электромашины» было передано головному офису компании «Панорама» в Москве. Как мы считаем, челябинское представительство «Панорамы» не устраивало главного акционера, поскольку тогда любой собственник мог без труда совершить ту или иную операцию с принадлежащими ему акциями. Расчёт был верен: едва ли можно было ожидать, что рядовые сотрудники завода или его ветераны поедут в столицу, чтобы совершить какие-либо сделки по акциям. Для этой цели был выбран трансферт-агент из близких ему людей на предприятии, так что говорить о соблюдении тайны совершения сделок не приходилось.

К особо несговорчивым акционерам применялись методы психологического и даже физического воздействия. Например, как писал в своём заявлении в прокуратуру Андрей Попов, акционеру и бывшему сотруднику предприятия Олег Бочкарёв вместе со своим «партнёром» Виктором Ляпустиным, более известным как криминальный авторитет по кличке Ляпа, угрожали физической расправой, если он не продаст пакет акций, на тот момент принадлежавших его ближайшей родственнице. О том, что «бизнесмены» не шутили, Андрей Попов узнал через несколько месяцев, когда сотрудники патрульно-постовой службы задержали автомобиль с тремя молодыми людьми, в котором было найдено огнестрельное оружие и фотография Попова. По данному факту было возбуждено уголовное дело. Но вот незадача: вещественные доказательства по делу каким-то образом исчезли прямо из-под носа у следователей. «1 марта 2005 года в дверь моей квартиры постучались двое незнакомых мне мужчин. Один из них сообщил, что они представляют интересы москвичей, и потребовал, чтобы я продал им 10% акций ОАО «Электромашина». На мою просьбу назвать людей, в интересах которых они мне делают такое предложение, в мой адрес, а также в адрес членов моей семьи были высказаны угрозы жизни, если я не продам акции. Второй вынул из кармана куртки револьвер, ткнул мне им в грудь и сказал, что угроза настолько реальна, что я не могу даже догадываться», – выдержка из заявления в прокуратуру другого акционера компании – Олега Майорова.

К профсоюзникам применялись широкие репрессии

К сожалению, далеко не для всех сотрудников «Электромашины», ставших неугодными главному собственнику, история по созданию нового «холдинга» завершилась благополучно. В 2001 году был создан независимый профсоюз: организация хотя и получила поддержку в коллективе, но вступить в неё решились только 29 человек. Это и неудивительно: администрация предприятия прибегала поистине к репрессивным мерам в отношении сотрудников, открыто высказывавших своё несогласие с политикой нового руководства. Работникам без объяснения причин урезалась зарплата, велось незаконное прослушивание служебных телефонов. А нередко к сотрудникам предприятия даже приставлялись сотрудники охраны, которые контролировали в буквальном смысле слова их каждый шаг. В результате за 2001 год с предприятия были вынуждены уйти более 60 человек. Вторая волна увольнений пришлась на 2002–2003 годы, когда в массовом порядке были уволены сотрудники, работавшие на агрегатном производстве.

В апреле 2002 года директор «Электромашины» по общим вопросам Сергей Чембелев подаёт заявление в прокуратуру Челябинской области с просьбой привлечь Олега Бочкарёва к ответственности за нарушение его конституционных прав, выраженных в прослушивании телефонных разговоров и деловых встреч. В ходе расследования факты, указанные в заявлении Чембелева, удалось подтвердить: следователи установили, что приобретение и установка специальной прослушивающей аппаратуры на предприятии велись по указанию генерального директора Олега Бочкарёва. Правда, впоследствии прокуратура не раз пыталась закрыть дело за отсутствием состава преступления, однако в 2003 году Генпрокуратура постановила, что уголовное дело было закрыто безосновательно. Но даже это обстоятельство не помешало Бочкарёву в очередной раз выйти сухим из воды: после дополнительного расследования челябинским прокурорам показалось, что доказательств причастности к делу гендиректора «Электромашины» явно недостаточно, и следствие было прекращено. Похоже, что вопрос о том, каким образом Олегу Бочкарёву, всякий раз висевшему на волоске от уголовного преследования, удавалось избегать ответственности, оказывается риторическим. Особенно если учитывать, что председателем совета директоров «Электромашины» долгие годы был вице-губернатор Челябинской области Валентин Буравлев.

По теме

А вот Сергею Чембелеву дело о «прослушке» стоило жизни. В 2002 году на него было совершено нападение у подъезда собственного дома. В результате Сергей Чембелев получил серьёзную травму головы, а через несколько месяцев скончался. Стоит ли говорить о том, что никакого расследования по данному факту проведено не было.

Зачем гендиректору разрушать бизнес собственного предприятия

Ну а что же бизнес самого ОАО «Электромашина» – предприятия, работающего на отечественную оборонную промышленность? Ради чего, собственно, проворачивали сомнительные схемы по организации «холдинга», разваливали коллектив, не особо заботясь при этом даже о соблюдении Уголовного кодекса? В 2001 году ОАО «Электромашина» должно было заключить контракт с ОАЭ на поставку автоматизированной системы управления вооружением «Калган», которую разработало в 1999–2001 годах. Данная система должна была быть установлена на боевые машины пехоты «Скорпион», которые ОАЭ купили у Великобритании. Но подписание контракта так и не состоялось. Всё дело в том, что через местные СМИ и в Интернете распространилась информация о скором подписании контракта. При этом было упомянуто о наличии у ОАЭ 10 тыс. боевых машин «Скорпион», модернизацию которых и выполнит ОАО «Электромашина». Разглашение конфиденциальной информации не могло не привлечь внимания британской разведки, в результате чего власти Великобритании сумели найти рычаги воздействия на ОАЭ, убедив не подписывать контракт с русскими. И действительно, как можно считать надёжным партнёром предприятие, представитель которого не только разгласил информацию, составляющую коммерческую тайну, но ещё и не постеснялся существенно преувеличить собственные «заслуги»: 10 тыс. бронемашин «Скорпион», о которых упоминалось, у вооружённых сил ОАЭ не могло быть в принципе, поскольку к тому моменту Великобритания произвела всего 2600 таких машин. Ключевой вопрос, однако, в том, зачем Олегу Бочкарёву понадобилось разрушать бизнес собственного предприятия? Того самого, контроль над которым он так усиленно пытался получить. По неофициальной информации, система «Калган» всё же дошла до заказчиков – только поставщиком выступило не ОАО «Электромашина», а некая голландская фирма. Появление подобной информации можно было бы списать на происки озлобленных конкурентов, если бы аналогичная участь не постигла другую разработку ОАО «Электромашина» – кондиционер для БМП-3. Конструкторская документация на это устройство была изъята таможенниками в аэропорту Кольцово у близкого партнёра Бочкарёва – сотрудника министерства обороны ОАЭ Сергея Харина. По данному факту УФСБ по Челябинской области возбудило уголовное дело, которое даже – о чудо! – дошло до суда. Но «самый гуманный в мире» г-на Харина оправдал.

Впрочем, только лишь разработками ОАО «Электромашина» Олег Бочкарёв не ограничился. В феврале 2002 года на складе предприятия сотрудники ФСБ по Челябинской области обнаружили два новеньких танковых двигателя ГТД-1000Т. Документов на эту «находку» руководство «Электромашины» представить не смогло – данные двигатели не производятся и не ремонтируются предприятием. В ходе расследования было установлено, что хозяином двигателей является Главное автобронетанковое управление – подразделение Минобороны. Парадоксально, но факт: узнав о находке, сотрудники указанного управления никак на это не отреагировали. Зато на складе ОАО «Электромашина» была найдена некая таинственная схема. В ней подробно прописан порядок расчётов со всеми участниками «сделки» по продаже танковых двигателей. Однако почему-то Олегу Бочкарёву так и не было предъявлено обвинения. Официальная версия – по причине отсутствия потерпевшей стороны.

Опубликовано:
Отредактировано: 25.04.2011 17:16
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх