// // Химический холдинг, начав разработку Астраханского газоконденсатного месторождения, может окончательно подорвать экологию Поволжья

Химический холдинг, начав разработку Астраханского газоконденсатного месторождения, может окончательно подорвать экологию Поволжья

1131

Мельница «Еврохима»

2
В разделе

Сообщение о том, что компания «Еврохим» олигарха Андрея Мельниченко собирается выкупить Астраханскую нефтегазовую компанию, вызвало буквально панику у местных экологов. С одной стороны, «Еврохим» широко декларирует свою экологическую ответственность, с другой – компания известна безжалостной корпоративной хваткой. При этом ряд фактов и скандалов последних лет формирует определённое мнение, как минимум позволяет задаться вопросом: как в реальности проводится экологическая работа «Еврохима»? По мнению аналитиков, это может привести к чудовищной экологической и социальной катастрофе. Об этом читайте в нашем журналистском расследовании.

В конце августа стало известно, что «Еврохим» подал заявку в антимонопольную службу на покупку 100% Астраханской нефтегазовой компании. Эта структура известна тем, что владеет лицензией на правобережную часть (имеется в виду берег Волги) Астраханского газоконденсатного месторождения. Оно считается одним из богатейших в мире. Но проблема в том, что газ и нефть в нём имеют очень высокую степень насыщенности серой и углекислым газом. По сере – около 30% в удельном весе сырья, по углекислому газу – почти 14.

«Нехорошее» месторождение

– Это месторождение разрабатывать нельзя, просто категорически нельзя! – качает головой кандидат технических наук гидрогеолог Сергей Остроухов. (Сергей Борисович занимается ликвидацией выработанных скважин, в частности «Газпрома» и ЛУКОЙЛа, в астраханском газоносном районе и поэтому хорошо знает обстановку. – Ред.) – Дело в том, что из-за особенности строения геологических пластов насыщенный серой газ в некоторых районах добирается до поверхности. Известны случаи, когда находили в низинах водителей, которые чинили под капотом двигатель, травились и якобы от этого умирали. Вся проблема в сере, которой очень много в этом газе. Особенность геологического строения правобережного месторождения такова, что при добыче очень высока вероятность прорыва газа на поверхность, и тогда это будет настоящая химическая атака. При той розе ветров, которая там существует, а это голая степь, в зоне поражения могут оказаться десятки тысяч людей. Включая саму Астрахань. Именно поэтому от разработки этого на первый взгляд очень перспективного месторождения последовательно отказались «Газпром», «Тоталь», «Шелл». В мире пока просто ещё нет технологии, которая позволила бы без серьёзного риска разрабатывать такие месторождения. Поэтому я очень сомневаюсь, что «Еврохим», который, на мой взгляд, вообще не обладает собственным опытом строительства и обустройства газовых месторождений, способен обойти этих грандов.

Но это ещё часть проблемы. Дело в том, что в Астраханской области попросту не осталось резервов – все экологические нормы, которые только можно установить на атмосферные выбросы в регионе, были исчерпаны газоперерабатывающим заводом, построенным «Газпромом» на соседнем левобережном участке этого месторождения. И это на самом деле ещё самые оптимистичные оценки, данные самим «Газпромом». Ряд независимых экологов и учёных просто бьют в набат – по их мнению, проблема давно уже приобрела масштаб промышленной катастрофы. О чём идёт речь?

Поскольку в Астраханском месторождении слишком много серы, для того чтобы продавать газ, необходимо построить сначала специальный газоперерабатывающий завод. Решение о его строительстве было принято ещё в советское время. На рубеже развала Союза была запущена первая очередь предприятия, в пореформенное время построено и запущено ещё три. Сегодня экологическая обстановка вокруг этого предприятия такова, что под давлением общественности власти были вынуждены увеличить санитарную зону с 3 до 8 километров, отселив полностью четыре рабочих посёлка. 12 труб этого предприятия ежедневно выбрасывают в атмосферу десятки тонн вредных веществ. А в начале мая «Газпром» вынужден был сообщить, что эти предприятия выбрали все экологические нормы по выбросам в атмосферу – не только свои собственные, но и вообще все, которые может позволить себе область. И именно из-за этого завод работает всего на одну пятую своей мощности. «Газпром» может производить на этом предприятии до 60 млрд кубов газа в год, в реальности же производит только 12. При этом побочным продуктом деятельности завода является чистая сера – около 4 млн тонн в год. Из-за рыночной конъюнктуры продаётся не более 1,5 млн тонн серы. Всё остальное складируется на открытых площадках и, как утверждают экологи, может разноситься ветром далеко по окрестностям.

По теме

Но и это лишь часть беды. Особенностью данного месторождения является аномально высокое давление в пластах. После выработки скважины в пластах остаётся много сероводорода, который является сильнейшим отравляющим веществом, убивающим всё живое. В 2011 году как-то неожиданно выяснилось, что вокруг Астрахани находятся буквально сотни брошенных скважин, каждая из которых может стать настоящей газовой бомбой. Кстати, 19 из них находятся на территории, право на недропользование которой хочет приобрести «Еврохим». Капитальная консервация такой скважины, находящейся под высоким давлением, может стоить от 200 млн рублей и до нескольких миллиардов.

Даже из этих фактов, которые далеко не полно рисуют общую картину, ясно, что ещё одного газоперерабатывающего завода Астраханская область и всё Нижнее Поволжье просто не выдержат, – подводит черту Остроухов. – А у «Еврохима» просто другого выхода нет. Если они собираются добывать там газ, без завода им не обойтись. Либо строить свой, либо очищать на газпромовском заводе. В любом случае это кардинальное увеличение вредных выбросов. Я даже не представляю, как эту проблему можно решить, если все квоты уже выбраны. Только увеличивая их? То есть окончательно отравить всю область – так, что ли?

Ничего личного – только бизнес

– Собственно, нас беспокоит в большей степени даже не факт продажи месторождения, а то, что его может купить такой собственник, как «Еврохим», – говорит Елена Васильева, руководитель информационного центра экологического движения Нижнего Поволжья. – Этот собственник, безусловно, пришёл разрабатывать это месторождение, поскольку природный газ – это его главное сырьё для производства. В условиях, когда монополия поднимает цены на природный газ, очень заманчиво обеспечить себя собственным сырьём.

Действительно, в прошлом году было заявлено о покупке предприятия «Севернефть-Уренгой», которое должно обеспечивать четверть всех потребностей в этом сырье «Еврохима». Однако тут же возник весьма неприятный для химического холдинга скандал с якобы поддельной подписью бывшего директора «Севернефти» Худойнатова, которую тот якобы поставил (или, наоборот, не ставил) на кредитный договор с латвийским Парекс банком. Из-за этого даже суд накладывал арест на этот актив «Еврохима». Покупка же Астраханского месторождения может полностью закрыть потребность «Еврохима» в природном газе.

И суть опасений Васильевой в этой связи как раз заключается в том, что эта компания, вернее её владелец Андрей Мельниченко, которого можно охарактеризовать как безжалостного бизнесмена, которого мало что может остановить, если дело касается бизнес-интересов. В своё время МДМ-групп, из которой вырос «Еврохим», выиграла даже несколько схваток у такого мощного игрока, как Альфа-банк. Уникальность истории заключается в том, что, кажется, больше никто не смог в период активной скупки активов увести из-под носа банка предприятия, на которые тот плотно положил глаз. Речь идёт об угольных активах, и именно с этой отраслью связана история, наиболее ярко характеризующая этого собственника. В частности, покупка предприятия «Красноярская угольная компания» группой МДМ, которую создал Мельниченко со своим партнёром.

Главная особенность этого предприятия заключалась в том, что оно являлось фактическим монополистом в крае. На мой взгляд, история эта до сих пор крайне запутанная и тёмная. В 2002 году структуры МДМ через офшорные компании купили три четверти акций этой компании, в том числе и госпакет. По моему мнению, сделка была крайне непрозрачной, и через год сначала налоговики обнаружили, что акции были проданы якобы по явно заниженной цене, даже ниже балансовой стоимости. В связи с этим МДМ доначислили огромный налог – более миллиарда рублей. А потом сотрудники МВД произвели выемки в московском офисе МДМ-банка, а в прессу попало письмо первого заместителя министра МНС Сергея Шульгина в Генпрокуратуру, в котором, в частности, говорилось следующее:

«…Обстоятельства продажи акций, выявленные в ходе налоговой проверки, свидетельствуют о наличии состава преступлений, предусмотренных УК РФ (ст. 159, п. 4, подпункты «а» и «б» – мошенничество, совершённое группой лиц и в крупном размере, и ст. 199, п. 2 – уклонение от уплаты налогов). Учитывая изложенное, МНС просит Генпрокуратуру найти конкретных лиц, организовавших и осуществивших сделки по продаже акций, взыскать с них ущерб и привлечь к уголовной ответственности».

По теме

Но и этого мало, спустя несколько лет достоянием гласности стал тот момент, что в ходе этой сделки предположительно были даже трупы. В 2002 году был застрелен наёмным убийцей директор главного трейдера Красноярскугля, Росуглесбыта, Иван Карташев. Причём день в день с ним покончил самоубийством другой руководитель Росуглесбыта – Виктор Островлянчик. Как утверждали некоторые СМИ, после гибели губернатора Красноярского края Александра Лебедя якобы у этих менеджеров возникали конфликты с руководством СУЭК. Не исключено, что эта компания была создана МДМ для консолидации угольных активов и после раздела бизнеса досталась вместе с «Еврохимом» Мельниченко. Дело не раскрыто до сих пор.

Знаете, здесь я немного отвлекусь на лирику. На всех фотографиях у Андрея Мельниченко такое доброе, молодое лицо – это один из самых молодых олигархов России, сейчас ему чуть более 40 лет. Очень симпатичный весёлый парень, который утверждает в своих интервью, что очень счастлив в личной жизни. Но лично мне очень трудно совместить это доброе лицо с тем, что происходило в 2002 году. Я не знаю, как можно быть счастливым с таким багажом? И самое главное, как совместить эту доброту на добродушном лице с тем, что потом произошло в крае – Красноярскуголь, перейдя под контроль МДМ, в течение года поднял цены на уголь в два раза. Это произошло настолько неожиданно, что в Красноярском крае реально возникла угроза заморозки целых населённых пунктов. А это всё-таки, на минуточку, Сибирь, людям просто некуда деться. Неужели, из-за, прошу прощения, денег стоило подвергать риску заморозить в суровую зиму целые посёлки и города? Доходило до того, что местные власти и депутаты открыто призывали к «угольному бойкоту» СУЭК. Такой вот социально ответственный бизнесмен с очень добрым лицом.

И сегодня такой вот «добряк» приходит в один из самых опасных с техногенной и экологической точки зрения регион.

– Конечно, нас это не может не беспокоить, тем более что за «Еврохимом», несмотря на официальную декларируемую любовь к экологии, тянется шлейф скандалов, – поясняет Елена Васильева. – И особенно настораживает, что в вопросах экологии Мельниченко может также продавливать свои интересы, не считаясь при этом с мнением людей и с требованиями по экологии.

Как город-курорт стал деревней без курорта

Вероятно, история возведения «Еврохимом» в Туапсе специального терминала для загрузки удобрений может служить лучшей иллюстрацией слов Елены Васильевой. ООО «Туапсинский балкерный терминал» (ТБТ) находится на территории бывшего Туапсинского судомеханического завода в северо-восточной части порта Туапсе, в 500 метрах от центра города, при том, что «зона отчуждения» должна составлять не менее километра. Терминал начали строить в марте 2008 года, как утверждают экологи, якобы без полного пакета документов на строительство. Вот что рассказывает известный на Кубани эколог Евгений Витишко:

– Согласно заключению главного санитарного врача района, в 2007 году на территории порта пробы грунтовых вод, почвы и воздуха превышали ПДК от двух до девяти раз и без нового терминала минеральных удобрений, вследствие чего краевым Роспотребнадзором был дан запрет на строительство ТБТ в этом месте. Однако на момент окончания срока действия запрета, в 2009 году, ТБТ уже достраивался. Краевой эконадзор при губернаторе Ткачёве в лице господина Захарчука объясняет это «неправомочностью инстанций столь низкого местного уровня принимать решения по федерально значимым объектам». Ради строительства ТБТ (в городах такое строить нельзя) власти пошли на подлог – при протесте 80% жителей город переименовали в районное поселение, подтасовав результаты голосования. Это было сделано для того, чтобы не дать возможности жителям города провести референдум и избавиться от терминала. На предприятии, не введённом в эксплуатацию, 15 марта 2010 года было решено провести «тестовую погрузку». Однако вопреки всему эта погрузка осуществлялась не инертным безопасным веществом на местное судно. Грузили концентрированное пылящее удобрение открытым способом и прямо на иностранное судно – по моему мнению, преследовали коммерческие интересы до ввода в эксплуатацию. Неожиданно случился выброс ядовитой пыли. Народ хлынул в поликлиники и больницы. По одной из версий, врачам запретили ставить истинный диагноз, люди лечились от «аллергии», на деле же – у некоторых наблюдались даже язвы на коже, удушье и пр. Двое из пяти рабочих ТБТ, попавших в тяжёлом состоянии в больницу, скончались. Умер также 65-летний матрос, доставленный в больницу с буксира, стоявшего по соседству как раз во время загрузки на терминале. Мёртвых дельфинов, рыбу и чаек стали находить даже вблизи Сочи, куда они выносились вдольбереговыми морскими течениями. Понятно, что руководство «Еврохима» всё отрицает, дошло даже до смешного – они обвинили меня и Рудомаху (руководитель Экологической вахты по Северному Кавказу), что мы пытаемся осуществить рейдерский захват терминала!

По теме

Согласно СанПиН 2010 года (санитарные правила и нормы) предприятия третьего класса опасности должны находиться в 2 тыс. метров от жилья, – продолжает Витишко. – Однако эти нормы произвольно сократили, придумав сначала 300 метров, затем – 100. В эти 100 метров попали три дома. Два из них – двухэтажные, поэтому небольшое число людей «Еврохим» расселил. А вот дом по ул. Жукова, 1, пятиэтажный четырёхподъездный – не стали. Ещё бы! Дом стоит в 75 метрах, при «тестовой» погрузке люди сильно пострадали. Жители дома подали в суд, но судья то болел, то был в отпусках. Суд состоялся через несколько месяцев. Юрист ТБТ представил новый документ, согласно которому нет нарушений закона, где новая СЗЗ (санитарно-защитная зона) – теперь 20 метров! Так что «спите спокойно» – по мнению компании, жильцы дома в 75 метрах – в безопасности. И суд счёл требования ответчика аргументированными, несмотря на то, что, как мы считаем, новая «норма» была представлена за два дня до суда и, на мой взгляд, не имела надлежащих заверений. Обжалование через краевые судебные органы также было отклонено.

Но и это ещё не всё, – продолжает эколог. – В марте 2012 года в Невинномысске на их новой производственной линии была произведена первая партия меламина («меламиновый скандал», Китай, 53 тыс. грудных младенцев отравились молочной смесью с меламином, более 100 детей умерли). Руководство «Еврохима» утверждает, что все потребности России в меламине будут удовлетворены силами этой линии. Есть также прогноз, что меламина будет в избытке и наступит необходимость осуществлять экспорт. Сам меламин вреден, только если его регулярно есть. Тогда образуются камни в почках, что и случилось с китайскими младенцами. Но готовый полуфабрикат для производства пластика и красок – это уже гранулы, содержащие вдобавок большой процент формальдегидных смол. И на хранении при нагревании формальдегид испаряется, отравляя всё живое вокруг. И когда составы, гружённые этими гранулами, приедут в Туапсе, отсюда надо будет бежать, бросив жилища, потому что жильё здесь уже стоит крайне дёшево и не продаётся, а в этом случае и подавно!

К этому стоит только добавить, что аномальный паводок в этом районе бывает регулярно. В 2010 году селевой поток по реке Туапсинке не дошёл до терминала буквально считанные метры – на пути остался всего один несмытый мост. Тогда в районе погибли десятки людей, смыло нефтебазу Роснефти, расположенную в полукилометре от терминала. Выводы, что называется, делайте сами. – Можно предположить, что Туапсе – это только один из примеров деятельности «Еврохима», и Мельниченко персонально, – подводит черту Елена Васильева. – Можно представить, что произойдёт, если такой человек придёт в Астрахань, я даже не берусь предсказывать. Регион и без того в прямом смысле сидит на газовой бомбе, а тут ещё «Еврохим», говоря образно, берёт в руки запальный фитиль. Конечно, их нельзя категорически пускать в регион.

Яхты и кощунство

Здесь я полностью соглашусь с Васильевой: человек с такими моральными принципами вызывает глубокое недоверие. И дело даже не в бизнесе, а, видимо, в духовном облике этого человека. О чём я говорю? Например, о том, что владелец группы «Еврохим» Андрей Мельниченко известен своими экстравагантными покупками. Например, его яхта, построенная по специальному проекту, похожа на подводную лодку и может стоить около 300 млн долларов. А согласно официальным отчётам, в год вся группа тратит на экологию около 1 млрд рублей. То есть в 10 раз меньше. Причём это не совсем верно в плане терминологии – судя по отчётам группы, в эту сумму включены расходы на модернизацию производства, платежи за вредные выбросы и так далее. Но тем не менее. И знаете, вот лично я не доверяю человеку, который на яхту, дорогую и бесполезную игрушку, тратит 300 млн, а на модернизацию своих предприятий и экологию ровно в 10 раз меньше. Но с ещё большим недоверием я отношусь к людям, которые в прямом смысле относятся кощунственно к святыням своей страны.

Несколько лет назад Мельниченко женился на какой-то заграничной модели. Модные таблоиды писали, что это одна из самых дорогих свадеб вообще в истории. Гадали, во сколько обошлось это великое событие, случившееся на Лазурном Берегу, сошлись на вилке – от 15 до 40 млн долларов. При этом таблоиды с каким-то особым шиком рассказывали, что якобы модели приглянулась какая-то старинная часовня в Подмосковье, поэтому её разобрали и по воздуху привезли во Францию, там обвенчались, после чего часовню вернули на место.

Здесь я даже про охрану исторических памятников не говорю, а выражаю лишь исключительно своё личное мнение, как человек верующий: подобное отношение к духовным святыням своей страны – это кощунство. Если человек верит, то он в любом случае будет с уважением относиться к символам веры, и если ты хочешь сочетаться таинством брака, то нет необходимости устраивать из этого показуху и разбирать старинные храмы. И особенно страшно, что всё это происходило, вероятно, всё с тем же добрым, весёлым лицом, какое у Мельниченко на большинстве фотографий. Наверное, пришёл в соответствующее ведомство и со своей привычной улыбкой спросил, сколько будет стоить часовню взять в аренду, ведь в этом мире всё можно купить, почему не купить на время пару символов веры? Я не знаю, почему промолчала общественность нашей страны, особенно духовная, но, ещё раз, подобное отношение к святыням своей страны – это кощунство! Поэтому можно представить, что значит для этого персонажа все остальные общечеловеческие ценности, если он обращается так с символами, которые для очень многих людей являются святыми. Впрочем, судя по биографии, Россия – это не родина для Мельниченко.

Источник информации

сетевое издание

«Новый Вторник»

Опубликовано:
Отредактировано: 30.09.2013 15:30
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх