// // История российского зерна – череда хищений и приватизационных скандалов

История российского зерна – череда хищений и приватизационных скандалов

789

Чужой каравай

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Новая волна приватизации уже идёт, и первой из госкомпаний привлекла частного инвестора через выпуск дополнительных акций ОАО «Объединённая зерновая компания». Летом 2012 года 50% минус одна акция ОЗК за 5,9 млрд рублей купила группа «Сумма» Зиявудина Магомедова. И это в то время, когда в борьбе за пакет участвовали и крупные российские и зарубежные инвесторы, например «Базовый элемент» Олега Дерипаски, «РусАгро» Вадима Мошковича и крупнейший зерновой трейдер Louis Dreyfus. «Наша Версия» проанализировала обстоятельства этой сделки в свете возможных перспектив нового этапа приватизации.

ОЗК была создана указом президента в 2009 году. Таким образом государство решило объединить свои зерновые активы. Компании принадлежит 31 предприятие, среди которых – элеваторы, мукомольные заводы и т.д. в 18 регионах страны. Совет директоров возглавила тогдашний министр сельского хозяйства Елена Скрынник.

В 2011 году случился скандал –

В том же году в компании прошли обыски по делу о контрабанде зерна. Эта история, вероятно, стала последней каплей в деле отставки Скрынник. Госпоже министру припомнили, что и в пору её руководства в корпорации «Росагролизинг» Генпрокуратура выявила серьёзные нарушения закона. Например, выяснилось, что за 2007–2009 годы корпорация потратила более 1,5 млрд рублей на премии руководству и вдвое меньше – на закупку скота для фермерских хозяйств по всей России. На посту председателя совета директоров ОЗК Скрынник сменил Сергей Алексашенко.

А совсем недавно, в начале марта, в компании снова обнаружилась крупная недостача: 9 тыс. тонн зерна исчезли с Кочубеевского элеватора в Ставрополье. ОЗК собирается взыскать с предприятия 84 млн рублей убытков и добивается возбуждения уголовного дела в отношении его руководителей. Эксперты тогда объяснили произошедшее попытками элеватора заработать на конъюнктуре. Предприятия часто так поступают: на пике цен продают продукцию, которая им не принадлежит, а потом закупают недостающий объём по более низким ценам.

Но на проверках настаивал новый акционер. В конце прошлого года их провели специалисты группы «Сумма» совместно с аудиторской компанией Deloitte. Результатом стала смена генеральных директоров в трёх подразделениях. «Процесс смены директоров элеваторов – логическое продолжение программы, направленной на повышение конкурентоспособности компании. За последние несколько месяцев мы детально проанализировали как техническое, так и финансовое состояние производственных мощностей ОЗК. Был составлен план развития по каждому элеватору, который включил в себя кадровые изменения, модернизацию, оптимизацию логистических цепочек», – отметил Сергей Поляков, врио генерального директора ОЗК.

Акции в «Сумме»

Перспективы и целесообразность новой волны приватизации 2012–2017 годов по-разному оцениваются экспертами. Уполномоченный по защите прав предпринимателей Борис Титов считает её признаком зрелости экономики. «Приватизация госсобственности – это естественный процесс, – объяснил «Нашей Версии» бизнес-омбудсмен. – Есть мнение, что государство – неэффективный собственник. Но я бы сказал, что оно управляет собственностью менее эффективно, чем частный бизнес, в нормальном режиме. А в условиях кризиса государству часто необходимо вмешаться, чтобы исправить ситуацию. Или, если нужно, провести реформу в масштабах страны, реформировать целую отрасль, например энергетику. Ни одна частная структура с этим не справится. Но когда вся экономика развивается, государство должно реструктуризировать активы, выносить на рынок и продавать. И продавать не стратегическим крупным инвесторам, а прежде всего мелким, частным. Весь мир идёт по этому пути. То есть компании должны становиться публичными, когда рынок оценивает их действия ценой на акции. Это самая прозрачная и самая эффективная схема работы экономики».

По теме

Однако некоторые эксперты высказывают опасение, что российская экономика ещё не дозрела до приватизации и вместо прозрачности и публичности будут реализованы коррупционные схемы. Именно такое подозрение выдвигается сейчас и в отношении формы приватизации ОАО «Объединённая зерновая компания». Помимо компании Магомедова свои заявки на участие в конкурсе подавали многие крупные инвесторы. Однако сделка была проведена путём выпуска акций дополнительной эмиссии, а не в результате открытого размещения, что могло бы привлечь крупнейших инвесторов. Пакет был приобретён по закрытой подписке. Непрозрачность критериев отбора квалифицированных инвесторов существенно ограничила конкуренцию.

Всё это дало повод для подозрений в том, что курирующий приватизацию вице-премьер России Аркадий Дворкович мог действовать в интересах Зиявудина Магомедова, который, кстати, доводится двоюродным братом отруганному недавно президентом Ахмеду Билалову. Дагестанское окружение высокопоставленного чиновника связывают с его супругой Зумруд Рустамовой, которая на момент знакомства с Дворковичем занимала должность заместителя министра имущественных отношений России. Можно предположить, что и другие госактивы в итоге раскупят земляки супруги вице-премьера – дагестанские предприниматели, с которыми у неё установились деловые связи: братья Зиявудин и Магомед Магомедовы, братья Ахмед и Магомед Билаловы, Сулейман Керимов. Благорасположению способствует и более давнее знакомство: Аркадий Дворкович и Магомед Магомедов вместе учились на экономическом факультете МГУ. К слову, группа «Сумма» уже контролирует Приморский порт в Ленинградской области, Дальневосточное морское пароходство, Новороссийский морской торговый порт.

Кто у элеватора хозяин?

Аркадия Дворковича называют «человеком Медведева» и даже его другом. Такое положение обостряет общественную тревогу по поводу чистоты второй волны приватизации, и опасения направлены на самый верх, потому что первый же вал этой новой волны показал: судьбы бывшей госсобственности решаются именно там, а не на открытых конкурсах.

Тревогами по поводу гарантированного обеспечения хлебом его родного Краснодарского края и всей страны с «Нашей Версией» поделился Николай Кондратенко, член Совета Федерации РФ, член восьми парламентов, бывший губернатор Краснодарского края. «От того, в чьих руках находятся зерно, элеваторы, мелькомбинаты, хранилища, зависит очень многое. Мы с вами, когда вертикаль власти восстанавливали, очень хотели восстановления порядка в нашей стране. Но есть в вертикали и отрицательные качества: когда она опускается вниз, жители и знать не знают, откуда им что пришло, и будут щипать, прессовать местную власть. Если говорить о Краснодарском крае, в этом смысле Ткачёву не позавидуешь. Но я знаю его позицию и знаю, что он делает всё возможное, чтобы обеспечить людей хлебом».

Сенатор хорошо знаком с мировым опытом организации дела и знает лучшие, наиболее эффективные способы: «Я объездил полмира, изучая эти процессы за рубежом. Однажды в Австрии был на сходе фермеров одного района. Сидим, разговариваем. Я интересуюсь: куда зерно будете сдавать? Они говорят: а вон наш элеватор, в окно посмотрите. Мы все его владельцы. Наняли хороших специалистов, они принимают зерно по качественным показателям, лучше нас знают, что на рынке пользуется спросом. После продажи зерна они до копейки показывают нам прибыль. В отчёте даже обозначена сумма на фуршет по поводу окончания работ. Изучив отчёты, фермеры всем скопом решают, куда направить прибыль и как её распределить. Вот эта схема самая благоприятная для крестьянства, для региона. Она движет вперёд общество, а по-другому будет только хуже».

К 2017 году, согласно правительственному плану приватизации, Объединённая зерновая компания полностью лишится государственного участия.

Опубликовано:
Отредактировано: 01.04.2013 15:32
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх