Версия // Общество // В Советском Союзе перед войной был создан невидимый самолет

В Советском Союзе перед войной был создан невидимый самолет

7770

Самолет-невидимка

Козлов С.Г. (слева), Шавров В.Б (справа)
В разделе

То, о чем будет рассказано в этой статье, может показаться фантастикой, вариацией на тему «Гиперболоид инженера Гарина». Но, как говорят в наше время, – есть нюансы. Есть косвенные свидетельства того, что невидимый самолет действительно был построен и даже испытан. Информацию, которая пользовалась при написании статьи, можно найти в трех источниках – воспоминаниях очевидцев, справочнике В. Шаврова и в музее Военно-Воздушной Академии имени Н.Е. Жуковского.

Сюжет: Армия

Дунаев – имя и отчество неизвестно

Время событий – 1937-1938 годы. Место событий – один из военных аэродромов, расположенных на севере страны. Особенностью данного аэродрома было то, что на нем базировались не только строевые части, но и проводились испытания опытных машин ВВС. Очевидец капитан ВВС РККА Артур Владимирович Вагуль. Вот, что он рассказа о самолете. Поздней осенью 1937 года на аэродром привезли новый самолет для испытаний. Тягач с прицепом, на который погружен разобранный самолет. Автопоезд сопровождают мотоциклисты, не подпускающие никого, даже официальных лиц. Не подпустили к самолету и помощника дежурного по части старшего авиатехника Вагуля. Самолет был не большой. Отличительной особенностью было то, что все детали – фюзеляж, крылья, стойки шасси, колеса, оперение, лопасти винта — все было обернуто плотным брезентом. При перевозках обычных самолетов такое полное «укутывание» всех деталей не применялось. После пропуска на КПП аэродрома, автопоезд проследовал к ангару, в котором располагались самолеты, проходящие испытания.

А утром в части появился пожилой товарищ, для него вот уже с неделю как освободили целую комнату в комсоставском общежитии. Фамилия пожилого была Дунаев, имя и отчество неизвестны. В армии тогда не называли друг друга по имени-отчеству, и Дунаева не стали так называть. Обращались – «Товарищ Дунаев». Да и был он лицом гражданским. Но привез его «бьюик» с армейским номером, и шофер был из округа, к тому же не рядовой, а с «кубарями» в петлицах. Оставив в комнате чемоданы, они сразу поехали в штаб. В тот же день связисты провели в эту комнату полевой телефон.

В свете последующей информации можно предположить, что Дунаев – это псевдоним. В сталинское время такой прием использовался часто, том числе и тогда, когда надо было скрыть личности военных инженеров.

В комнату Дунаева доставили лучшую мебель, цветы, ковер во весь пол. Повесили дорогие шторы. Сам он привез и развешал на стенах картины. Вот такое - брать в командировку картины, встречается достаточно редко. Рисунки карандашом, акварели. Сюжеты картин были необычными. Глубокое красноватое ущелье, где солнечные лучи не достигают дна. По ущелью бредут две согнутые человеческие фигурки, бредут туда, где не то стены смыкаются, не то тень все закрывает. Еще на одном рисунке сам Дунаев, строгий профиль перед светлым оконцем, тяжело перехваченным переплетом. За оконцем — очень миловидная женщина, и она будто бы зовет Дунаева, а он выйти не может. И обоих их ждут не замечаемые женщиной, видные пока только Дунаеву какие-то небывалые летательные аппараты.

Необычные испытания

Опытный ангар жил особой, скрытой от непосвященных жизнью, но, все же, база была единой войсковой частью, и постепенно все ее службы захватила ясно ощутимая возрастающая напряженность. Никто вроде бы никому ничего определенного не передавал, но каждый чувствовал: приближаются какие-то важные события. И когда настал день испытаний, на краю летного поля собрался весь мало-мальски свободный личный состав. Да, понятно, секретность... Но если машина уже в полете — как ее скроешь?

По теме

Вывели дунаевский самолет, так его уже окрестили на базе, и два истребителя И-16. Один из них был двухместный, «спарка». В переднюю кабину «спарки» сел кинооператор с аппаратурой.

По сравнению с истребителями таинственная машина выглядела обычным небесным работягой, вроде какого-нибудь связного, санитарного или для первоначального обучения, если б не ее ярко блестевшая под солнцем обшивка. Это мог быть отполированный металл, но до войны такую полировку применяли редко. Как показали дальнейшие поиски в архивах, самолет был сделан на базе спортивного моноплана АИР-3.

Необыкновенное началось сразу же, как только заработал мотор. Этого ждали: слух, что ждать надо именно запуска мотора, уже прошел по базе, поэтому зрители запомнили все детали. Донеслось, как полагается, ослабленное расстоянием «От винта!» и «Есть от винта!», потом из патрубков по бокам капота вырвались синие струи первых выхлопов, и тут же, одновременно с нарастанием оборотов, самолет начал исчезать из виду. Начал, как говорил капитан Вагуль, истаивать, растворяться в воздухе...

Что он разбегается, набирает высоту, можно было определить уже только по перемещению звука к лесу и над лесом. Следом немедленно поднялись оба истребителя: один стал догонять «невидимого», а со «спарки» это снимали. Съемка велась и с земли, одновременно с нескольких точек.

Погони не получилось. Истребители потеряли «невидимку». И зрители его потеряли. То есть несколько раз над полем, над городком, в совершенно пустом небе медленно прокатывался близкий звук его мотора, а истребители в это время метались совсем в другой стороне. Может быть, из соображений безопасности... Так продолжалось минут тридцать, и все убедились в бесполезности «погони». Истребители сели и отрулили с полосы. Летчики подошли с докладами к командиру базы...

Как стало известно, и съемка с земли ничего не дала. Операторы наводили объективы на звук, все небо, как говорят, обшарили, но, ни в одном кадре потом не обнаружилось ничего, кроме облаков. Даже тени того самолета не оказалось.

Вскоре он тоже сел. Слышно было, как он катился по бетонке, как остановился невдалеке от группы командования и развернулся. За бетонкой полегла трава под воздушной струей от невидимого винта. Затем обороты упали, мотор стал затихать, и самолет опять «сгустился» на полосе, как джинн из арабской сказки.

Авиаконструктор Шавров Вадим Борисович

Шавров Вадим Борисович (1898 – 1976) – легенда советской авиации, известный так же широко, как Туполев, Яковлев, Микоян. Он был авиаконструктором и историком советской авиации. Историком, который знал обо всех типах советских самолетов, как серийных, так и опытных. Его специализацией, как авиаконструктора, были летающие лодки. Так получилось, что он работал под началом известного российского и советского конструктора летающих лодок Дмитрия Павловича Григоровича, поэтому создание летающих лодок Шавровым вполне объяснимо. Он сконструировал пять моделей летающих лодок. Всесоюзную известность ему принесла летающая лодка Ш-2, прозванная полярниками и моряками «шаврушкой». Этот самолет-долгожитель эксплуатировался с 1929 по 1964 годы! Лодку Ш-2, способную садиться буквально на «пятачок», списали только тогда, когда появились серийные вертолеты. Кроме этого, Шавров составил двухтомный справочник «История конструкций самолетов в СССР». Эта книга является настольной для всех людей, интересующихся советской авиацией. В ней было рассказано обо всех самолетах, созданных в СССР. В этой книге упоминается и о невидимом самолете. Как уже говорилось, он был сделан на базе АИР-3. В ней Шавров пишет, что обшивка самолета была и блестящей и прозрачной — из родоида, оргстекла французского производства. Стенки силовых балок, лонжеронов и других поверхностей, несущих большую нагрузку металлических элементов конструкции, тоже были оклеены родоидом, но покрытым с внутренней стороны зеркальной амальгамой. Капот, кабины, колеса и прочие части машины окрашены белой краской, смешанной с алюминиевым порошком, и отлакированы. Шавров пишет: «Результат этих мероприятий был значителен. Самолет в воздухе быстро исчезал с глаз наземных наблюдателей... На кинокадрах не получалось изображения самолета, а на больших расстояниях не видно было даже пятен. Впрочем, родоид довольно скоро потускнел, потрескался и эффект невидимости снизился».

По теме

Профессор Козлов Сергей Григорьевич

Учителем у Козлова (1894 - 1963) был основатель российской авиации академик Н.Е.Жуковский. Как и любой авиаконструктор, Козлов имел воинское звание. Сергей Григорьевич был генерал-майором авиации, профессором Военно-воздушной академии (ВВА) имени Н. Е. Жуковского. Как указано в справочнике Шаврова, невидимый самолет строила в ВВА бригада под руководством профессора С. Козлова. В музее Академии эту информацию подтвердили. Возможно, что именно Козлов был тем конструктором Дунаевым из рассказа капитана ВВС Вагуля.

Профессор С. Козлов занимался и другими интересными и смелыми для тех лет проектами: в 1931 - 1933 годах тяжелым 12-моторным бомбардировщиком «Гигант», в 1935 году - стреловидной бесхвосткой «Кукарача», с углом стреловидности по передней кромке 35°. Испытывал «Кукарачу» В. Чкалов, проектировалась она по соглашению с главным конструктором П. Гроховским. Между прочим, ОКБ Павла Игнатьевича Гроховского называли тогда «цирком» - за неслыханно смелые эксперименты.

Ответ из ВВА был следующий: «Работы по созданию визуально «невидимого» самолета велись в Военно-воздушной инженерной академии имени профессора Н. Е. Жуковского до 1935— 1936 годов под руководством профессора С. Г. Козлова. На первом самолете, совершившем несколько испытательных полетов, использовался принцип «прозрачности». Для этого полотняная обшивка легкого спортивного самолета АИР-3 была заменена на обшивку из прозрачного материала типа целлулоид. Однако этот материал довольно быстро терял прозрачность и прочность, поэтому испытательные полеты «невидимого» самолета были прекращены».

Поскольку самолет строился на базе легкой спортивной авиетки АИР-3, имевшей небольшую скорость полета (порядка 150—160 км/ч), а также в силу некоторых особенностей конструкции АИР-3, например, фирменный фюзеляж, применение родоида в наружных деталях машины было делом вполне реальным. И вряд ли тогда мог быть применен какой-либо другой инженерный метод достижения эффекта «невидимости», кроме отражательного.

Заключение

Можно предположить две причины, по которым работы по «невидимому» самолету были прекращены.

Во-первых, родоид, как оказалось, быстро теряет свою прозрачность, лишая самолета эффекта визуальной «невидимости».

Во-вторых, а это самое главное, в конце 30-х годов появились первые отечественные радиолокационные станции, для которых «невидимость» была не важна. О РЛС РУС-2 «Редут» смотри статью «Неизвестное оружие Советского Союза. Часть 2».

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 21.08.2019 13:35
Комментарии 0
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх