// // В российских судах отбиться от мошенников крайне сложно

В российских судах отбиться от мошенников крайне сложно

174

НПЗ за листок бумаги

В разделе

Сколько может стоить предприятие? Когда речь идёт о предприятиях нефтяной отрасли, счёт идёт на десятки, сотни миллионов, а то и миллиарды долларов. Уж больно лакомый кусок в России, где основные деньги крутятся в сырьевом бизнесе. Однако есть способы заполучить контроль над прибыльным предприятием, не заплатив ни копейки его законным владельцам. Есть масса способов этого добиться. Например, можно попробовать обменять обычную бумагу, сделанную на цветном принтере, на градообразующее предприятие.

Одна из классических рейдерских схем заключается в том, чтобы искусственно вогнать предприятие в долги, довести до банкротства и получить контроль над желаемым объектом. Нечто похожее можно наблюдать на примере одного из крупнейших нефтяных предприятий Сибири — ОАО «Ангарская нефтехимическая компания» (АНХК).

Офшор для европейского парламентария

Началось всё в сентябре 2004 года, когда на комбинат прибыл адвокат московского бюро «ФортисЮрис» Пётр Фалилеев. Он обратился к руководству АНХК, сообщив, что представляет компанию New Century Securities Management Anstalt из княжества Лихтенштейн. Адвокат от имени лихтенштейнской компании предъявил руководству АНХК к платежу бумагу, которую назвал векселем. Документ, судя по содержащимся в нём данным, был выдан 8 августа 1996 года Ангарской нефтехимической компанией и содержал обязательства АНХК выплатить предъявителю сумму в $58 миллионов. При этом первым владельцем значился московский Рострабанк, который, в свою очередь, передал вексель New Century. В векселе указывалось, что он подлежит оплате «по предъявлению, но не ранее 15 июня 2004 года с начислением 50% годовых с 8 августа 1996 года». С учётом набежавших с 1996 года процентов, с предприятия потребовали $293 миллиона.

Предъявленный к оплате вексель сразу же показался руководству АНХК подозрительным. Во-первых, по всей стране, в том числе и на комбинате, векселя издавались на специальных номерных бланках, этот же был выполнен на обычной бумаге.

Во-вторых, на векселе было неправильно написано название компании. В-третьих, печати на документе отличались от печатей АНХК. Подписи на векселе тоже вызвали сомнения: значились они как принадлежавшие бывшему заму по научно-техническому развитию Анатолию Бабикову и заму главного бухгалтера Надежде Пинигиной. Однако Бабикова на предприятии к финансам близко не подпускали, а заму главбуха тоже никто расписываться на векселях не поручал. Сомнения можно было бы развеять, но оба подписанта в конце 90-х годов ушли с предприятия и уехали в Москву.

Подняли всю финансовую документацию предприятия, но нигде не было упоминаний об этом загадочном векселе. $58 млн. пройти незамеченными не могли. Дальнейшая проверка показала, что не значилось упоминания о векселе и в архивах Рострабанка, которому якобы он был выдан.

С этим банком согласно поднятым документам АНХК заключала сделку только один раз.

В январе 1996 года был взят кредит на $100 млн., но он был погашен в июле того же года. Так что у АНХК и Рострабанка не было друг к другу каких-либо финансовых претензий.

Ещё одна «странность» векселя состоит в том, что в эпоху всеобщих неплатежей $58 млн. на 9 лет никто бы попросту не дал. И уж тем более непонятно желание иностранной компании перекупить столь непредсказуемые долговые обязательства.

Как оказалась в этой истории New Century, неясно и по сей день, однако известно, что директором компании является Ренате Вольвенд. Она член парламента княжества Лихтенштейн и член комитета ПАСЕ по юридическим вопросам и правам человека.

По теме

Документальный обман

Руководство АНХК обратилось в правоохранительные органы. Почти через две недели после визита столичного адвоката на предприятие следственное управление при УВД Ангарска возбудило уголовное дело по признакам покушения на мошенничество.

Однако это нисколько не остановило представителей лихтенштейнской компании. В декабре 2004 года они обратились в Арбитражный суд Москвы с исковым заявлением о взыскании вексельного долга в сумме $305,1 миллиона.

Истец в качестве доказательства своих прав представил в суд ворох сомнительных документов. Например, нотариально заверенные копии договора мены векселей и акт приёма-передачи векселей, оба от 27 августа 1996 года. Эти бумаги по замыслу истца должны были объяснить, как New Century стала владельцем векселя.

Для руководства АНХК они стали причиной новых, ещё более обоснованных подозрений. Согласно договору мены New Century получает вексель АООТ «АНХК» на 58 млн., а взамен отдаёт три векселя АКБ «МФК» на $54,5 миллиона. С какой стати Рострабанк подарил $3,5 млн. — загадка. К договору прилагался акт приёма-передачи, но на самой бумаге было указано, что относится она к договору купли-продажи, а отнюдь не мены. В нём векселедателем значилось уже не АООТ «АНХК», как в договоре, а ОАО «АНХК». Но если в первом документе предусматривался обмен векселями, то в приложении к нему просто отдавался вексель «Ангарки». Выходит, что долговое обязательство на $58 млн. было безвозмездно подарено банком.

Интересный момент, учитывая, что соответчиком по иску New Century являлись не только АНХК, но и Рострабанк. Мало того что вексель подарили, так теперь и деньги ещё за него давайте. Судя по всему, его «подтянули» в качестве соответчика к делу, чтобы иметь законный повод для рассмотрения спора именно в Московском арбитражном суде, а не в суде далёкой Сибири, куда адвокатам заграничной фирмы ездить явно не хотелось.

На возражения представителей АНХК, что подписавший вексель замдиректора Анатолий Бабиков не имел на то полномочий, истцы приготовили контраргументы. Главным из которых являлась доверенность от президента Фёдора Середюка на имя Бабикова, согласно которой он был вправе заключать договора в случае его отсутствия.

А так как столь крупные сделки согласно уставу АНХК нельзя было совершать без ведома акционеров, истцы приготовили на это возражение протокол заседания совета директоров от 10 июля 1996 года. В этом документе содержалось поручение Середюку, а в его отсутствие Бабикову выдать Рострабанку вексель на сумму не «более $60 миллионов».

В архиве компании указанный протокол тоже присутствовал. С единственным отличием: в нём не было упоминаний ни о каком векселе и поручении Бабикову его подписывать.

Опечатка на 90 млрд. рублей

Эти документы были исследованы и в рамках уголовного дела, и следователи пришли к выводу, что представленные в суд доказательства имеют признаки подделок. Ответчики предложили судье отправить представленные документы на экспертизу, однако ходатайство не было удовлетворено.

Не убедили судью и нестыковки в предъявленных документах, которые можно обнаружить и безо всяких экспертиз. Она больше поверила подписантам спорного векселя, бывшим сотрудникам АНХК Бабикову и Пинигиной, чьи подписи стоят под спорным векселем, которых привели в суд адвокаты New Century. На просьбу позвать других свидетелей, работавших в то время на предприятии, судья ответила отказом.

Ещё одна интересная деталь по поводу судебного процесса. Уголовное расследование ситуации вокруг «Ангарки» тормозилось, так как в уголовном деле отсутствовали собственно предметы преступления — оригинал векселя и другие документы, представленные оппонентами АНХК в качестве «доказательств». Неоднократные запросы следователей выдать им спорный вексель для изучения судьёй тоже почему-то остались без удовлетворения.

С таким подходом было сложно ожидать, что решение судьи будет в пользу ответчиков. Она отклонила претензии New Century к Рострабанку, но сочла, что АНХК должна выплатить лихтенштейнской компании по векселю. Но не в долларах, как того просил истец, а в рублях. И сумму претензии судья решила пересчитать. В итоге получилось нечто невообразимое: в судебном решении значится «всего» 99,4 млрд. рублей, или $3,4 миллиарда. Хотя по предыдущим расчётам ясно, что имелось в виду 9,4 млрд. рублей, или $318 миллионов.

По теме

Но и без этих диких опечаток требуемая с предприятия сумма была запредельной, потому что составила стоимость почти всех активов АНХК. Выполнение требований означало бы разорение компании и банкротство градообразующего предприятия. Несложно предположить, что было бы в этом случае с экономикой 300-тысячного сибирского города, плотно завязанной на нефтяном предприятии и ряде других градообразующих предприятий городов Иркутской области, работающих исключительно на сырье АНХК. Но суд подобные рассуждения в расчёт не принимал.

Путаница оригиналов

Обе стороны одновременно обратились с жалобой на решение суда. New Century не понравилось, что должны выплачивать в рублях, а не в долларах. Судьи Девятого арбитражного суда были беспристрастны и назначили экспертизу документов. К их изучению подключился Институт криминалистики ФСБ.

Эксперты установили, что предъявленный к оплате вексель отпечатан на струйном принтере. Также выяснилось, что подписи директора New Century Ренате Вольвенд на документах не были рукописными, использовалось обычное факсимиле. О доверенности на имя Бабикова столь определённо эксперты говорить не стали: согласно их заключению качество копии таково, что нельзя со 100-процентной уверенностью утверждать, настоящий автограф или нет. Оригинала документа не было.

Фактов, установленных экспертизой, оказалось вполне достаточно для принятия судом постановления.

Представитель New Century Пётр Фалилеев попытался было оправдаться, что по ошибке представил в суд не настоящий вексель, а цветную копию. Он высказал готовность исправить оплошность и принести подлинник. Даже заручился письмом экспертно-криминалистического центра МВД, согласившегося провести экспертизу нового векселя. Но судья эту просьбу отклонил, с сарказмом поинтересовавшись, сколько у истца «оригиналов» и почему они целый год представляли копию, вводя в заблуждение всех участников процесса?

В самом деле, довольно неправдоподобно выглядит ситуация, когда истец, обращаясь в суд, представляет копию документа, тогда как закон требует обязательного наличия подлинника. И решение суда первой инстанции базировалось на том, что это подлинник. Да и, в конце концов, зачем было делать цветную копию, которую невозможно отличить без спецсредств от оригинала, даже не пометив её как копию?

Суд принял единственно возможное в этой ситуации решение: нет векселя, значит, нет и оснований требовать с АНКХ уплаты каких-либо денег.

Но, судя по всему, дело на этом не закончится: теперь уже появился «оригинал» векселя. Учитывая, что на суде Бабиков и Пинигина свидетельствовали в пользу New Century, можно с уверенностью говорить, что на новой бумаге стоят их подлинные подписи. Остальное не важно: согласно законодательству о векселях от 1936 года, которое регулирует эту сферу, достаточно подлинных подписей на долговом обязательстве. То, что там печати не соответствуют или бланк не тот, не имеет значения. И как показал первый суд, довольно нелегко доказать, что подписавшие долговые обязательства не имели права этого делать.

И главное, очень трудно установить, когда был создан документ — сейчас или в 1996 году. В этой ситуации предположение о том, что последует новое обращение New Century либо подобной фирмы в суд с более «оригинальным» векселем, не кажется бредом.

Во всей этой истории есть одно маленькое «но»: АНХК принадлежит компании ЮКОС.

Не потому ли так настойчиво хотят отщипнуть от неё лакомый кусочек в виде целого предприятия, что после ареста основателя ЮКОСа Михаила Ходорковского за компанию вступиться некому?

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 27.11.2016 21:08
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх